Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Но я всё-таки настаиваю, что всякий раз, когда к выдающимся и блестящим природным качествам присоединяются некоторое разумное начало и просвещение, получаемое от науки, обычно возникает нечто превосходное и замечательное.
Цицерон
Ганс Дизайнер   / Остальные публикации
Херзегальд
Ганс Дизайнер
Херзегальд

Я живу на окраине города в новостройке с одним окном. От центра далеко, зато рядом есть железная дорога. Можно сесть на поезд и выбрать любую понравившуюся остановку. Еще рядом есть река, и есть мост. Из квартиры он виден полностью. Правда, мост совсем заброшенный, но мне даже нравится, что он такой. Он напоминает мне скелет большого животного. Кто-то скажет, что подобный район не самое лучшее место для мальчишки-инвалида, но знает ли кто-нибудь, что мне нужно на самом деле.
Звуков в моей жизни мало. Сегодня шумно, завтра спокойно — нет, такого не бывает. Я молчу, и вместе со мной молчит моя новостройка. И черная роща на берегу реки молчит и мост молчит. Свист чайника для меня — уже громко. Голоса я слышу редко: либо по телевизору, либо когда звонит телефон. Когда по субботам на другом берегу проезжает поезд, я тоже его слышу. Потом еще долгое время, после того, как поезд пропадает за горизонтом, над округой носится тревожное эхо.
Иногда, мне кажется, что в моем доме нет людей, а остались лишь я и соседка. Соседку я почти не вижу. А когда это случается, она начинает сплетничать то о новой семье с 3-его этажа, то о новой семье с 5-ого этажа. Я живу на 8-ом и еще ни одного человека из тех, о ком она говорит, не видел. Может из-за того, что сам редко выхожу, а может, потому что люблю одиночество. И все же. Людей я не наблюдаю уже давно, будто они попрятались.
С месяц назад мой звуковой мир изменился. Хорошо помню, как это произошло. Я сидел перед телевизором и смотрел очередной черно-белый фильм, в котором ближе к середине актеры прекратили разговаривать, серьезно уставились друг на друга, а потом и вовсе куда-то пропали, оставив меня глазеть на пустой экран. Я хорошо запомнил тот вечер, еще и потому что сразу после фильма зазвонил телефон. Звонила мать. Не знаю, нарочно так вышло или нет, но наши с ней разговоры случаются раз в две недели — ни днем позже, ни днем раньше. Тот день не оказался исключением. Я восстанавливаю его в подробностях.
Я поднимаю трубку:
— Здравствуй, сынок.
— Здравствуй. Как у тебя дела?
— Да, так. Сегодня думала о том, что из моей тыквы выйдет прекрасное хранилище для звуков прошлого.
— Понятно.
Мать говорит в нос и то и дело вздыхает:
— У тебя уставший голос. Ты заболела?
— Нет. Это ветры. Они поднимают пыль, которая заставляет меня кашлять.
— С тобой бы такого не случилось.
— Ну, да ладно. Что у тебя нового, сынок?
— Тоже ничего особенного, — я перевожу взгляд на улицу и замечаю, как портится погода. — Посмотри в окно. Видишь? Грязного синего цвета.
— Да, вижу, — мать замолкает. — Тучи.
Я кладу трубку и тянусь за костылем. Задетый стакан с чаем падает на пол. Доковыляв до окна, я отодвигаю занавеску, и осторожно вглядываюсь в унылый пейзаж. Быстро темнеет, в сумерках роща кажется враждебной. Мост прорисовывается все хуже и хуже, словно стараясь спрятаться в вечерней дымке. Вроде бы все как обычно и вроде бы все на своих местах, да только когда смотришь изо дня в день на одну и ту же картину, запоминаешь самые бесполезные детали, и если в ней что-то появилось или чего-то не хватает — то это сразу чувствуется. И я замечаю лишнюю деталь. По реке плывет что-то, и это что-то похоже на человека. Видна голова и часть плеча. Рот широко открыт, лицо вроде бы мужское — издалека рассмотреть трудно. Тело доплывает до моста и пропадает под ним. Я крепко сжимаю занавеску, надеясь, что мне показалось. Но, миновав мост, тело появляется вновь. Оно бездвижно и плывет дальше. Я вслух решаю, что если это мертвец, и мне все-таки не померещилось, то, нужно хотя бы выловить его и понять, что с ним случилось. Не тратя время на одевания, я мигом выхожу из квартиры и бросаюсь к лифту. Нормальный человек, с нормальными ногами, преодолел бы расстояние до реки за пару минут. В моем же случае остается лишь рассчитывать на то, что труп не пропадет хотя бы еще пять-семь минут.
Я оказываюсь на улице и выруливаю в направлении реки — рвусь, и каждый раз ступая на больную ногу, прихрамываю. В голове крутятся сюжеты преступлений: один убил другого и сбросил тело в воду, суицидник, падающий с пристани, как надрубленное дерево.
Наконец добравшись до моста, я слегка спотыкаюсь. Сразу смотрю в ту сторону, в которую плыл труп — вытягиваюсь, как мышь в поиске еды. Трупа нет.
Он вполне мог уплыть за то время, пока я добирался. На другом берегу громко раскачиваются деревья. В течении реки только спокойствие.
— Как овощи.
Я оборачиваюсь. Рядом со мной в той же позе, что и я стоит соседка. Она идиотски улыбается и, не моргая, смотрит на реку:
— Мы все как овощи. Не правда ли? — бормочет соседка и улыбается еще раз.
Взглянув на ее нелепо накрашенные губы, я подпираю плечо костылем и, ничего не ответив, направляюсь домой. Все из-за ноги — черт бы ее побрал — ни на что не годится. Ведь я мог успеть. И эта кудрявая кукла, — откуда она взялась? Не сидится ей. Что она там высматривала?
Пока я злюсь на себя и мысленно ворчу, подъезд оказывается перед глазами. В тот момент, когда я открываю дверь, мой слух выхватывает звук, похожий на хруст. Я замираю. Опять причудливые игры фантазии? Хруст повторяется, — он идет из окошка подвала. Слышатся толчки. Через пару секунд опять слышится хруст. Первая мысль — кто-то держит в подвале животных. Вторая мысль — зачем кому-то из нашего дома держать в подвале животных? Какое-то время я продолжаю напряженно вслушиваться. Звуки больше не повторяются, и я потихоньку возвращаюсь домой.
Войдя в квартиру, я первым делом закрываю ее на замок. Слишком много впечатлений. Сев на пол, я прислоняюсь спиной к стене и засыпаю.
***

Игра в молчанку всегда заводит в тупик.
Когда я проснулся на следующий день, то сразу вставать не стал. Во-первых, из-за ноги подниматься с постели очень тяжело. А во-вторых, я люблю подолгу лежать. Просто лежать, пялиться в потолок и о чем-нибудь думать. Я плотно сжимал губы, лежал и думал. Думал о том, кем при жизни мог быть тот мертвец. Не почудилось ли мне то, что я видел. В какой-то момент у меня появилось ощущение, что мои мысли по-настоящему зажужжали в голове. Оказалось, что жужжание было реальным. Но жужжала муха. Видимо, она залетела через окно. Муха перелетала с одного места на другое, и, в конце концов, сев на потолок, медленно по нему заползала. Странно, в детстве мне не нравились мухи. А потом я нашел в них много интересного. Вот муха кружится рядом с люстрой и вот муха на потолке, только вверх тормашками. Половину жизни муха видит мир перевернутым. Вдруг, ей кажется, что это люди ходят вверх тормашками.
Я лежал и думал под жужжание мухи.
Квартира моя обставлена бедно, старые обои пожелтели, и то и дело отслаиваются. Единственное окно заменяет картину на стене. Окно помогает мне видеть округу, чувствовать себя предупрежденным. Даже с закрытыми глазами я могу описать то, что из него вижу. Серое небо занимает верхнюю часть «картины». Другая половина — верхушки черных деревьев. Дом со всех сторон окружает густая роща.
