Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Человек, который на вид крепок, а по духу своему слаб, является низким человеком: он словно вор, влезающий в дом или через стену.
Конфуций
Cristobal Junta   / (без цикла)
В другое время, в другом месте
На рыжем холме среди жесткой осенней травы сидели двое. Один из них, грузный, с красным одутловатым лицом, тяжело дышал и ежеминутно вытирал платком вспотевшую шею. Его сутулый собеседник нервно теребил незажженную сигарету, приглаживал длинными пальцами растрепанные волосы. Они казались неуловимо похожими. Дело даже не в полинялой форме, грязных стоптанных сапогах и терпком запахе пота. Их объединяла потаенная обреченность во взгляде - эхо долгой и никому не нужной войны. Отметина, проявлявшаяся у всех, рано или поздно.
- Спасибо за помощь, - шумно отдуваясь, произнес первый. Смущенно добавил: - Откровенно говоря, не привык к тяжелой физической работе.
- Что вы, что вы! - махнул рукой сидевший рядом. - Не стоит.
Солнце медленно тонуло в туманной дымке за горизонтом. Прохладный вечерний ветерок пах гарью с легким привкусом сухарей - под холмом горели поля неубранной пшеницы, и по земле стелился жирный, черный дым. Где-то далеко, на пределе слышимости приглушено бухали взрывы.
- Неудобно как-то... не представился, - снова нарушил тишину краснолицый, вытирая вспотевшие руки о колени. В его голосе звучала неуверенность. - Франц Бельге, к вашим услугам.
- Грег Свенсон. - Говоривший достал зажигалку, сделанную из стреляной гильзы, и с третьего раза раскурил замусоленную сигарету. Отправил ее в угол рта и со вздохом сказал: - Рад знакомству. Эх, если бы не обстоятельства...
Молчание. Неудобное, вязкое.
В траве шуршала всякая мелочь, готовясь к ночи. Молнией мелькнула мышь, сжимая во рту подпаленный колосок пшеницы. На штаны Грега, трепеща крыльями, шлепнулся кузнечик. Пару раз дернулся, переворачиваясь на ноги, и пружинисто порскнул дальше, стоило Свенсону махнуть рукой.
- Кхм. А ведь я бывал в этих местах... - зябко передернул плечами Бельге, пряча пропитавшийся потом платок в карман. Быстро холодало, и он запахнул китель, медленно застегивая непослушными пальцами большие латунные пуговицы. - Так... так, погодите... точно, в шестьдесят третьем. Вон за тем леском, в паре километров, есть пансионат - Гернский. По озеру ближайшему назвали. Красивейшие, позвольте заметить, места. Вот. Кедровник, белки, живность всякая. Воздух - кристальный, такой, что пить можно. После пыльного города это особенно чувствуется. А озеро! Озеро - черт подери, это что-то неописуемое. Я-то рыбалку не очень люблю, все больше гуляю. Оно и для сердца полезнее, да. Но друзья при мне таких лещей вытаскивали - вот с руку мою, ей богу не вру...
Свенсон внимательно слушал и согласно кивал в ответ. Вчера его полк проходил мимо пансионата. Вся территория была изрыта воронками, а вместо здания зияла громадная яма в обрамлении покореженных балок и остатков кирпичных стен. Словно пасть с гнилыми зубами, на месте бывшей когда-то красоты. Похоже, засевших внутри пансионата долго утюжили пушками, а потом добили авиационной бомбой. От озера ощутимо несло тухлой рыбой и нефтью. В воде кверху брюхом плавали лещи - часть поглушило снарядами, часть подохла от мазута, что сливал расположившийся рядом танковый батальон.
Говорить об этом Францу не хотелось.
- ... выйдете к речке, - живописал Бельге. - Ну, впрочем, какая это речка - так, ручеек журчащий. Там еще белый мосточек перекинут, не заблудитесь. И как раз за ним заповедник. Местааааа - изумительные! Лес, малинники, цветочные поля - сколько глаза хватает. В чащу только не углубляйтесь - туда, помнится, звери дикие захаживают, волки, рыси. И егерь всех гоняет... гонял...
Погруженный в воспоминания Бельге осекся. Медленно провел рукой по усталому, со следами кровоподтеков лицу, словно отгоняя наваждение.
- Да... было... Было когда-то, - потускневшим голосом сказал он.
- Знаете, Франц, вы удивительный рассказчик. Так живо себе представил. Черт, обязательно туда загляну, - попытался поддержать собеседника Свенсон, и вдруг с силой хлопнул себя по лбу: - Погодите, погодите! Я все думаю, почему ваше имя знакомым кажется?! Вы - писатель, тот самый Франц Бельге!
Писатель смущенно зарделся. Ему было приятно, что его узнали.
- Ой, да какой там. Кхе, писатель... Так, все больше детские вещи.
- Э-э, не скажите! - Свенсон в последний раз торопливо затянулся и щелчком отправил бычок в траву. Огонек сверкнул и пропал в сумраке вечера. - Не скажите. Читал ваши "Старые улочки Ольна" - чудесно написано. Живой язык, тонко подмеченные детали. Представьте - когда побывал в городе, использовал вашу книгу вместо путеводителя!
- Грег, вы бывали в Ольне? - оживился Бельге.
- Давали концерт, лет десять назад. Недолго были, к сожалению. Прекрасный город - стоит того, чтобы провести там время. Год, может быть... Хотя, какой год - всей жизни будет мало, наверное.
- О-о, выходит, вы - музыкант?
- Скрипка. Вторая, - усмехнулся Свенсон. - Сольно почти не выступал, только с оркестром. В свое время под руководством Старского мы, знаете ли, давали жару. По миру поколесили, и в Ольне, вот, побывали.
- Забавная получается встреча - хе-хе, писатель и музыкант под огненным небом войны...
Беседа текла плавно. Двум людям было что вспомнить, про разные времена и разные места.
Через некоторое время разговор затих - мешал гул, маячивший на окраине слуха последние несколько минут. Звук все нарастал, креп и вскоре в нем можно было различить отдельные тона. Громкий бас бомбардировщиков, тенор истребителей. Небо резали серебристые самолеты - высоко, клиньями, словно птицы. Красиво и смертоносно.
Под ними, разрывая черный дым, шли танки. Лязгая гусеницами, надсадно ревя моторами, они давили тлеющую землю. Каждый танк облепила пехота - сидели, прижимая к груди автоматы. Что-то пели, судя по двигающимся ртам, но за шумом ничего не было слышно. Свенсон подумал, что это, возможно, тот самый полк - с пансионата. Передислоцируется.
От гула вибрировала земля. Мелкие камушки и комки подсохшей грязи с шуршанием скатывались на дно выкопанной неподалеку ямы.
- Наши, - громко констатировал музыкант. - Интересно - куда?
- А куда еще? - провожая взглядом самолеты, крикнул в ответ Бельге. - Давайте не будем об этом, а? Хочется поговорить... Грег, вы бывали в кафе "Большой нос Жака"? Набережная Сент-Луи, что в Ольне?
- Нет, но название, право слово, впечатляет. Верно, забавный человек, этот Жак? - рассмеялся Свенсон.
- О-о, Жак - это городская легенда, интереснейшая личность. Кем он только не был: художником и пьяницей, кладоискателем и наркоманом, бретером и ловеласом. Несколько раз сказочно богател, только для того, чтобы сразу разориться. Под старость, к удивлению, остепенился, кафе держит, молодежь поддерживает. Меценатствует, то есть. Что до названия... Грег, вы когда-нибудь видели тукана? - Франц приложил руку к носу, изображая громадный клюв.
Свенсон хлопнул себя по коленке и громко рассмеялся. Бельге вторил ему сдержанным хихиканьем.
- Ей богу, не вру. Ха-ха. Такой шнобель, что вы, - писатель хохотнул еще пару раз и утер набежавшую слезу. - Его кафе - чудесное заведение, непередаваемая атмосфера творчества, уюта и этих, знаете ли, нереализованных амбиций. Приют малоизвестных писателей, художников, поэтов и музыкантов. Впрочем, и мэтры частенько заходят. Кстати, кстати... как вы думаете, на чем оставляют свои автографы знаменитости, когда заглядывают к Жаку?
- Не знаю... на стене? Двери? - предположил Грег.
- Ха, это было бы слишком банально для Жака. Он просит их платки! Представляете? Простые носовые платки! Но чтобы обязательно с автографом и пожеланием!
- Серьезно? Ух, забавное должно быть зрелище.
- Вы не можете себе представить насколько. Сами увидите - когда зайдете в кафе, первым делом уткнетесь в стену, сплошь завешенную носовыми платками. За стеклом, конечно. Каких там только нет - весь бомонд отметился. Кхе. Например, видел платок Луи Астера.
- Да ну, неужели сам Астер? - перебил его Свенсон. - Король блюза?!
- Да-да. Астер не часто, но заходит... И что вы думаете про его платок? Это трогательно розовый, подозреваю обильно надушенный, квадратик в белых кружавчиках! Хе-хе. А имидж, имидж-то у него какой - брутальный мачо. Вот так и раскрывается истинный характер - кусочком материи.
- Да уж, обязательно зайду при случае... А почему вы не описали кафе в книге?
- Зачем? Оно тем и ценно, что посторонние о нем не знают. Только свои... А найти кафе просто. В конце набережной Сент-Луи... Вы ведь там бывали?
- Разумеется, и не раз.
- Что ж, это упрощает дело. В конце набережной, перед ратушей, свернете на тополиную аллею. Знаете где? Хорошо. Пройдете пару кварталов, по правой стороне будет "Сдоба мадам Лили". Не премините заглянуть - ее круассаны просто тают во рту. Так. Сразу за "Сдобой" такая длинная, кривая и грязноватая улочка. Идите прямо по ней вглубь райончика пока не упретесь в нелепо раскрашенный дом - желтый с синим, представляете? И вот в этом доме, во дворике спуститесь в подвал. Вывески нет, но найдете, если что - Жака там все знают... И приходите лучше во вторник или субботу - в эти дни Жак сам стоит за стойкой - перекинетесь парой словечек, оно того стоит. А еще, вечером поет блюз аппетитная такая негритяночка в красном шелковом платье. Чудесный контральто - грудной и бархатистый. Ммм, душу пробирает...
Грег думал о самолетах. Он не знал, что они собираются бомбить, какой именно город. Но перед его глазами упрямо вставала картина падающей на Ольн смерти. Набережная Сент-Луи на которой вырастают грибы взрывов. Боль и пламя, крики и рушащиеся дома. Разлетающиеся куски асфальта секут витрины. Нелепый сине-желтый дом вздрагивает, проседает и начинает заваливаться на бок. Взрывной волной из подвала, сквозь грохот и звон бьющихся стекол, выплевывает платки. Маленькие кусочки обгоревшей материи, стайкой кружащиеся над хаосом рушащегося города...
- Знаете что? Давайте выпьем! - перебил Бельге музыкант. - У меня тут фляжка припасена. Гадость, конечно, но под момент пойдет.
- Что вы, что вы! У меня гастрит... - замахал руками писатель. - Хотя. Вы правы - дайте-ка. Под момент.
Свенсон отстегнул от ремня помятую алюминиевую фляжку. Сперва сам глотнул вязкой, пахнущей сивухой жидкости и с отвращением протолкнул ее внутрь. Горло царапнуло огнем и по телу разлилось тяжелое тепло.
- Вот, - протянул он фляжку писателю. - На линии фронта по стакану дают каждый день. Кто поумнее или выливает или как я - во фляжку, на всякий... Другие однополчанам отдают - многие так и спиваются.
- Спасибо, - сказал Бельге и сделал пару быстрых глотков. Страшно закашлялся, выпучив от натуги глаза. Свенсон пододвинулся и похлопал Франца по спине.