Чем дольше я лежал, тем навязчивее становились мысли о трупе, — мне не терпелось опять вернуться к реке. Выйдя из дома, я вновь не обнаружил на улице людей. Забытый кем-то трехколесный велосипед был в том же положении, что и неделю назад. Я дошел до середины моста и стал смотреть в воду. В воде отражалось то одно облако, то другое, и моя фантазия начала играть с образами. Сначала скопившиеся облака мне напомнили скалу, а потом скала изменила форму и превратилась в огромного слона. Слон задвигал хоботом и еле заметно подмигнул мне единственным глазом.
Я наивно думал, что если долго буду смотреть на реку, все повторится, как прошлым вечером и я смогу реабилитироваться. Не знаю, сколько времени мне пришлось торчать на мосту, но наверно очень долго. Нога совсем занемела. Я еще раз посмотрел в воду и стал возвращаться домой.
Возле подъезда я интуитивно сделал остановку. И не ошибся. Поначалу было тихо, но потом каким-то образом я почувствовал звук еще до того, как его услышал. Тот звук. И опять из подвала. Похожий на животные метания и толчки. Я никак не мог понять, что же все-таки слышу. Хуже всего — когда не знаешь или не видишь того, что тебя пугает. От страха я поспешил домой.
Настороженно поднимаясь по лестнице, я считал ступени и думал о матери.
Открыв дверь квартиры, я замер. Мой взгляд приковало окно. Картина пейзажа заменилась картиной «Пожара». Огромное пламя полыхало где-то в середине рощи. Я не сразу понял, что огонь настоящий. Горело что-то очень большое. Но горело очень странно. Неестественно, «как бы». Внутри квартиры тоже все стало «как бы». Воздух превратился в вакуум, у меня появилось чувство, будто я иду под водой — движения рук замедлились, квартира поплыла перед глазами. Пламя тоже поплыло, медленно размазываясь по небу.
Я высунулся из окна и заметил на другом берегу крохотное красное пятно, фигуру человека. Постепенно фигура приближалась к нашему дому, и мне удалось ее лучше рассмотреть. Это был пожарник. В комбинезоне, в шлеме — все как полагается. Почему-то я сразу заподозрил, что пожарник побежит именно на наш этаж. Наверно, поэтому я не удивился, услышав через время громкий топот на лестничной площадке.
Пожарник выглядел именно так, как я себе его и представлял. Голубоглазый, с загорелым лицом и, причем абсолютно спокойный. Не было похоже, чтобы он запыхался или вспотел. Когда он меня увидел, то первым делом скривил губы и, недоверчиво посмотрев на мой костыль, сказал.
— Я пожарник. Мой отец был пожарником. И братья тоже. У нас в семье все пожарники. Наша пожарная часть находится здесь, неподалеку. Сегодня она загорелась, и мы никак не можем ее спасти. Я ищу воду, чтобы потушить огонь.
Мне стало неловко от его просьбы, и я сильно занервничал. Жизнь в глуши сделала меня нелюдимым. Я ответил ему, что у меня нет воды, и топтался на месте, не зная чем помочь, а пожарник продолжал серьезно смотреть то мне в глаза, то на костыль.
В конце концов, наш разговор ни к чему не привел. После того как мы попрощались, я прильнул к двери и стал слушать.
За дверью раздалось несколько неуверенных шагов. Как я и думал, пожарник постучался к соседке. О том, что происходило за дверью, я догадывался по звуку. Замок провернулся два раза и послышался женский голос. Пожарник начал задавать вопросы, но какие именно я не разобрал. Точно так же я не разобрал и слов соседки. Не было ни истерики, ничего такого. Они беседовали спокойно и тихо. Я даже слышал, как пару раз соседка смеялась.
А потом голоса пропали. Подождав немного, я вновь подошел к окну и продолжил наблюдать за пожаром.
Пламя вдали не уменьшилось, а осталось таким же. Оно как будто было нарисовано. Пожарник спешил обратно в часть — красное пятнышко стремительно перемещалось по мосту. Мне оставалось только догадываться, — нашел он воду или нет? Когда пожарник был на другой стороне реки, я взял телефон и набрал номер соседки. Прошло гудков десять, но ответа не последовало. Я набрал номер еще раз и в трубке, наконец, послышался голос.
— Да. Чего ты хотел?
— Пожарник, что приходил. Ему ведь не вода нужна была?
— Почему ты уверен, что это был пожарник?
Я еще раз посмотрел в окно. По ту сторону реки никого не было. Люди появляются и тут же исчезают. Мой следующий вопрос был логичен:
— Я не знаю, кто читает наши газеты. Почтальон не приходил уже давно, а ящики все равно не пустуют. Где он? Меня это беспокоит. Газеты постоянно забирают.
— Кто знает о почтальоне? Он ходит туда-сюда. Ничего странного я не замечала, кроме того, что он очень любопытен и прислушивается к дверям.
— С ним нужно будет что-то решить. Но я не об этом.
— А о чем?
— У нас в подвале могут быть животные? Я слышал в нем топот. И неприятный звук. Как будто волки, только по-другому. Собаки или какие-нибудь большие звери.
— Это невозможно. Наши жильцы. И животные.
— А у кого ключи от подвала?
— Не знаю. Дверь красили вместе с замком. Даже если бы подвал открывали, это сразу бы стало заметно.
Мне стало плохо от несостыковок. Мертвец, который куда-то плыл. Пожарник, который исчез быстрее, чем появился. Пропавший почтальон, жильцы, которых я не вижу. Животные, которые никак не могут быть в подвале. Если соседка права, то я наверняка болен. А если нет, — она может пропасть следующей. Я взглянул в окно — огня больше не было.
Я положил трубку.

***

Проходили дни. Словно швы лопались, медленно обнажая рану сомнений.
За долгие годы я привык к тихой жизни. Я верил, что остальные люди живут точно так же. Редко говорят и много размышляют. Я боялся, что останусь абсолютно один, но переезжать мне не хотелось. Мне просто нужна была тишина.
Все больше и больше я убеждался, что мой дом перестал быть «моим. В нем как будто бы образовалась опухоль. Неизвестная субстанция, которая увеличивалась в размерах, понемногу заражая весь организм здания.
Единственный человек, живший со мной рядом, которого я мог видеть и с которым мог разговаривать, пропал. Соседка. Она была, как предохранитель от окончательного помешательства. Но и она все-таки исчезла. Ее телефон не отвечал, а ответом на стук в дверь было молчание.
Звук из подвала стал доноситься все чаще и отчетливее. Мерзкое чавканье я слышал даже по ночам. Оно волновало меня. Оно пугало меня. Оно стало постоянным.
Я ждал, когда наступит суббота и придет поезд. Еще почтальон, глядя на мой измученный вид, советовал отдохнуть где-нибудь, хотя бы в выходные. Где-нибудь в другом месте. Но не рядом с рощей.
Рано утром в субботу я уже сидел на остановке и грыз ногти, нервничая по поводу предстоящего путешествия. Поезд для меня в первую очередь был лавиной звука, а значит, встреча с ним гарантировала порцию адреналина. Собственно, так и получилось. Характерный гудок заставил меня резко вскочить с места. Я чуть не потерял сознание, когда поезд подъезжал к остановке. А особенно, когда в него пришлось садиться.
Оказавшись внутри, я немного успокоился. Попутчиков не намечалось, и можно было не волноваться, что кто-то будет смотреть на ногу.
Пшеничные поля проносились за окном, одни пшеничные поля. Так продолжалось очень долго. Пока не показались лысые горы. А потом мы проехали порт.
Небо покраснело, и солнце словно заулыбалось лучами. Вдали я заметил кучу пестрых домишек. Я в шутку назвал эти районы Хрюкляндией или Карамельной Страной. Я был в них пару раз, правда, много лет назад. И, видимо, ничего с тех пор не изменилось. На рекламных щитах счастливые семьи все так же яростно облизывали гигантские конфеты, а снизу красовалась надпись «Ментальный сон — жизнь по расчету».