- Ух, жесткая штука, - прохрипел покрасневший писатель.
- Эт точно. Хлебом заешьте, - Грег достал из кармана брюк небольшой сверток. Быстро размотал тряпицу и разломил горбушку бурого, крошащегося под руками хлеба. Протянул половину писателю.
- Не надо... - покачал головой отдышавшийся Бельге. - Я, право слово, пятый день есть не могу. Как увидел горящие поля... Они ведь там голодают - жена, дети. Все остальные. Всё на фронт, а самим есть нечего. Как подумаю - проклятье, кусок в горле застревает.
- В тылу семья осталась? - участливо спросил Свенсон.
- Да. Жена, сынишка старший, дочурка - три годика всего, - Бельге залез в нагрудный карман кителя и достал пожелтевшую от времени, измятую фотографию.
Свенсон взял снимок - на нем были счастливые люди: толстый, улыбающийся писатель, одетый в мешковатый костюм в елочку. Не очень красивая, но с милой улыбкой жена держала на руках девочку, трогательно сосавшую свой пальчик. Рослый, лохматый парень стоял рядом с матерью. От фотографии веяло солнцем, летом и покоем.
- А у меня нет семьи, - возвращая снимок, сказал музыкант. - Не успел завести - вечные концерты, разъезды, да и не красавец. Кому такой нужен? Переживал поначалу, что скрывать. А как война началась, поблагодарил судьбу, что семьи не дала.... Постоянно беспокоиться за их жизнь, знать, что они тревожатся обо мне... я бы не смог, не выдержал, наверное.
Темнело. Тихо, но неумолимо текло время - резалось на ломтики наручными часами Свенсона. Тик-так, секунда прочь.
Бельге все больше нервничал. Беспокойно ерзал по земле, шумно отдувался и утирал пот со лба, не смотря на промозглый ветер. Речь становилось все более отрывистой.
- О-хо-хо... Согласен, без семьи проще. Извините, конечно... Знаете, как я на фронт попал? Поскольку, какой-никакой писатель, работал в отделе пропаганды - оттуда не забирают. Но с месяц назад пришла разнарядка - десять человек с района на фронт. Кого брать, а? Людей-то нет - всех, кто годен, давно забрали. Вот и обратили внимание на сынишку - ему всего четырнадцать, но, сами видели, долговязый какой. Понимаете? Кому потом докажешь? Раз рослый, значит годен! Тьфу!.. Подумал я, и пошел добровольцем, только бы сына не тронули... Всего три недели на войне - пока полк формировали, до фронта добирались, потом отступали. А позавчера - первый бой и, бац, сразу же контузия. Вот и... А вы как?
- Я? - пожал плечами Свенсон, - Полтора года на фронте. Выступали мы как-то с оркестром в одном полку. И тут - налет, внезапная атака. Не до скрипки уже, взял автомат. Попали в окружение, почти две недели непрерывных боев. К тому времени, когда окружение прорвали, от оркестра только я один в живых и остался... Записали в пехоту - все равно от музыки на фронте толку нет.
На небе неуверенно замерцали первые звезды. На землю опускалась ночь и тишина - птичий гомон в ближайшем лесу сходил на нет. Только цикады продолжали свою песнь где-то в высокой траве.
- Грег, вы позволите? - замялся Бельге. - Просьба. Я понимаю, насколько это опасно, но, кхм, больше у меня никого нет...
- Да?
- Фотография, там на обратной стороне адрес. Семья, - Бельге заикался от волнения. - Найдите потом, сообщите как я... Это... Хотя бы письмом?
...
Внезапно, над плечом Бельге скользнула чья-то рука и вырвала фотографию.
- Музыкант! Мать небесная! Я тебе что сказал делать? - молодой человек в форме с капитанскими погонами бросил фотографию и с силой вдавил ее в землю каблуком.
- Ты с ума сошел? - кричал он, багровея от ярости. - Ты, дубина, должен был следить за врагом, а не лясы с ним точить. Он копает яму - два на полтора на полтора, ты смотришь! Стреляешь при попытке к бегству! Никаких разговоров!
Изо рта разъяренного капитана вылетали брызги слюны.
- А-а, дьявол, потом поговорим! Военнопленный! Встать! Шевели ногами! Лицом к яме. Быстро, я сказал!
Мгновенно побелевший Бельге, казалось, прирос к земле. Его руки мелко тряслись, а из груди вырывался то ли протяжный стон, то ли затравленный вой. Потерявший терпение капитан схватил его шкирку, дернул, так, что ткань воротника с треском лопнула, и толкнул в сторону ямы. Той ямы, которую Бельге выкопал вместе со Свенсоном, и которой суждено стать безымянной могилой писателя.
Капитан расстегнул кобуру, выхватил пистолет, одновременно снимая большим пальцем с предохранителя, и приставил ствол к затылку стоящего на коленях Бельге.
- Встать!
Писатель трясся, из глаз его текли слезы. Но он поднялся - медленно, пытаясь совладать с дрожью в подгибающихся коленях.
- Господин командир, - Свенсон подскочил к капитану. - Нельзя так, не по-людски это. Может, в лагерь, а? Для пленных?
- Ты, рядовой, умом поехал? - зашипел капитан, грубо отталкивая музыканта. - Сам видел, в атаку идем. Кто его в лагерь повезет, ты что ли? Военно-полевой суд вынес приговор, мы исполняем! Точка!
Сухо щелкнул боек - осечка. Капитан матюгнулся, передернул затвор и снова дернул курок. Опять осечка. Кинув заклинивший пистолет в кобуру, командир шагнул к Грегу и грубо выхватил его оружие. Направил пистолет на Бельге и выстрелил в голову. На этот раз осечки не было. Тело писателя неопрятным кулем упало на край ямы и медленно съехало вниз.
- Музыкант, закапывай. - Не услышав ответа, капитан обернулся, посмотрел на остолбеневшего Свенсона и смачно сплюнул под ноги. Поднял лопату и стал резкими взмахами бросать комья земли вниз. - Проклятье - это враг! Враг! Враг..!
Свенсон стоял и смотрел на присыпанное землей тело писателя. Бормотание командира он не слышал. Разумеется, Грег видел смерть, разную - однополчан, врагов, своих и чужих. Много смертей, на то это и война. Он честно исполнял свой долг все эти годы. Убивал. Привыкнуть можно было ко всему. Но, так? Беззащитного человека, ставшего за эти полчаса... ближе, чем он думал?
Музыкант перевел глаза на испачканную, вдавленную в землю фотографию. Они никогда не увидят своего мужа и отца. Не узнают, что с ним случилось. Будут гадать всю оставшуюся жизнь...
Когда капитан закончил работу, снимок - разглаженный и очищенный от грязи - лежал в кармане Свенсона. Это был его последний долг перед... другом? Врагом?
- Темно уже, музыкант. Пошли в лагерь, - голос командира неожиданно стал тише и мягче. - Завтра выходим рано.
Закат отгорел. Солнце скрылось за горизонтом, и ночь вступила в свои права.
До лагеря было недалеко, минут пять ходу - с холма и через небольшой лесок. Когда они шли среди деревьев, капитан вдруг остановился, схватил Свенсона за грудки и хорошенько тряхнул.
- Думаешь, я такой зверь, да? - зло спросил он, кивая головой в сторону холма. - Убиваю людей, чуть живьем не ем? Пойми, черт возьми, у нас был приказ - мы его выполнили.
- Да, да. Конечно, - потеряно прошептал Свенсон.
- Конеееечно, - передразнил его капитан. - Грег, знаешь, чего я с тобой вожусь вообще? Папашку ты мне напоминаешь. Учитель он у меня. Такой же, как ты - умный дурак.
- Устал я, командир. Очень устал, - Свенсон прислонился к теплой коре стоявшего неподалеку дуба и осел на землю. - Не могу больше.
- Ты мне это брось. Нюни разводить тут. Если Пятый отдел услышит... или про твои разговоры с врагом узнает, они тебя самого на холме зароют...
Тут капитан осекся и опасливо огляделся.
- Они нужную работу делают, - продолжил он вполголоса. - Врагов ловят. Но могут иногда и палку перегнуть... Вот скажи, какого дьявола ты жалеешь этого писаку? Ты же видел их зверства? Знаешь же, что они в захваченных городах делают?
- А мы чем лучше? Тоже ведь...
- Что? Ну ты сравнил, музыкант! Мы - другое дело. Они ж первыми напали. Первыми, понимаешь!? Мы защищались поначалу, теперь вот назад гоним...
Свенсон не ответил. Молодой капитан был прав. По-своему. В молодости вообще легче делить мир на черное и белое, на своих и чужих. А Грег устал. Он больше не хотел убивать, не хотел калечить себя и других. Не осталось у него сил расплачиваться за чужие ошибки. За ошибки тех, кто начал эту глупую и страшную войну.
Но - выхода нет. Есть только долг, который он должен выполнить. И есть такие, как Бельге, которых он обязан убить...
Сердце Свенсона пошло навстречу не высказанному желанию. Грудь вдруг проткнули тысячи иголок, а тело сдавила многотонная когтистая лапа. Дыхание перехватило, и вскоре глаза закрыла милосердная темнота - пропал лес, что-то говорящий капитан, исчезли звезды. Все исчезло.
Остался только слабый свет, видневшийся вдалеке. Свенсон знал - это солнце отражается от каменной мостовой Сент-Луи. Еще немного и он неспешно пройдет по набережной, свернет на тополиную аллею. Через два квартала обязательно заглянет в "Сдобу мадам Лили". Купит несколько круассанов, сядет за небольшой столик на улице, будет есть и наблюдать, как резвятся дети. Горячий конфитюр будет стекать по пальцам, а он будет аккуратно слизывать его и чувствовать, как медленно оттаивает заледеневшая душа.
Потом... Потом, когда стемнеет и воздух наполнится терпким запахом сирени, он спустится в подвал сине-желтого дома. Приветливо махнет рукой большеносому Жаку и сядет за столик в углу, рядом с невезучим писателем Бельге. Они закажут по большому бокалу красного вина и с удовольствием продолжат прерванный разговор. А пухленькая негритянка в красном шелковом платье с блестками споет им блюз. Грустный блюз о любви, о другом времени и месте. О том месте, где никто не делит людей на своих и чужих...
10.03.2008
©  Cristobal Junta
Объём: 0.502 а.л.    Опубликовано: 10 03 2008    Рейтинг: 10.27    Просмотров: 2452    Голосов: 7    Раздел: Рассказы
  Цикл:
(без цикла)
«Зарисовка по памяти»  
  Рекомендации: Радуга   Клубная оценка: Хорошо
    Доминанта: Метасообщество Творчество (Произведения публикуются для детального разбора от читателей. Помните: здесь возможна жесткая критика.)
   В сообществах: Открытое Сообщество Конкурсы Прозы
Добавить отзыв
Инопланетный гость10-03-2008 17:58 №1
Инопланетный гость
Уснувший
Группа: Passive
Французские имена вкупе круассанами, пухленькой негритянкой в красном шелковом платье, горячим конфитюром напомнили "мопассановский реализм" ( Ги де Мопассан-французский писатель, новеллы которого поражали меня жизненностью и трагичностью, как собственно и этот рассказ)).
споткнулся в одном месте:
Военно-полевой суд вынес приговор, мы исполняем! Точка, мля! Хм, не думаю, что современное слово добавляет правдоподобности и убедительности(и/или эмоциональности) речи командира.
Очень понравился эмоциональный фон. Выдержанно. Правдоподобно.Сильным рассказ помимо трагичного финала делают эпизоды беседы о семье, распитие из одной фляжки с пленником - описано, по мне очень хорошо. Поэтому и голосую )))
P.S. Смерть - одного трагедия. Смерть миллионов - статистика. И. Сталин.
С уважением, Артур Инопланетный

Сообщение правил Инопланетный гость, 10-03-2008 18:03
Жемчужная10-03-2008 18:06 №2
Жемчужная
Уснувший
Группа: Passive
Это был его последний долг перед... другом? Врагом?


Превосходно! Голос.
Подруга(Ворона :))10-03-2008 18:17 №3
Подруга(Ворона :))
Автор
Группа: Passive
Читается на одном дыхании. Голос!
(за слово /мля/ я тоже споткнулась. Вроде оно из сегодняшнего лексикона?
участник конкурса10-03-2008 18:29 №4
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
за слово /мля/ я тоже споткнулась. Вроде оно из сегодняшнего лексикона?
С ругательствами - да, напряг вышел. Аутентичные запрещены по правилам конкурса, *** смотрелись бы дико, "Merde" чужеродно ;) Пришлось вставлять "мля". Да и торопился немного - пора спать, а завтра, видимо, не смогу добраться до и-нета :)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса10-03-2008 19:38 №5
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
От автора.
Идя семимильными шагами навстречу общественности, не забавы ради, а во торжество вылизанности текста для, буду править. Жестко и непреклонно. Аки Самсон собираюсь порвать текст, и удалить с лица рассказа мерзкие междометия. Не больше, но и не меньше.
Уж простите, не нравятся они мне, да и не в тему оказались, при трезвом перечитывании.