Точно такие же семьи я увидел и на вокзале. И все они имели один и тот же состав. Мама — пупс, папа — пупс, и с ними их дети — маленькие свинки-копилки. Ну, прямо конфетные человечки грушевидной формы. Щеки розовые, кожа, как корка яблочного пирога красивая. Расцеловать? На вкус попробовать? Ан нет, пальцем не тронь. Глазурь и гармония. Походка бойца сумо плюс легкость мыслей-слов.
Все казалось игрушечным и несерьезным. Желтые стены, красные крыши, зеленые двери. Пока я стоял с открытым ртом и с завистью рассматривал дома, меня сбили с ног. Все произошло так быстро — секунда и я локтями ударяюсь об асфальт. Оказалось, меня сбил пухлый хулиган на миниатюрной машине. Из машины мне в руки посыпались какие-то разноцветные шарики. Я набрал их целую горсть, и, попробовав один на вкус, понял, что это конфеты. Мальчишка заплакал, став звать взрослых на помощь.
Из дома напротив послышалось ворчание. Дверь открыл человек с большим пузом. Он поправил подтяжки и пригрозил мне пальцем.
— Опять крысеныш ты грызешь мое спокойствие. Тебе изгонять, падла, кто разрешал?
После этого он повернул голову в сторону и кому-то крикнул:
— Марыся!
Из-за угла вышла толстая девочка с прической «под горшок». Она дебильно улыбалась и ковыряла в носу. Человек с большим пузом что-то достал из кармана и дал съесть девочке.
— Ты ж моя сахарная. На, вот. Погрызи.
Марыся громко пустила газы, смеясь и хрюкая от удовольствия. Запах пошел тут же. Странно, но газы девочки показались мне даже ароматными, словно вместо кала в ее кишечнике были рождественские сладости.
Улица зашевелилась. Местные поочередно выходили из своих домов и собирались вокруг меня. Они следили за моей реакцией и, скорее всего, знали, что мне страшно. Я чувствовал себя обезьянкой в зоопарке, которую каждый хотел передразнить и напугать. Кто-то из толпы подбежал поближе и насильно запихнул мне в рот конфеты.
Послышался смех:
— Гля, как пляшет? Бродяжка зассаная. У нее вон пена изо рта!
Меня вдруг начало рвать. Мое тело, как пожарный шланг, стало выблевывать пену. Свинусы попятились назад, и я в момент обрыгал пеной автомобиль мальчишки. Меня не переставало трясти. Нет. Не просто трясти. Я бился в конвульсиях, не понимая, что со мной происходит, и почему меня так ненавидят. Толстые щеки свинусов продолжали угрожающе надвигаться на меня:
— Хочешь конфетку сладкую? Как попку бога сладкую?
Слова больше не звучали для меня. Я перестал их слышать. Каждое следующее оскорбление всплывало перед глазами в виде субтитров, точно я попал в старый черно-белый фильм. Но свинусы не унимались:
— Пока дети спят крепким сном, их родители совершают преступления, и в этих преступлениях кроется секрет невинности каждого виновного на земле, но ты, видимо, абортыш, совсем обнаглел. Загадил нашу улицу, наши конфеты и наших детей.
Вместо ответа из моего рта вырвался мощный фонтан пены, и меня отбросило назад. Мне очень повезло. Очутившись на приличном расстоянии от свинусов, я смог подняться и кое-как добежать до вокзала.
Не понимаю, как мне это удалось. Помню, как кричали в спину. Как угрожали, помню. Дверь купе до сих пор стоит перед глазами. Наверно, все-таки случилось чудо.
Я закрыл уши руками, засыпая под разъяренные удары по вагону, и больше не боялся. Может быть, так сработал мой организм. Не знаю. Но я больше не боялся. Я перестал дергаться, сел ровно и успокоился. Последнее, что я запомнил, — как тронулся поезд.

***

Монстр живет в подвале моего дома в обличии слоноподобных тварей. У меня нет матери — она умерла при родах. У меня нет даже ее снимка. Но монстр звонит по телефону и говорит со мной под видом матери. Сначала он съел всех людей на первом этаже. Потом добрался и до последних. Я скармливал ему жильцов долго и методично, семья за семьею. Выманивал одного за другим. Свою соседку я ему тоже скормил, поэтому монстру приходится притворяться и ей. На всю округу остались только я и он. Он все мне заменяет. Телевизор у меня не работал, но монстр и об этом позаботился. Он начал симулировать каналы, программы и голоса. Он очень умный. Знает где я, с кем я и обижает ли кто. Моя злость ему как топливо. Сейчас стены квартиры слегка подрагивают, внизу слышатся толчки. Что ж, пора его кормить.
Я спускаюсь по ступенькам, сжимая в кармане ключ от подвала. Как хорошо, что никого не осталось. Фантомные боли в ноге — единственное, что временами сильно раздражает. С ногами все нормально, а ковыляю, как идиот. Да и как бы хилая хромоножка дотащила такого детину до реки. Чертов почтальон со своими газетами.
Дойдя до третьего этажа, я проверяю на месте ли леденцы. Да, на месте. Спускаюсь дальше.
Тот случай с пожарниками произошел, когда я был совсем ребенком. На меня, конечно, никто не подумал. Маленький, несмышленый. Именно тогда, после трагедии, монстр и начал жить вместе со мной. По ночам я замечал, как рядом с кроватью стоит его темный силуэт. Страшно не было. Скорее наоборот.
Розовощекая Хрюкляндия. Ее запах — запах конфет — я почувствовал еще в поезде, когда только приближался к ней. А там, среди сказочных домишек, можно разгуляться. Какие вредные хрюшки там обитают. Нелепые до ужаса. Все-таки они смешные. Лопают сладкое за обе щеки, жиреют. Готов поспорить, их кожа пахнет леденцами, их одежда пахнет леденцами, и их домишки — тоже пахнут леденцами. Удачнее и не придумаешь. Веселая поросня сама нарисовала у себя на лбах мишени.
Вот и зеленая дверь — я открываю подвал.
Вонь от трупов идет страшная. В темноте мелькают хоботы.
Все-таки дети получились прожорливые. С юмором. Приделали себе оторванные руки и ноги. Один себе приделал голову профессора со второго этажа. «Красавцем» его назову.
Пошарив в карманах, я достаю разноцветные шарики и начинаю кормление. Малыши слюнявят мои ладони, жадно поедая конфеты. Острые клыки царапают кожу. Интересно сколько километров бежать до Хрюкляндии? Двадцать? Тридцать? Все равно доберутся. Точно доберутся.
Под громкое чавканье и рычание я вспоминаю слова из одной детской песенки.
«Свинка пухла — свинка сдохла,
Себя свинка вела плохо».
Смеясь и постоянно напевая одни и те же строчки, я широко открываю дверь подъезда и довольный собой возвращаюсь в квартиру.

***

Сейчас я вновь живу, как и раньше. С момента поездки в Хрюкляндию прошло примерно месяца два. Точно не помню. Когда чистил квартиру, выбросил календарь. Он мне все равно не нужен.
На днях звонила мать. Голос у нее был грустный, из-за помех слова понимались с трудом.
— Здравствуй, сынок.
— Здравствуй. Как ты?
— Все нормально. Сегодня порезала руку, а крови не было. Вот сижу и думаю, может у меня бескровие. Странное ощущение. Как будто у тебя чужая слюна. Странное ощущение. Жрать мозги. Знаешь, в последнее время я все больше молчу, слушая свои мысли. Я пропускаю мир через себя и создаю собственный мир. И в нем для меня есть только один бог — это насилие. И я не могу, и не смогла бы прожить свою жизнь иначе. Потому что все, что я делаю тоже насилие. Только насилие над собой.
Я положил трубку и подошел к окну. На берегу я увидел двух людей. Это была соседка с каким-то мужчиной. Она стояла неподвижно, а мужчина грыз ее лицо, пристроившись сбоку. Соседка подняла голову, заметила меня и помахала рукой. Я помахал ей в ответ и улыбнулся.