P.S. Старший разрешил, если что. Вернее - Жемчужная. :)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
Жемчужная10-03-2008 19:43 №6
Жемчужная
Уснувший
Группа: Passive
Максимович11-03-2008 07:52 №7
Максимович
Автор
Группа: Passive
Хороший рассказ, неплохие диалоги. Все затянутости, как оказалось, к месту.
Интеллигенты на войне - как седло на корове. Воевать должны специально обученные люди. Войны же, со своими подлыми законами, полагаю, были, есть и будут.

То ли наша артиллерия по врагу, то ли они по нам.

А кто здесь "наши", если герои из разных лагерей?

оживленно живописал

Режет ухо.
Мое мнение. Не более того
участник конкурса11-03-2008 08:41 №8
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
А кто здесь "наши", если герои из разных лагерей?

Сколько не вычитывай, все равно где-нибудь, да ляпнешь.
Вырезал скрипя сердцем.
Режет ухо.

Ухо помазал зеленкой и заклеил пластырем, сиречь исправил.

Спасибо за комментарии. :)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
Cristobal Junta11-03-2008 12:27 №9
Cristobal Junta
Уснувший
Группа: Passive
Хороший рассказ, но есть нюансы:

Не люблю рассказы про войну, их уже столько написано. Но - понравилось, в общем и целом. Атмосферно так. И хитрый автор успел удалить большинство вещей, к которым хотел придраться. :)

Разве что:

Имена слишком земные для "другого мира, другого времени". Или так задумывалось?

пока не упретесь в нелепо раскрашенный дом - желтый с синим, представляете?

Камень в хохляцкий огород? :)

Ошибку того, другого, посчитавшего, что спорные территории стоят семи лет изнуряющей войны. Войны, захватившей потом полмира. Что клочок земли, не видимый на карте оправдает уничтожение своего народа, своих детей. И детей других наций.

Ммм. Что-то не нравится. Перефразировать бы.

Междометия не везде понравились. Или изменить, или убрать. С другой стороны, без них тоже нельзя, иначе речь сухой станет.

Надо почитать еще.

Резюме. Хороший рассказ. Мне понравилось. Подшлифовать еще, над именами подумать, и номано будет.
Мария Гринберг11-03-2008 14:51 №10
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Да, грустно.
Но вот представить, а окажись писатель порасторопнее? Убрал бы ведь без труда и слюнтяя-художника, и млявого капитана с нечищеным оружием, да и вернулся к своим с ценными сведениями о передислокации противника.
Нет уж, a la guerre comme a la guerre... жалеть время после будет.
участник конкурса11-03-2008 15:37 №11
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Но вот представить, а окажись писатель порасторопнее? Убрал бы ведь без труда и слюнтяя-художника, и млявого капитана с нечищеным оружием, да и вернулся к своим с ценными сведениями о передислокации противника.
Рассказ, как и история, не терпит сослагательного наклонения :)
Художник, который у меня вообще-то музыкант, - не слюнтяй. И писатель ничем от него не отличается. Тем более, последний бы не стал кого-либо «убирать». Мне казалось это очевидным в тексте.
Идея-то не в том. Рассказ - о войнах, в которые играют люди. И людях, которыми играет война. О «своих» и «чужих».
Как-то так.
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
Мария Гринберг11-03-2008 16:25 №12
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Тысячу извинений, опечатка, в смысле художника.
Ну а в смысле слюнтяя - сами Вы так его характеризуете, тут уж никакого сослагательного.
И с писателем далеко не всё очевидно - сотрудник отдела пропаганды, то есть профессиональный лжец, к тому же волонтёр, вероятно, шпион.
Ведь не всех пленных ликвидировали - почему-то 5 отдел именно им заинтересовался?
Ну, впрочем, конечно, это уже другая история.
Ещё раз извините за небрежность!
участник конкурса11-03-2008 16:48 №13
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Тысячу извинений, опечатка, в смысле художника.
Не берите в голову, не суть.

Знаете, что меня занимало в детстве во время пережевываний учительницей скучных школьных текстов? Интересовало - что подумал бы автор, если бы узнал, какой смысл вкладывают в его произведение? Уж очень часто не совпадало мое мироощущение с общепринятым.

Теперь, вот, я оказался в такой же ситуации. И знаете что? Это очень полезный опыт :)
Он показал мне текущий уровень – видимо, я не совсем правильно расставил акценты, раз мнение читателя, то есть вас, пусть немного, но отличалось от моего.

Удивительно интересно и познавательно :)

Ну а в смысле слюнтяя - сами Вы так его характеризуете, тут уж никакого сослагательного.
Мое видение – это не слюнтяй. Это человек, выживший на войне полтора года. Знаете ли, впечатляет. Страшная же штука – война, даже если судить по тем отрывистым данным, рассказам, свидетельствам, что у меня есть.

Он просто сломался. Устал. Он не слюнтяй – он нашел родственную душу, а она оказалась в стане врага. И он этого человека убил. Пусть косвенно, но все же. Устал и сломался – это может произойти с каждым, даже самым сильным человеком.
Что уж говорить, об интеллигенте. Образованной личности. Думающем и, в конце концов, преклонного возраста человеке.