Погода менялась. На улице быстро темнело. Мне не хотелось выходить из квартиры, и я остался дома. Досматривать очередной черно-белый фильм.
Я живу на окраине города, в новостройке с одним окном. От центра далеко, зато рядом есть железная дорога. Можно сесть на поезд и выбрать любую понравившуюся остановку. Иногда, мне кажется, что в нашем доме остались лишь я и соседка. Остальных жильцов я не наблюдаю уже давно, и от этого мне становится не по себе. Кто-то скажет, что подобный район не самое лучшее место для мальчишки-инвалида, но кто знает, что мне нужно на самом деле.

Херзегальд. Игра в муху.

с ЦЙЧХ ОБ ПЛТБЙОЕ ЗПТПДБ Ч ОПЧПУФТПКЛЕ У ПДОЙН ПЛОПН. пФ ГЕОФТБ ДБМЕЛП, ЪБФП ТСДПН ЕУФШ ЦЕМЕЪОБС ДПТПЗБ. нПЦОП УЕУФШ ОБ РПЕЪД Й ЧЩВТБФШ МАВХА РПОТБЧЙЧЫХАУС ПУФБОПЧЛХ. еЭЕ ТСДПН ЕУФШ ТЕЛБ, Й ЕУФШ НПУФ. йЪ ЛЧБТФЙТЩ ПО ЧЙДЕО РПМОПУФША. рТБЧДБ, НПУФ УПЧУЕН ЪБВТПЫЕООЩК, ОП НОЕ ДБЦЕ ОТБЧЙФУС, ЮФП ПО ФБЛПК. пО ОБРПНЙОБЕФ НОЕ УЛЕМЕФ ВПМШЫПЗП ЦЙЧПФОПЗП. лФП-ФП УЛБЦЕФ, ЮФП РПДПВОЩК ТБКПО ОЕ УБНПЕ МХЮЫЕЕ НЕУФП ДМС НБМШЮЙЫЛЙ-ЙОЧБМЙДБ, ОП ЪОБЕФ МЙ ЛФП-ОЙВХДШ, ЮФП НОЕ ОХЦОП ОБ УБНПН ДЕМЕ.
ъЧХЛПЧ Ч НПЕК ЦЙЪОЙ НБМП. уЕЗПДОС ЫХНОП, ЪБЧФТБ УРПЛПКОП ОЕФ, ФБЛПЗП ОЕ ВЩЧБЕФ. с НПМЮХ, Й ЧНЕУФЕ УП НОПК НПМЮЙФ НПС ОПЧПУФТПКЛБ. й ЮЕТОБС ТПЭБ ОБ ВЕТЕЗХ ТЕЛЙ НПМЮЙФ Й НПУФ НПМЮЙФ. уЧЙУФ ЮБКОЙЛБ ДМС НЕОС ХЦЕ ЗТПНЛП. зПМПУБ С УМЩЫХ ТЕДЛП: МЙВП РП ФЕМЕЧЙЪПТХ, МЙВП ЛПЗДБ ЪЧПОЙФ ФЕМЕЖПО. лПЗДБ РП УХВВПФБН ОБ ДТХЗПН ВЕТЕЗХ РТПЕЪЦБЕФ РПЕЪД, С ФПЦЕ ЕЗП УМЩЫХ. рПФПН ЕЭЕ ДПМЗПЕ ЧТЕНС, РПУМЕ ФПЗП, ЛБЛ РПЕЪД РТПРБДБЕФ ЪБ ЗПТЙЪПОФПН, ОБД ПЛТХЗПК ОПУЙФУС ФТЕЧПЦОПЕ ЬИП.
йОПЗДБ, НОЕ ЛБЦЕФУС, ЮФП Ч НПЕН ДПНЕ ОЕФ МАДЕК, Б ПУФБМЙУШ МЙЫШ С Й УПУЕДЛБ. уПУЕДЛХ С РПЮФЙ ОЕ ЧЙЦХ. б ЛПЗДБ ЬФП УМХЮБЕФУС, ПОБ ОБЮЙОБЕФ УРМЕФОЙЮБФШ ФП П ОПЧПК УЕНШЕ У 3-ЕЗП ЬФБЦБ, ФП П ОПЧПК УЕНШЕ У 5-ПЗП ЬФБЦБ. с ЦЙЧХ ОБ 8-ПН Й ЕЭЕ ОЙ ПДОПЗП ЮЕМПЧЕЛБ ЙЪ ФЕИ, П ЛПН ПОБ ЗПЧПТЙФ, ОЕ ЧЙДЕМ. нПЦЕФ ЙЪ-ЪБ ФПЗП, ЮФП УБН ТЕДЛП ЧЩИПЦХ, Б НПЦЕФ, РПФПНХ ЮФП МАВМА ПДЙОПЮЕУФЧП. й ЧУЕ ЦЕ. мАДЕК С ОЕ ОБВМАДБА ХЦЕ ДБЧОП, ВХДФП ПОЙ РПРТСФБМЙУШ.
у НЕУСГ ОБЪБД НПК ЪЧХЛПЧПК НЙТ ЙЪНЕОЙМУС. иПТПЫП РПНОА, ЛБЛ ЬФП РТПЙЪПЫМП. с УЙДЕМ РЕТЕД ФЕМЕЧЙЪПТПН Й УНПФТЕМ ПЮЕТЕДОПК ЮЕТОП-ВЕМЩК ЖЙМШН, Ч ЛПФПТПН ВМЙЦЕ Л УЕТЕДЙОЕ БЛФЕТЩ РТЕЛТБФЙМЙ ТБЪЗПЧБТЙЧБФШ, УЕТШЕЪОП ХУФБЧЙМЙУШ ДТХЗ ОБ ДТХЗБ, Б РПФПН Й ЧПЧУЕ ЛХДБ-ФП РТПРБМЙ, ПУФБЧЙЧ НЕОС ЗМБЪЕФШ ОБ РХУФПК ЬЛТБО. с ИПТПЫП ЪБРПНОЙМ ФПФ ЧЕЮЕТ, ЕЭЕ Й РПФПНХ ЮФП УТБЪХ РПУМЕ ЖЙМШНБ ЪБЪЧПОЙМ ФЕМЕЖПО. ъЧПОЙМБ НБФШ. оЕ ЪОБА, ОБТПЮОП ФБЛ ЧЩЫМП ЙМЙ ОЕФ, ОП ОБЫЙ У ОЕК ТБЪЗПЧПТЩ УМХЮБАФУС ТБЪ Ч ДЧЕ ОЕДЕМЙ ОЙ ДОЕН РПЪЦЕ, ОЙ ДОЕН ТБОШЫЕ. фПФ ДЕОШ ОЕ ПЛБЪБМУС ЙУЛМАЮЕОЙЕН. с ЧПУУФБОБЧМЙЧБА ЕЗП Ч РПДТПВОПУФСИ.
с РПДОЙНБА ФТХВЛХ:
ъДТБЧУФЧХК, УЩОПЛ.
ъДТБЧУФЧХК. лБЛ Х ФЕВС ДЕМБ?
дБ, ФБЛ. уЕЗПДОС ДХНБМБ П ФПН, ЮФП ЙЪ НПЕК ФЩЛЧЩ ЧЩКДЕФ РТЕЛТБУОПЕ ИТБОЙМЙЭЕ ДМС ЪЧХЛПЧ РТПЫМПЗП.
рПОСФОП.
нБФШ ЗПЧПТЙФ Ч ОПУ Й ФП Й ДЕМП ЧЪДЩИБЕФ:
х ФЕВС ХУФБЧЫЙК ЗПМПУ. фЩ ЪБВПМЕМБ?
оЕФ. ьФП ЧЕФТЩ. пОЙ РПДОЙНБАФ РЩМШ, ЛПФПТБС ЪБУФБЧМСЕФ НЕОС ЛБЫМСФШ.
у ФПВПК ВЩ ФБЛПЗП ОЕ УМХЮЙМПУШ.
оХ, ДБ МБДОП. юФП Х ФЕВС ОПЧПЗП, УЩОПЛ?
фПЦЕ ОЙЮЕЗП ПУПВЕООПЗП, С РЕТЕЧПЦХ ЧЪЗМСД ОБ ХМЙГХ Й ЪБНЕЮБА, ЛБЛ РПТФЙФУС РПЗПДБ. рПУНПФТЙ Ч ПЛОП. чЙДЙЫШ? зТСЪОПЗП УЙОЕЗП ГЧЕФБ.
дБ, ЧЙЦХ, НБФШ ЪБНПМЛБЕФ. фХЮЙ.
с ЛМБДХ ФТХВЛХ Й ФСОХУШ ЪБ ЛПУФЩМЕН. ъБДЕФЩК УФБЛБО У ЮБЕН РБДБЕФ ОБ РПМ. дПЛПЧЩМСЧ ДП ПЛОБ, С ПФПДЧЙЗБА ЪБОБЧЕУЛХ, Й ПУФПТПЦОП ЧЗМСДЩЧБАУШ Ч ХОЩМЩК РЕКЪБЦ. вЩУФТП ФЕНОЕЕФ, Ч УХНЕТЛБИ ТПЭБ ЛБЦЕФУС ЧТБЦДЕВОПК. нПУФ РТПТЙУПЧЩЧБЕФУС ЧУЕ ИХЦЕ Й ИХЦЕ, УМПЧОП УФБТБСУШ УРТСФБФШУС Ч ЧЕЮЕТОЕК ДЩНЛЕ. чТПДЕ ВЩ ЧУЕ ЛБЛ ПВЩЮОП Й ЧТПДЕ ВЩ ЧУЕ ОБ УЧПЙИ НЕУФБИ, ДБ ФПМШЛП ЛПЗДБ УНПФТЙЫШ ЙЪП ДОС Ч ДЕОШ ОБ ПДОХ Й ФХ ЦЕ ЛБТФЙОХ, ЪБРПНЙОБЕЫШ УБНЩЕ ВЕУРПМЕЪОЩЕ ДЕФБМЙ, Й ЕУМЙ Ч ОЕК ЮФП-ФП РПСЧЙМПУШ ЙМЙ ЮЕЗП-ФП ОЕ ИЧБФБЕФ ФП ЬФП УТБЪХ ЮХЧУФЧХЕФУС. й С ЪБНЕЮБА МЙЫОАА ДЕФБМШ. рП ТЕЛЕ РМЩЧЕФ ЮФП-ФП, Й ЬФП ЮФП-ФП РПИПЦЕ ОБ ЮЕМПЧЕЛБ. чЙДОБ ЗПМПЧБ Й ЮБУФШ РМЕЮБ. тПФ ЫЙТПЛП ПФЛТЩФ, МЙГП ЧТПДЕ ВЩ НХЦУЛПЕ ЙЪДБМЕЛБ ТБУУНПФТЕФШ ФТХДОП. фЕМП ДПРМЩЧБЕФ ДП НПУФБ Й РТПРБДБЕФ РПД ОЙН. с ЛТЕРЛП УЦЙНБА ЪБОБЧЕУЛХ, ОБДЕСУШ, ЮФП НОЕ РПЛБЪБМПУШ. оП, НЙОПЧБЧ НПУФ, ФЕМП РПСЧМСЕФУС ЧОПЧШ. пОП ВЕЪДЧЙЦОП Й РМЩЧЕФ ДБМШЫЕ. с ЧУМХИ ТЕЫБА, ЮФП ЕУМЙ ЬФП НЕТФЧЕГ, Й НОЕ ЧУЕ-ФБЛЙ ОЕ РПНЕТЕЭЙМПУШ, ФП, ОХЦОП ИПФС ВЩ ЧЩМПЧЙФШ ЕЗП Й РПОСФШ, ЮФП У ОЙН УМХЮЙМПУШ. оЕ ФТБФС ЧТЕНС ОБ ПДЕЧБОЙС, С НЙЗПН ЧЩИПЦХ ЙЪ ЛЧБТФЙТЩ Й ВТПУБАУШ Л МЙЖФХ. оПТНБМШОЩК ЮЕМПЧЕЛ, У ОПТНБМШОЩНЙ ОПЗБНЙ, РТЕПДПМЕМ ВЩ ТБУУФПСОЙЕ ДП ТЕЛЙ ЪБ РБТХ НЙОХФ. ч НПЕН ЦЕ УМХЮБЕ ПУФБЕФУС МЙЫШ ТБУУЮЙФЩЧБФШ ОБ ФП, ЮФП ФТХР ОЕ РТПРБДЕФ ИПФС ВЩ ЕЭЕ РСФШ-УЕНШ НЙОХФ.
с ПЛБЪЩЧБАУШ ОБ ХМЙГЕ Й ЧЩТХМЙЧБА Ч ОБРТБЧМЕОЙЙ ТЕЛЙ ТЧХУШ, Й ЛБЦДЩК ТБЪ УФХРБС ОБ ВПМШОХА ОПЗХ, РТЙИТБНЩЧБА. ч ЗПМПЧЕ ЛТХФСФУС УАЦЕФЩ РТЕУФХРМЕОЙК: ПДЙО ХВЙМ ДТХЗПЗП Й УВТПУЙМ ФЕМП Ч ЧПДХ, УХЙГЙДОЙЛ, РБДБАЭЙК У РТЙУФБОЙ, ЛБЛ ОБДТХВМЕООПЕ ДЕТЕЧП.
оБЛПОЕГ ДПВТБЧЫЙУШ ДП НПУФБ, С УМЕЗЛБ УРПФЩЛБАУШ. уТБЪХ УНПФТА Ч ФХ УФПТПОХ, Ч ЛПФПТХА РМЩМ ФТХР ЧЩФСЗЙЧБАУШ, ЛБЛ НЩЫШ Ч РПЙУЛЕ ЕДЩ. фТХРБ ОЕФ.
пО ЧРПМОЕ НПЗ ХРМЩФШ ЪБ ФП ЧТЕНС, РПЛБ С ДПВЙТБМУС. оБ ДТХЗПН ВЕТЕЗХ ЗТПНЛП ТБУЛБЮЙЧБАФУС ДЕТЕЧШС. ч ФЕЮЕОЙЙ ТЕЛЙ ФПМШЛП УРПЛПКУФЧЙЕ.
лБЛ ПЧПЭЙ.
с ПВПТБЮЙЧБАУШ. тСДПН УП НОПК Ч ФПК ЦЕ РПЪЕ, ЮФП Й С УФПЙФ УПУЕДЛБ. пОБ ЙДЙПФУЛЙ ХМЩВБЕФУС Й, ОЕ НПТЗБС, УНПФТЙФ ОБ ТЕЛХ:
нЩ ЧУЕ ЛБЛ ПЧПЭЙ. оЕ РТБЧДБ МЙ? ВПТНПЮЕФ УПУЕДЛБ Й ХМЩВБЕФУС ЕЭЕ ТБЪ.
чЪЗМСОХЧ ОБ ЕЕ ОЕМЕРП ОБЛТБЫЕООЩЕ ЗХВЩ, С РПДРЙТБА РМЕЮП ЛПУФЩМЕН Й, ОЙЮЕЗП ОЕ ПФЧЕФЙЧ, ОБРТБЧМСАУШ ДПНПК. чУЕ ЙЪ-ЪБ ОПЗЙ ЮЕТФ ВЩ ЕЕ РПВТБМ ОЙ ОБ ЮФП ОЕ ЗПДЙФУС. чЕДШ С НПЗ ХУРЕФШ. й ЬФБ ЛХДТСЧБС ЛХЛМБ, ПФЛХДБ ПОБ ЧЪСМБУШ? оЕ УЙДЙФУС ЕК. юФП ПОБ ФБН ЧЩУНБФТЙЧБМБ?