И с писателем далеко не всё очевидно - сотрудник отдела пропаганды, то есть профессиональный лжец, к тому же волонтёр, вероятно, шпион.
Ну, как вариант. В тексте этого нет.
Но, фальшь бы почувствовали. Что тому писателю до музыканта было? Имело ли смысл открываться? Нет. А, раз сделал, значит искренне.
И потом – я ж не зря выписывал все эти маленькие истории. Хотелось характер показать. Видимо, не совсем удачно :)

Ведь не всех пленных ликвидировали - почему-то 5 отдел именно им заинтересовался?
Ну, впрочем, конечно, это уже другая история.

А кто говорил, что были еще пленные?
Отряд поутру уходит на линию фронта. Возиться с пленным нет времени и ресурсов. Об этом явно говорилось. Что касается 5-го отдела – все пленные через него проходят, как его ни назови :)
Не повезло просто писателю. Глупо как-то получилось и не удачно.
И это был последняя соломинка, сломавшая музыканта.

Это, так сказать, оригинальное видение при написании :)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
Мария Гринберг11-03-2008 17:27 №14
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Да, меня тоже всегда это интересовало, иногда ведь при прочтении смысл читателем вкладывается просто противоположный, то что при написании казалось очевидным, далеко не так.
Ваш замысел и идея вполне понятны, но, может, действительно, надо было как-то усилить, подчеркнуть?
А может, и нет - тут уж, конечно, не берусь ничего советовать.
Спасибо!
Радуга12-03-2008 18:38 №15
Радуга
Автор
Группа: User
Прочитала на одном дыхании. Интересно и профессионально. Критиковать не хочется.
Всю жизнь она дула в подзорную трубу и удивлялась, что нет музыки. А потом внимательно глядела в тромбон и удивлялась, что ни хрена не видно.
_12-03-2008 19:00 №16
_
Автор
Группа: Passive
мне - очень.

не хочется расписывать чего-то, выискаивать "мух" или описыывать впечатления.

спасибо
дымка // Чтоб был легендой - день вчерашний, Чтоб был безумьем - каждый день! (c)// Но кто же, как не мы, любимых превращает в таких, каких любить уже не в силах мы?(c)
В. И. Ульянов (Ленин)12-03-2008 23:56 №17
В. И. Ульянов (Ленин)
Критик
Группа: Passive
Война – ближайшая ассоциация на тему «своих и чужих». В этом рассказе «чужими» оказались родственные души.
С первой фразы ясно, что двое, встретившиеся на холме – находятся по разные стороны баррикад. Мирное, даже навязчиво гармоничное течение разговора подсказывает кардинально (уже не так неожиданно, как может показаться) иной финал. Смерть – так естественно для войны, что сразу становится ясна цель рассказа: растрогать читателя воодушевленной беседой, которая заставила двоих солдат забыть о сражениях, а потом – ошарашить трагическим финалом. Но война – есть война, думаю, никого не удивил подобный исход. Странно лишь, что рядовому приказали возиться с пленным, который так и не стал пленным. Рыть для него могилу, надзирать за ним – ведь на это ушел ни один час.
«- Забавная получается встреча - хе-хе, писатель и музыкант под огненным небом войны...
Беседа текла плавно. Двум людям было что вспомнить, про разные времена и разные места» - нет, не похоже на общение с военнопленным, не верится в такую возможность.
Поначалу видится, как случайно сошлись и разговорились солдаты воюющих сторон. Потом речь заходит о военном суде, то есть, об измене – стали бы судить «чужого», а потом уводить его куда-то на холм для расстрела?
Позже капитан говорит о спешке, об атаке, однако – на копание могил время все же нашлось. Где же капитан был все остальное время, почему же военнопленного расстреляли не сразу. Ситуация не продумана полностью. На первый план вынесена драматичность встречи, начинка, которая должна вызвать сочувствие к военнопленному (когда же был трибунал, если его тут же заставили рыть могилу?), а позже – показная суровость войны в поведении молодого капитана.
Что приносит столь длинный диалог? Расписывание улиц города, розового платочка с рюшами, круассанов и негритяночки – да, становится видно, что мужчинам было чем поделиться «в другое время, в другом месте».
Заинтересованность Грега напускная – оба знают о будущем, но Франц пытается продлить свой рассказ, оттягивая смерть. Нужно ли оценивать сбивчивый рассказ писателя об озере или кафе – ведь даже второй персонаж хвалил его лишь для того, чтобы поддержать разговор. Свенсон думает о реалиях, Белье – бросается в воспоминания с дрожью.
Здесь же нагнетается драматичность ситуации на протяжении всего рассказа.
Описывается разрушенный пансионат и город Ольн, как возможное место для бомбежки – хорошо, показано, как рушится мечта.
«Разлетающиеся куски асфальта секут витрины» - странно, что витрины уцелели под воздействием взрывной волны и покорно дождались, пока полетят осколки асфальта. Появляется фотография – как же на войне без фотографии – на ней, как и на розовом платочке, акцентировано внимание: «с милой улыбкой жена держала на руках девочку, трогательно сосавшую свой пальчик».
Показательно Грег делится хлебом с врагом – символ примирения. Пьют из одной фляги, но не чувствуется сближения со стороны Свенсона. Вот он наблюдает за танками, думает о самолетах, перебивает писателя, возвращая беседу к войне. Совершенно иным он предстает в разговоре с капитаном, а позже – его сердце вовсе не выдерживает, хотя переломный момент для Грега упущен, ярого сближения не было. Даже взглянув на фотографию, он лишь «пожал плечами» и рассказал о себе.
Главным героем все же является Грег Свенсон – в его мыслях озвучивается основная идея рассказа: «О том месте, где никто не делит людей на своих и чужих...»
Но поначалу герои - равны, что видно из описаний, перемежающих повествование.
«Солнце медленно тонуло в туманной дымке над горизонтом» - имело ли значение для сюжета то, что наступал вечер? Либо закат и шуршание в траве могли бы напомнить героям о гармонии (о чем не упомянуто). Описания в первой части рассказа выглядят оторванными от сюжета, ибо они не раскрывают ни характера персонажей, ни привязаны к событиям.
«На рыжем холме среди жесткой осенней травы сидели двое» - дают ли данные описания существенную информацию для читателя? Например то, что холм – рыжий; а трава – жесткая. Героям могло быть неудобно сидеть на жесткой траве, но здесь описания существуют отдельно от персонажей. Первый абзац напоминает выписывание картины, перегружен прилагательными.
«Прохладный вечерний ветерок пах гарью с легким привкусом подгоревших сухарей» - пах гарью с привкусом гари
«по земле стелился жирный, черный дым» - был ли в таком случае ветерок прохладным, вблизи от пожарищ
«На штаны Грега трепеща крыльями шлепнулся кузнечик. Пару раз дернулся, переворачиваясь на ноги, и пружинисто порскнул дальше - в спасительную траву» - стоило ли упоминать кузнечика, если на него не отреагировал герой? Почему трава спасительная, раз никто не пытался поймать кузнечика…
Кульминация – появления капитана и расстрел (странно, почему убить пленного не поручили рядовому сразу?). Персонаж капитана не раскрывает, а, наоборот, снижает конфликт между «своими» и «чужими».
Тот самый капитан, что «с силой» вдавил фотографию в землю – нарушитель идиллии, ослепленный молодостью воин, жаждущий крови врагов? Крайне истерично ведет он себя, запугивая рядового «пятым отделом», поиском «контры», бормочет о своих и чужих: «Проклятье – это враг! Враг! Враг!».
Размышления Грега Свенсона о том, кто прав в войне – уходят в пафос. Видно, что написаны для красивого словца:
«Выхода не БЫЛО. БЫЛ долг, который он должен выполнить, и БЫЛИ такие как Бельге. Которых он обязан убить. За чужую ошибку. Уничтожать детей, стариков... женщин - ведь все "годные" кончились ранее... Выхода не БЫЛО, и сил продолжать тоже не БЫЛО» - повторяющиеся глаголы, да и мысли тоже.
Об ошибке и усталости сказано в предыдущем абзаце: «А вот Грег устал - он больше не хотел убивать, не хотел калечить себя и других, расплачиваться за чью-то ошибку».
Только где его мысли были раньше, во время заката.
Концовка закономерна – Грег Свенсон уходит в свои мечты о месте без войны.
«Привыкнуть можно было ко всему. Но, так? Беззащитного человека, ставшего за эти полчаса... ближе, чем он думал?» - пропущено действие по отношению к «беззащитному человеку»
Вместо рецензии.
участник конкурса13-03-2008 03:56 №18
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Спасибо, Kailyn, за рецензию. Если вы не против, хотел бы обсудить ряд моментов.

Странно лишь, что рядовому приказали возиться с пленным, который так и не стал пленным. Рыть для него могилу, надзирать за ним – ведь на это ушел ни один час.

Если не рядовому, то, простите, кому?
Кроме того, приказ был следить, как пленный роет могилу. Исходя из слов капитана. Помог же музыкант, если логически рассуждать, по собственной воле.

нет, не похоже на общение с военнопленным, не верится в такую возможность.

Отчего ж так? Два человека, есть время. Присутствует некая духовная близость. Почему не поговорить?
С другой стороны, как раз в этом моменте вам виднее - со стороны.

Позже капитан говорит о спешке, об атаке, однако – на копание могил время все же нашлось.

Атака - на следующий день. В тексте есть. Сейчас они никуда не торопятся.

Потом речь заходит о военном суде, то есть, об измене – стали бы судить «чужого», а потом уводить его куда-то на холм для расстрела?

По мне, так логично. Если не пристрелили сразу, на поле боя, то за дело берется тот самый 5-ый отдел. Выносит решение.
Уводить куда-то для расстрела? Разумеется, не в лагере же его стрелять. Увели недалеко, об этом говорилось.

Где же капитан был все остальное время, почему же военнопленного расстреляли не сразу. Ситуация не продумана полностью.

Где был капитан совершенно не важно. Ушел по делам. Оставил рядового, чтобы тот следил за тем, как пленный роет могилу.
Об этом, кстати, тоже прямым текстом говорилось.
Капитану все время "копания" могилы присутствовать не было необходимости. Бельге был избит, стар и толст. Видимо, командир посчитал, что музыкант и так справится.

На первый план вынесена драматичность встречи, начинка, которая должна вызвать сочувствие к военнопленному (когда же был трибунал, если его тут же заставили рыть могилу?),

Контузия (и подразумевающийся плен) - позавчера. Копает могилу - сегодня.
Два дня достаточно для полевого суда, на мой взгляд.

«Разлетающиеся куски асфальта секут витрины» - странно, что витрины уцелели под воздействием взрывной волны и покорно дождались, пока полетят осколки асфальта.

Никогда не видел взрыв в реальных условиях. Но судя по фильмам и видео-фрагментам, на небольшом участке (улица) взрывная волна от бомбы (которая, как известно зарывается в землю, а потом уже бухает) до витрины дойдет одновременно с кусками земли, асфальта и т.п. Или даже после.
Вспомните фильмы о войне – взрывы авиационных бомб.
Тут – не согласен.

Показательно Грег делится хлебом с врагом – символ примирения. Пьют из одной фляги, но не чувствуется сближения со стороны Свенсона.

А какое сближение в этой ситуации вы видите? Да, Бельге ему симпатичен, даже более чем. Но ведь расстрел будет через несколько минут, оба об этом знают. Свенсон проникается беседой, но сближение...
Или я не понимаю, что вы имеете в виду под сближением.

«Прохладный вечерний ветерок пах гарью с легким привкусом подгоревших сухарей» - пах гарью с привкусом гари

Тут согласен. Лучше было что-то другое использовать.

Кульминация – появления капитана и расстрел (странно, почему убить пленного не поручили рядовому сразу?).

Kailyn, я ценю вашу рецензию. Она вдумчивая. Но вы невнимательно читали рассказ.
Пленный - копает себе могилу. Это обычное дело на войне. Зачем напрягаться вам, если это может сделать пленный?
Свенсон помог. Сам. И подарил этим Бельге лишние полчаса жизни. Что и родило рассказ.

«по земле стелился жирный, черный дым» - был ли в таком случае ветерок прохладным, вблизи от пожарищ

Стелился под холмом (неизвестно на каком расстоянии).
Ветерок - на холме.
Не вижу несоответствия.

Кульминация – появления капитана и расстрел (странно, почему убить пленного не поручили рядовому сразу?). Персонаж капитана не раскрывает, а, наоборот, снижает конфликт между «своими» и «чужими».

Капитан - "свой". Бельге - "чужой".
Конфликт в том, что на определенном этапе "чужой" становится ближе, чем "свой".

Крайне истерично ведет он себя, запугивая рядового «пятым отделом», поиском «контры», бормочет о своих и чужих: «Проклятье – это враг! Враг! Враг!».

Ну почему же истерично?
Он не плохой человек, этот капитан. И ему не доставляет удовольствие убивать пленного. Безоружного.
Кроме того, ему симпатичен музыкант. Что тоже добавляет.
Внутренние и внешние конфликты.

Это же выписано все. Прямым текстом.

Размышления Грега Свенсона о том, кто прав в войне – уходят в пафос. Видно, что написаны для красивого словца:

Иногда пафос необходим. Здесь – для атмосферы.
Возможно, чуть перегнул. Надо подумать.

«Выхода не БЫЛО. БЫЛ долг, который он должен выполнить, и БЫЛИ такие как Бельге. Которых он обязан убить. За чужую ошибку. Уничтожать детей, стариков... женщин - ведь все "годные" кончились ранее... Выхода не БЫЛО, и сил продолжать тоже не БЫЛО» - повторяющиеся глаголы, да и мысли тоже.

Хм. Даже не знаю. С одной стороны, если выделить - действительно, бросается в глаза.
С другой - это же пафос. Иногда можно и отступить от правил :)

Об ошибке и усталости сказано в предыдущем абзаце: «А вот Грег устал - он больше не хотел убивать, не хотел калечить себя и других, расплачиваться за чью-то ошибку».
Только где его мысли были раньше, во время заката.
Не понял?
Есть человек. Есть ситуация, меняющая этого человека, ломающая (в некоторой степени). Есть его мысли после этой ситуации. Причем тут «где его мысли были раньше»?

«Привыкнуть можно было ко всему. Но, так? Беззащитного человека, ставшего за эти полчаса... ближе, чем он думал?» - пропущено действие по отношению к «беззащитному человеку»

Специально. Смысл от этого не теряется, так же?