рПЛБ С ЪМАУШ ОБ УЕВС Й НЩУМЕООП ЧПТЮХ, РПДЯЕЪД ПЛБЪЩЧБЕФУС РЕТЕД ЗМБЪБНЙ. ч ФПФ НПНЕОФ, ЛПЗДБ С ПФЛТЩЧБА ДЧЕТШ, НПК УМХИ ЧЩИЧБФЩЧБЕФ ЪЧХЛ, РПИПЦЙК ОБ ИТХУФ. с ЪБНЙТБА. пРСФШ РТЙЮХДМЙЧЩЕ ЙЗТЩ ЖБОФБЪЙЙ? иТХУФ РПЧФПТСЕФУС, ПО ЙДЕФ ЙЪ ПЛПЫЛБ РПДЧБМБ. уМЩЫБФУС ФПМЮЛЙ. юЕТЕЪ РБТХ УЕЛХОД ПРСФШ УМЩЫЙФУС ИТХУФ. рЕТЧБС НЩУМШ ЛФП-ФП ДЕТЦЙФ Ч РПДЧБМЕ ЦЙЧПФОЩИ. чФПТБС НЩУМШ
ЪБЮЕН ЛПНХ-ФП ЙЪ ОБЫЕЗП ДПНБ ДЕТЦБФШ Ч РПДЧБМЕ ЦЙЧПФОЩИ? лБЛПЕ-ФП ЧТЕНС С РТПДПМЦБА ОБРТСЦЕООП ЧУМХЫЙЧБФШУС. ъЧХЛЙ ВПМШЫЕ ОЕ РПЧФПТСАФУС, Й С РПФЙИПОШЛХ ЧПЪЧТБЭБАУШ ДПНПК.
чПКДС Ч ЛЧБТФЙТХ, С РЕТЧЩН ДЕМПН ЪБЛТЩЧБА ЕЕ ОБ ЪБНПЛ. уМЙЫЛПН НОПЗП ЧРЕЮБФМЕОЙК. уЕЧ ОБ РПМ, С РТЙУМПОСАУШ УРЙОПК Л УФЕОЕ Й ЪБУЩРБА.
***

йЗТБ Ч НПМЮБОЛХ ЧУЕЗДБ ЪБЧПДЙФ Ч ФХРЙЛ.
лПЗДБ С РТПУОХМУС ОБ УМЕДХАЭЙК ДЕОШ, ФП УТБЪХ ЧУФБЧБФШ ОЕ УФБМ. чП-РЕТЧЩИ, ЙЪ-ЪБ ОПЗЙ РПДОЙНБФШУС У РПУФЕМЙ ПЮЕОШ ФСЦЕМП. б ЧП-ЧФПТЩИ, С МАВМА РПДПМЗХ МЕЦБФШ. рТПУФП МЕЦБФШ, РСМЙФШУС Ч РПФПМПЛ Й П ЮЕН-ОЙВХДШ ДХНБФШ. с РМПФОП УЦЙНБМ ЗХВЩ, МЕЦБМ Й ДХНБМ. дХНБМ П ФПН, ЛЕН РТЙ ЦЙЪОЙ НПЗ ВЩФШ ФПФ НЕТФЧЕГ. оЕ РПЮХДЙМПУШ МЙ НОЕ ФП, ЮФП С ЧЙДЕМ. ч ЛБЛПК-ФП НПНЕОФ Х НЕОС РПСЧЙМПУШ ПЭХЭЕОЙЕ, ЮФП НПЙ НЩУМЙ РП-ОБУФПСЭЕНХ ЪБЦХЦЦБМЙ Ч ЗПМПЧЕ. пЛБЪБМПУШ, ЮФП ЦХЦЦБОЙЕ ВЩМП ТЕБМШОЩН. оП ЦХЦЦБМБ НХИБ. чЙДЙНП, ПОБ ЪБМЕФЕМБ ЮЕТЕЪ ПЛОП. нХИБ РЕТЕМЕФБМБ У ПДОПЗП НЕУФБ ОБ ДТХЗПЕ, Й, Ч ЛПОГЕ ЛПОГПЧ, УЕЧ ОБ РПФПМПЛ, НЕДМЕООП РП ОЕНХ ЪБРПМЪБМБ. уФТБООП, Ч ДЕФУФЧЕ НОЕ ОЕ ОТБЧЙМЙУШ НХИЙ. б РПФПН С ОБЫЕМ Ч ОЙИ НОПЗП ЙОФЕТЕУОПЗП. чПФ НХИБ ЛТХЦЙФУС ТСДПН У МАУФТПК Й ЧПФ НХИБ ОБ РПФПМЛЕ, ФПМШЛП ЧЧЕТИ ФПТНБЫЛБНЙ. рПМПЧЙОХ ЦЙЪОЙ НХИБ ЧЙДЙФ НЙТ РЕТЕЧЕТОХФЩН. чДТХЗ, ЕК ЛБЦЕФУС, ЮФП ЬФП МАДЙ ИПДСФ ЧЧЕТИ ФПТНБЫЛБНЙ.
с МЕЦБМ Й ДХНБМ РПД ЦХЦЦБОЙЕ НХИЙ.
лЧБТФЙТБ НПС ПВУФБЧМЕОБ ВЕДОП, УФБТЩЕ ПВПЙ РПЦЕМФЕМЙ, Й ФП Й ДЕМП ПФУМБЙЧБАФУС. еДЙОУФЧЕООПЕ ПЛОП ЪБНЕОСЕФ ЛБТФЙОХ ОБ УФЕОЕ. пЛОП РПНПЗБЕФ НОЕ ЧЙДЕФШ ПЛТХЗХ, ЮХЧУФЧПЧБФШ УЕВС РТЕДХРТЕЦДЕООЩН. дБЦЕ У ЪБЛТЩФЩНЙ ЗМБЪБНЙ С НПЗХ ПРЙУБФШ ФП, ЮФП ЙЪ ОЕЗП ЧЙЦХ. уЕТПЕ ОЕВП ЪБОЙНБЕФ ЧЕТИОАА ЮБУФШ "ЛБТФЙОЩ". дТХЗБС РПМПЧЙОБ ЧЕТИХЫЛЙ ЮЕТОЩИ ДЕТЕЧШЕЧ. дПН УП ЧУЕИ УФПТПО ПЛТХЦБЕФ ЗХУФБС ТПЭБ.
юЕН ДПМШЫЕ С МЕЦБМ, ФЕН ОБЧСЪЮЙЧЕЕ УФБОПЧЙМЙУШ НЩУМЙ П ФТХРЕ, НОЕ ОЕ ФЕТРЕМПУШ ПРСФШ ЧЕТОХФШУС Л ТЕЛЕ. чЩКДС ЙЪ ДПНБ, С ЧОПЧШ ОЕ ПВОБТХЦЙМ ОБ ХМЙГЕ МАДЕК. ъБВЩФЩК ЛЕН-ФП ФТЕИЛПМЕУОЩК ЧЕМПУЙРЕД ВЩМ Ч ФПН ЦЕ РПМПЦЕОЙЙ, ЮФП Й ОЕДЕМА ОБЪБД. с ДПЫЕМ ДП УЕТЕДЙОЩ НПУФБ Й УФБМ УНПФТЕФШ Ч ЧПДХ. ч ЧПДЕ ПФТБЦБМПУШ ФП ПДОП ПВМБЛП, ФП ДТХЗПЕ, Й НПС ЖБОФБЪЙС ОБЮБМБ ЙЗТБФШ У ПВТБЪБНЙ. уОБЮБМБ УЛПРЙЧЫЙЕУС ПВМБЛБ НОЕ ОБРПНОЙМЙ УЛБМХ, Б РПФПН УЛБМБ ЙЪНЕОЙМБ ЖПТНХ Й РТЕЧТБФЙМБУШ Ч ПЗТПНОПЗП УМПОБ. уМПО ЪБДЧЙЗБМ ИПВПФПН Й ЕМЕ ЪБНЕФОП РПДНЙЗОХМ НОЕ ЕДЙОУФЧЕООЩН ЗМБЪПН.