Вот. Был бы рад услышать комментарии к моим словам.
И огромное спасибо за рецензию. Навела на пару мыслей :)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса13-03-2008 08:46 №19
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Автор глаголет:
1. Кузнечика причесал.
2. Масло маслянное обезжирил. Т.е. слово "подгоревший" убрал.
3. Пафос снизил на 50%. Иными словами, сократил вдвое тот фрагмент. Больше рука не поднималась и не опускалась.
Собственно все.

Остальные комментарии, вроде:
«На рыжем холме среди жесткой осенней травы сидели двое» - дают ли данные описания существенную информацию для читателя?

считаю гнусными инсинуацими. ;)
Но ваши комментарии на мои ответы на вашу рецензию (уф!) все же жду, уважаемая Kailyn :)

Удаляюсь, гордо задрав нос и полируя яркий нимб писателя.
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
В. И. Ульянов (Ленин)13-03-2008 09:53 №20
В. И. Ульянов (Ленин)
Критик
Группа: Passive
Честно-честно. Читала рассказ внимательно. Несколько раз (не с экрана, а с распечатки, чтобы удобнее было вчитываться)
Не собиралась никого провоцировать гнусными инсинуациями, поскольку не считаю их уж такими гнусными. Всего-то – выраженная мысль.
На первый взгляд ситуация гладкая. Сюжет понятен, герои на местах.
Смутило то, что капитан говорил о спешке, но позволил рядовому и пленному болтать, выкопав яму (разговор происходил после этого).
Смутило то, что если был суд в лагере, то почему не расстреляли пленного на месте там (что самое важное).
Почему с самого начала рассказа события не преподносятся со стороны Грега Свенсона – как главного героя. Например, созерцание заката, кузнечика и т д.
На мой взгляд основной конфликт как раз лежит между музыкантом и писателем: когда «чужой» становится «своим», а не когда «свой» из-за несовпадения взглядов кажется «чужим» (на этом я и заострила внимание).
Для атмосферы достаточно показать разговор – он и показан, сопроводить мыслеобразами персонажей (например, как о разрушении города) потом прописать поведение героев (протест Свенсона), то есть, обойтись без пафоса.
Спасибо за ответ на рецензию. В ней не сказано об общей оценке рассказа, как вы заметили, а только о том, что смутило.
Удачи.
участник конкурса13-03-2008 10:23 №21
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Не собиралась никого провоцировать гнусными инсинуациями, поскольку не считаю их уж такими гнусными.

Не обращайте внимание, это я так выражовываюсь.

Смутило то, что капитан говорил о спешке, но позволил рядовому и пленному болтать, выкопав яму (разговор происходил после этого).

Ммм. Спешка - завтра. В поход, труба зовет. Сегодня они никуда не спешат.
У меня такое впечатление, что я это уже говорил :)
Почитал, понял, о чем вы.
Сам видел, в атаку идем.

В контексте это не означает, что выходим прямо сейчас. Туши свет, бросай гранату.
Обратите внимание на:
Завтра выходим рано.


Смутило то, что если был суд в лагере, то почему не расстреляли пленного на месте там (что самое важное).

Риторически. Вы всегда выбрасываете мусор прямо в комнате, а не выносите во двор?
Как старый турист (профессиональный) говорю - в лагере не мусорят. Особенно в военном.
Ладно, расстреляли вы его. Вам надо выкопать могилу и отнести туда человека. Или могилу вы тоже в лагере будете рыть?
А раз надо рыть, то пусть это делает пленник (бесплатная сила), и подальше, чтобы звери, вонь и т.п. лагерь не смущали.
Я знаю, о чем говорю, поверьте.

Почему с самого начала рассказа события не преподносятся со стороны Грега Свенсона – как главного героя. Например, созерцание заката, кузнечика и т д.

А почему нет, собственно?
Да и не совсем так это. Диалог ведут двое. Но все мысли побочные рождает только Свенсон. Так что, он главнее :)
Ну, если вас задевает... не знаю. Это все равно не исправишь уже. Да и не хочется.

На мой взгляд основной конфликт как раз лежит между музыкантом и писателем: когда «чужой» становится «своим», а не когда «свой» из-за несовпадения взглядов кажется «чужим» (на этом я и заострила внимание).

А какой конфликт вы у писателя и музыканта увидели, простите?

Для атмосферы достаточно показать разговор – он и показан, сопроводить мыслеобразами персонажей (например, как о разрушении города) потом прописать поведение героев (протест Свенсона), то есть, обойтись без пафоса.

Неа. :)
Пафос снизил. Остальное оставил.

Спасибо за ответ на рецензию. В ней не сказано об общей оценке рассказа, как вы заметили, а только о том, что смутило.

Дык, для того и просил рецензию.
Оценку, я так понимаю, вы дадите в течение конкурса :)

Спасибо и вам, мой строгий критик ;)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса13-03-2008 10:28 №22
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Перевожу специально для непосвященных пост №19:
Правку сего гениального творения считаю делом постыдным. Рецензию считаю тупо придиркой, сделанной из зависти к (сомнительному) таланту автора. Но ваши комментарии на мои ответы на вашу рецензию (уф!) все же жду, ибо я пришел провоцировать, а не творить, умойтесь тчк
Эк вас закусило-то. Сочуствую :)
Вы мне лучше еще указаний дайте, да полезных советов. У вас прекрасно получается.
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
В. И. Ульянов (Ленин)13-03-2008 10:29 №23
В. И. Ульянов (Ленин)
Критик
Группа: Passive
Но все мысли побочные рождает только Свенсон. Так что, он главнее :)

Вот это я и сказала. Сперва он не мыслил только.
Конфликт сюжетный, выраженный между персонажами, их положением.
Ну, если вас задевает... не знаю. Это все равно не исправишь уже. Да и не хочется.

Понятно. Тема закрыта:)
участник конкурса13-03-2008 10:34 №24
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Важное дополнение!

Уважаемая Kailyn.
Простите, если вас обидело мое высказывание "гнусные инсинуации ;)". Это одно из моих мусорных словечек, которые я применяю постоянно. Забыл, что я здесь человек новый, и ко мне еще не привыкли.

Уж вас-то я точно обижать не хотел, ибо действительно ценю умных людей, полезную критику и интересный диалог.
Искренне ценю, ибо большая редкость.

А то, боюсь, в свете некоторых высказываний, у вас могло сложиться неправильное мнение.

Обязуюсь при персонофицированном диалоге "фильтровать базар" :)

P.S. Коллеги, друзья, и особенно prosthetics.
Если у вас нет чувства юмора, даже и не пытайтесь язвить. Выглядит, как минимум, глупо.
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса13-03-2008 10:41 №25
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Вот это я и сказала. Сперва он не мыслил только.
Конфликт сюжетный, выраженный между персонажами, их положением.

Нууу, меня все больше интересовал конфликт отношений, чем положений.Положение-то их не ясно до последней трети (пусть и можно догадаться). А там уже приходит другой оттенок - капитан :)

Чой-то у меня уже мозги заворачиваться стали :)

Ладно. Спасибо за критику, она очень помогла. Ряд багов пропущенных поправил. А комментарии по формированию сюжета приму к сведению в следующей работе :)

Сообщение правил участник конкурса, 13-03-2008 10:47
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса13-03-2008 10:43 №26
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Ух, поругаться принесли! Пух, перья во все стороны.

Зачем давать указания и советы человеку, который не собирается ими пользоваться?

А зачем вы даете такие советы, которыми сами не пользуетесь?

Если у вас нет чувства такта, даже и не пытайтесь разговаривать. Выглядит как минимум убого...

И чем же я вас таким обидел-то, а? Уважаемый?
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса13-03-2008 10:58 №27
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
В большинстве случаев пользуюсь. Но вы нашли у меня косяковый (как вы считаете) отзыв, и более вас ничего не волнует...