с ОБЙЧОП ДХНБМ, ЮФП ЕУМЙ ДПМЗП ВХДХ УНПФТЕФШ ОБ ТЕЛХ, ЧУЕ РПЧФПТЙФУС, ЛБЛ РТПЫМЩН ЧЕЮЕТПН Й С УНПЗХ ТЕБВЙМЙФЙТПЧБФШУС. оЕ ЪОБА, УЛПМШЛП ЧТЕНЕОЙ НОЕ РТЙЫМПУШ ФПТЮБФШ ОБ НПУФХ, ОП ОБЧЕТОП ПЮЕОШ ДПМЗП. оПЗБ УПЧУЕН ЪБОЕНЕМБ. с ЕЭЕ ТБЪ РПУНПФТЕМ Ч ЧПДХ Й УФБМ ЧПЪЧТБЭБФШУС ДПНПК.
чПЪМЕ РПДЯЕЪДБ С ЙОФХЙФЙЧОП УДЕМБМ ПУФБОПЧЛХ. й ОЕ ПЫЙВУС. рПОБЮБМХ ВЩМП ФЙИП, ОП РПФПН ЛБЛЙН-ФП ПВТБЪПН С РПЮХЧУФЧПЧБМ ЪЧХЛ ЕЭЕ ДП ФПЗП, ЛБЛ ЕЗП ХУМЩЫБМ. фПФ ЪЧХЛ. й ПРСФШ ЙЪ РПДЧБМБ. рПИПЦЙК ОБ ЦЙЧПФОЩЕ НЕФБОЙС Й ФПМЮЛЙ. с ОЙЛБЛ ОЕ НПЗ РПОСФШ, ЮФП ЦЕ ЧУЕ-ФБЛЙ УМЩЫХ. иХЦЕ ЧУЕЗП ЛПЗДБ ОЕ ЪОБЕЫШ ЙМЙ ОЕ ЧЙДЙЫШ ФПЗП, ЮФП ФЕВС РХЗБЕФ. пФ УФТБИБ С РПУРЕЫЙМ ДПНПК.
оБУФПТПЦЕООП РПДОЙНБСУШ РП МЕУФОЙГЕ, С УЮЙФБМ УФХРЕОЙ Й ДХНБМ П НБФЕТЙ.
пФЛТЩЧ ДЧЕТШ ЛЧБТФЙТЩ, С ЪБНЕТ. нПК ЧЪЗМСД РТЙЛПЧБМП ПЛОП. лБТФЙОБ РЕКЪБЦБ ЪБНЕОЙМБУШ ЛБТФЙОПК "рПЦБТБ". пЗТПНОПЕ РМБНС РПМЩИБМП ЗДЕ-ФП Ч УЕТЕДЙОЕ ТПЭЙ. с ОЕ УТБЪХ РПОСМ, ЮФП ПЗПОШ ОБУФПСЭЙК. зПТЕМП ЮФП-ФП ПЮЕОШ ВПМШЫПЕ. оП ЗПТЕМП ПЮЕОШ УФТБООП. оЕЕУФЕУФЧЕООП, "ЛБЛ ВЩ". чОХФТЙ ЛЧБТФЙТЩ ФПЦЕ ЧУЕ УФБМП "ЛБЛ ВЩ". чПЪДХИ РТЕЧТБФЙМУС Ч ЧБЛХХН, Х НЕОС РПСЧЙМПУШ ЮХЧУФЧП, ВХДФП С ЙДХ РПД ЧПДПК ДЧЙЦЕОЙС ТХЛ ЪБНЕДМЙМЙУШ, ЛЧБТФЙТБ РПРМЩМБ РЕТЕД ЗМБЪБНЙ. рМБНС ФПЦЕ РПРМЩМП, НЕДМЕООП ТБЪНБЪЩЧБСУШ РП ОЕВХ.
с ЧЩУХОХМУС ЙЪ ПЛОБ Й ЪБНЕФЙМ ОБ ДТХЗПН ВЕТЕЗХ ЛТПИПФОПЕ ЛТБУОПЕ РСФОП, ЖЙЗХТХ ЮЕМПЧЕЛБ. рПУФЕРЕООП ЖЙЗХТБ РТЙВМЙЦБМБУШ Л ОБЫЕНХ ДПНХ, Й НОЕ ХДБМПУШ ЕЕ МХЮЫЕ ТБУУНПФТЕФШ. ьФП ВЩМ РПЦБТОЙЛ. ч ЛПНВЙОЕЪПОЕ, Ч ЫМЕНЕ ЧУЕ ЛБЛ РПМБЗБЕФУС. рПЮЕНХ-ФП С УТБЪХ ЪБРПДПЪТЙМ, ЮФП РПЦБТОЙЛ РПВЕЦЙФ ЙНЕООП ОБ ОБЫ ЬФБЦ. оБЧЕТОП, РПЬФПНХ С ОЕ ХДЙЧЙМУС, ХУМЩЫБЧ ЮЕТЕЪ ЧТЕНС ЗТПНЛЙК ФПРПФ ОБ МЕУФОЙЮОПК РМПЭБДЛЕ.
рПЦБТОЙЛ ЧЩЗМСДЕМ ЙНЕООП ФБЛ, ЛБЛ С УЕВЕ ЕЗП Й РТЕДУФБЧМСМ. зПМХВПЗМБЪЩК, У ЪБЗПТЕМЩН МЙГПН Й, РТЙЮЕН БВУПМАФОП УРПЛПКОЩК. оЕ ВЩМП РПИПЦЕ, ЮФПВЩ ПО ЪБРЩИБМУС ЙМЙ ЧУРПФЕМ. лПЗДБ ПО НЕОС ХЧЙДЕМ, ФП РЕТЧЩН ДЕМПН УЛТЙЧЙМ ЗХВЩ Й, ОЕДПЧЕТЮЙЧП РПУНПФТЕЧ ОБ НПК ЛПУФЩМШ, УЛБЪБМ.
с РПЦБТОЙЛ. нПК ПФЕГ ВЩМ РПЦБТОЙЛПН. й ВТБФШС ФПЦЕ. х ОБУ Ч УЕНШЕ ЧУЕ РПЦБТОЙЛЙ. оБЫБ РПЦБТОБС ЮБУФШ ОБИПДЙФУС ЪДЕУШ, ОЕРПДБМЕЛХ. уЕЗПДОС ПОБ ЪБЗПТЕМБУШ, Й НЩ ОЙЛБЛ ОЕ НПЦЕН ЕЕ УРБУФЙ. с ЙЭХ ЧПДХ, ЮФПВЩ РПФХЫЙФШ ПЗПОШ.
нОЕ УФБМП ОЕМПЧЛП ПФ ЕЗП РТПУШВЩ, Й С УЙМШОП ЪБОЕТЧОЙЮБМ. цЙЪОШ Ч ЗМХЫЙ УДЕМБМБ НЕОС ОЕМАДЙНЩН. с ПФЧЕФЙМ ЕНХ, ЮФП Х НЕОС ОЕФ ЧПДЩ, Й ФПРФБМУС ОБ НЕУФЕ, ОЕ ЪОБС ЮЕН РПНПЮШ, Б РПЦБТОЙЛ РТПДПМЦБМ УЕТШЕЪОП УНПФТЕФШ ФП НОЕ Ч ЗМБЪБ, ФП ОБ ЛПУФЩМШ.
ч ЛПОГЕ ЛПОГПЧ, ОБЫ ТБЪЗПЧПТ ОЙ Л ЮЕНХ ОЕ РТЙЧЕМ. рПУМЕ ФПЗП ЛБЛ НЩ РПРТПЭБМЙУШ, С РТЙМШОХМ Л ДЧЕТЙ Й УФБМ УМХЫБФШ.