Меня вообще ничего не волнует, ибо я - грубый и неотесанный.
А по данному конкретному случаю (вышеуказанному) - я мог бы подискутировать, кто начал, кто как продолжил... но лень, чес слово.

Интересно, а почему это мы должны привыкать к вам, а не вы к нам?

Именно поэтому извиняюсь я, а не вы.

Пост №19 явно не отвечает требованиям такта, и ваши последующие извинения никоим образом это не компенсируют, ибо выглядят благосклонными.

Полиция нравов?
Если я нечаянно обидел своим потоком нефильтрованных мыслей Kailyn - что ж, виноват. Если она об этом скажет, извинюсь еще раз. Или уйду, если попросит.

А вы-то тут причем, о белый принц на огнедышащем коне? Да еще со своим "ироничным" переводом моих мыслей?
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
участник конкурса13-03-2008 11:09 №28
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
участник конкурса, я при всем. Я призрак старого замка. Люблю хороших критиков. Терпеть не могу самодовольных хороших критиков. Звеню цепями...

Вот и ладненько, на том и закруглимся.

Ибо я не попадаю как в первую категорию "хороших критиков", так и во вторую "самодовольных хороших критиков".
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
Астролябия13-03-2008 11:43 №29
Астролябия
Автор
Группа: Passive
Понравилось. Привет, автор! :+)
Холод*ок14-03-2008 12:07 №30
Холод*ок
Автор
Группа: Passive
Хороший рассказ. Самобытный, авторский. Не без огрехов, но чувствуется зрелая рука и жизненный опыт автора. Не случайно завязалась дискуссия в отзывах. Внимание читателя акцентируется на незначительных промахах автора, значит, читатель заинтересовался. Автору же плюс за терпимость к замечаниям и предложениям.
Хотел бы отметить умение автора нарисовать «картинку» в цвете, с запахами и даже ветром. Очень красочно и художественно. Однако, я кое-где утопал в подробностях. Может только я?..
ветерок пах гарью с легким привкусом подгоревших сухарей - под холмом горели поля – раз, два, три однокоренных слова.
Говоривший достал зажигалку, сделанную из стреляной гильзы, и с третьего раза раскурил замусоленную сигарету. Отправил ее в угол рта – парочка нюансов: зажигалка из стреляной гильзы… как старый курильщик, хотел бы увидеть изделие… далее, я узнаю, что персонаж – интеллигент и человек искусства. А сигарета в углу рта… Не типичный приём. Хотя…

- Красивейшие, позвольте заметить, места.
- Озеро - черт подери, это что-то неописуемое…
- вот с руку мою, ей богу не вру...
- Ну, впрочем, какая это речка - так, ручеек…

Вот вижу рассказчика. Но образ его постоянно меняется… Или снова я капризничаю?
цветочные поля… то есть, поля цветов? Культурные? А, к примеру, каких?
Двум людям было что вспомнить, про разные времена и разные места. – просто, не понравилось предложение. Двум людям… про разные времена…
кафе держит, молодежь поддерживает. Меценатствует, то есть. – держит, поддерживает; как-то я по-другому представлял меценатство…
на чем оставляют свои подписи знаменитости – подписи.. росписи.. автографы.. Кажется, подпись – она конкретно под письмом, текстом, документом. Роспись – она в качестве заверения определённых обязательств. Автограф – это на память.
Покопался в своих закромах...
Со знаками препинания тоже неплохо было бы повоевать.

Впрочем, подобные мелочи не портят текст в целом.
В следующей жизни я ни за что не буду писать чего либо
участник конкурса14-03-2008 18:25 №31
участник конкурса
Уснувший
Группа: Passive
Понравилось. Привет, автор! :+)

Спасибо :)

Мне не понравилось, но радует, что исчезло слово "контра", а то хотел поржать.

Не поверите, сам ржал, когда перечитывал на свежий глаз. Баги, куда ж от них денешься ;)

ветерок пах гарью с легким привкусом подгоревших сухарей - под холмом горели поля – раз, два, три однокоренных слова.

Хе-хе. Я эту фразу сам раз 10 переделывал, да после комментирования еще раза 4. Ничего не могу сделать, прикипел к ней, аж горю :)
Кстати, у вас старая версия - я еще полтора дня назад убрал "подгоревших".
Не могу найти синоним "поля горели". Тлели - тогда дыма не будет столько (а я его хочу). Полыхали - хз, не нравится.
Дальше мысль останавливается :)

парочка нюансов: зажигалка из стреляной гильзы… как старый курильщик, хотел бы увидеть изделие…

Поищите в Яндексе (проверил – ссылки есть). У деда такую видел, в детстве. Вместо пули зажимался фитиль, а сбоку припаивалось колесико с кремнем.

далее, я узнаю, что персонаж – интеллигент и человек искусства. А сигарета в углу рта… Не типичный приём. Хотя…

Не сказать, что я интеллигент в шляпе, но курю именно так :)
На войне все так курили.

Вот вижу рассказчика. Но образ его постоянно меняется… Или снова я капризничаю?

Я специально подробно не вырисовывал главных героев. Рассказ и так насыщенный (как вы сами говорили). Дополнительные детали отвлекли бы, да и не важны в контексте. Ну, я так думаю :)

цветочные поля… то есть, поля цветов? Культурные? А, к примеру, каких?

Просто поле из разных цветов. Всячеких и некультурных ;)

кафе держит, молодежь поддерживает. Меценатствует, то есть. – держит, поддерживает; как-то я по-другому представлял меценатство…

Спонсирует, говоря современным языком. Чем не «поддержка»?

на чем оставляют свои подписи знаменитости – подписи.. росписи.. автографы.. Кажется, подпись – она конкретно под письмом, текстом, документом. Роспись – она в качестве заверения определённых обязательств. Автограф – это на память.

О! Очень хороший комментарий. Исправим.

Со знаками препинания тоже неплохо было бы повоевать.

Вот честно, не могу я их одолеть, клятых. По чистописанию всегда чисто тройка была :)
Глаз красный и намыленный. Через недельку надо вычитать еще раз, поставить значков и успокоиться на том.

Впрочем, подобные мелочи не портят текст в целом.

Спасибо :)
Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их. /Леонардо да Винчи/
Астролябия19-03-2008 15:38 №32
Астролябия
Автор
Группа: Passive
У моего деда была такая зажигалка с войны. Увы, родители выкинули её.
Apriori25-03-2008 11:36 №33
Apriori
Тигрь-Людовед
Группа: Passive
На штаны ГрегаЗПТ трепеща крыльямиЗПТ шлепнулся кузнечик.

очепятки...

В молодости вообще легче делить мир на черное и белое, на своих и чужих.

да.
Отлично. мне нечего больше сказать.
Сюжетная линия выбрана очень удачно, всего в меру - палку нигде не перегнули, отлично.
Отлично.
:): - смайл Шрёдингера
Кицунэ Ли25-03-2008 11:45 №34
Кицунэ Ли
Автор
Группа: Passive
Его сутулый собеседник нервно теребил незажженную сигарету, приглаживал длинными пальцами растрепанные волосы. Они казались неуловимо похожими.

Волосы казались неуловимо похожими?.. Синтаксическая легкая неувязка.
Очень хорошо написано.
Любить людей трудно, а не любить - страшно (с) Flame.
olimp19-02-2009 12:11 №35
olimp
Уснувший
Группа: Passive
Мне понравилось!
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.05 сек / 37 •