ъБ ДЧЕТША ТБЪДБМПУШ ОЕУЛПМШЛП ОЕХЧЕТЕООЩИ ЫБЗПЧ. лБЛ С Й ДХНБМ, РПЦБТОЙЛ РПУФХЮБМУС Л УПУЕДЛЕ. п ФПН, ЮФП РТПЙУИПДЙМП ЪБ ДЧЕТША, С ДПЗБДЩЧБМУС РП ЪЧХЛХ. ъБНПЛ РТПЧЕТОХМУС ДЧБ ТБЪБ Й РПУМЩЫБМУС ЦЕОУЛЙК ЗПМПУ. рПЦБТОЙЛ ОБЮБМ ЪБДБЧБФШ ЧПРТПУЩ, ОП ЛБЛЙЕ ЙНЕООП С ОЕ ТБЪПВТБМ. фПЮОП ФБЛ ЦЕ С ОЕ ТБЪПВТБМ Й УМПЧ УПУЕДЛЙ. оЕ ВЩМП ОЙ ЙУФЕТЙЛЙ, ОЙЮЕЗП ФБЛПЗП. пОЙ ВЕУЕДПЧБМЙ УРПЛПКОП Й ФЙИП. с ДБЦЕ УМЩЫБМ, ЛБЛ РБТХ ТБЪ УПУЕДЛБ УНЕСМБУШ.
б РПФПН ЗПМПУБ РТПРБМЙ. рПДПЦДБЧ ОЕНОПЗП, С ЧОПЧШ РПДПЫЕМ Л ПЛОХ Й РТПДПМЦЙМ ОБВМАДБФШ ЪБ РПЦБТПН.
рМБНС ЧДБМЙ ОЕ ХНЕОШЫЙМПУШ, Б ПУФБМПУШ ФБЛЙН ЦЕ. пОП ЛБЛ ВХДФП ВЩМП ОБТЙУПЧБОП. рПЦБТОЙЛ УРЕЫЙМ ПВТБФОП Ч ЮБУФШ ЛТБУОПЕ РСФОЩЫЛП УФТЕНЙФЕМШОП РЕТЕНЕЭБМПУШ РП НПУФХ. нОЕ ПУФБЧБМПУШ ФПМШЛП ДПЗБДЩЧБФШУС, ОБЫЕМ ПО ЧПДХ ЙМЙ ОЕФ? лПЗДБ РПЦБТОЙЛ ВЩМ ОБ ДТХЗПК УФПТПОЕ ТЕЛЙ, С ЧЪСМ ФЕМЕЖПО Й ОБВТБМ ОПНЕТ УПУЕДЛЙ. рТПЫМП ЗХДЛПЧ ДЕУСФШ, ОП ПФЧЕФБ ОЕ РПУМЕДПЧБМП. с ОБВТБМ ОПНЕТ ЕЭЕ ТБЪ Й Ч ФТХВЛЕ, ОБЛПОЕГ, РПУМЩЫБМУС ЗПМПУ.
дБ. юЕЗП ФЩ ИПФЕМ?
рПЦБТОЙЛ, ЮФП РТЙИПДЙМ. еНХ ЧЕДШ ОЕ ЧПДБ ОХЦОБ ВЩМБ?
рПЮЕНХ ФЩ ХЧЕТЕО, ЮФП ЬФП ВЩМ РПЦБТОЙЛ?
с ЕЭЕ ТБЪ РПУНПФТЕМ Ч ПЛОП. рП ФХ УФПТПОХ ТЕЛЙ ОЙЛПЗП ОЕ ВЩМП. мАДЙ РПСЧМСАФУС Й ФХФ ЦЕ ЙУЮЕЪБАФ. нПК УМЕДХАЭЙК ЧПРТПУ ВЩМ МПЗЙЮЕО:
с ОЕ ЪОБА, ЛФП ЮЙФБЕФ ОБЫЙ ЗБЪЕФЩ. рПЮФБМШПО ОЕ РТЙИПДЙМ ХЦЕ ДБЧОП, Б СЭЙЛЙ ЧУЕ ТБЧОП ОЕ РХУФХАФ. зДЕ ПО? нЕОС ЬФП ВЕУРПЛПЙФ. зБЪЕФЩ РПУФПСООП ЪБВЙТБАФ.
лФП ЪОБЕФ П РПЮФБМШПОЕ? пО ИПДЙФ ФХДБ-УАДБ. оЙЮЕЗП УФТБООПЗП С ОЕ ЪБНЕЮБМБ, ЛТПНЕ ФПЗП, ЮФП ПО ПЮЕОШ МАВПРЩФЕО Й РТЙУМХЫЙЧБЕФУС Л ДЧЕТСН.
у ОЙН ОХЦОП ВХДЕФ ЮФП-ФП ТЕЫЙФШ. оП С ОЕ ПВ ЬФПН.
б П ЮЕН?
х ОБУ Ч РПДЧБМЕ НПЗХФ ВЩФШ ЦЙЧПФОЩЕ? с УМЩЫБМ Ч ОЕН ФПРПФ. й ОЕРТЙСФОЩК ЪЧХЛ. лБЛ ВХДФП ЧПМЛЙ, ФПМШЛП РП-ДТХЗПНХ. уПВБЛЙ ЙМЙ ЛБЛЙЕ-ОЙВХДШ ВПМШЫЙЕ ЪЧЕТЙ.
ьФП ОЕЧПЪНПЦОП. оБЫЙ ЦЙМШГЩ. й ЦЙЧПФОЩЕ.
б Х ЛПЗП ЛМАЮЙ ПФ РПДЧБМБ?
оЕ ЪОБА. дЧЕТШ ЛТБУЙМЙ ЧНЕУФЕ У ЪБНЛПН. дБЦЕ ЕУМЙ ВЩ РПДЧБМ ПФЛТЩЧБМЙ, ЬФП УТБЪХ ВЩ УФБМП ЪБНЕФОП.
нОЕ УФБМП РМПИП ПФ ОЕУПУФЩЛПЧПЛ. нЕТФЧЕГ, ЛПФПТЩК ЛХДБ-ФП РМЩМ. рПЦБТОЙЛ, ЛПФПТЩК ЙУЮЕЪ ВЩУФТЕЕ, ЮЕН РПСЧЙМУС. рТПРБЧЫЙК РПЮФБМШПО, ЦЙМШГЩ, ЛПФПТЩИ С ОЕ ЧЙЦХ. цЙЧПФОЩЕ, ЛПФПТЩЕ ОЙЛБЛ ОЕ НПЗХФ ВЩФШ Ч РПДЧБМЕ. еУМЙ УПУЕДЛБ РТБЧБ, ФП С ОБЧЕТОСЛБ ВПМЕО. б ЕУМЙ ОЕФ, ПОБ НПЦЕФ РТПРБУФШ УМЕДХАЭЕК. с ЧЪЗМСОХМ Ч ПЛОП ПЗОС ВПМШЫЕ ОЕ ВЩМП.
с РПМПЦЙМ ФТХВЛХ.

***

рТПИПДЙМЙ ДОЙ. уМПЧОП ЫЧЩ МПРБМЙУШ, НЕДМЕООП ПВОБЦБС ТБОХ УПНОЕОЙК.
ъБ ДПМЗЙЕ ЗПДЩ С РТЙЧЩЛ Л ФЙИПК ЦЙЪОЙ. с ЧЕТЙМ, ЮФП ПУФБМШОЩЕ МАДЙ ЦЙЧХФ ФПЮОП ФБЛ ЦЕ. тЕДЛП ЗПЧПТСФ Й НОПЗП ТБЪНЩЫМСАФ. с ВПСМУС, ЮФП ПУФБОХУШ БВУПМАФОП ПДЙО, ОП РЕТЕЕЪЦБФШ НОЕ ОЕ ИПФЕМПУШ. нОЕ РТПУФП ОХЦОБ ВЩМБ ФЙЫЙОБ.
чУЕ ВПМШЫЕ Й ВПМШЫЕ С ХВЕЦДБМУС, ЮФП НПК ДПН РЕТЕУФБМ ВЩФШ "НПЙН. ч ОЕН ЛБЛ ВХДФП ВЩ ПВТБЪПЧБМБУШ ПРХИПМШ. оЕЙЪЧЕУФОБС УХВУФБОГЙС, ЛПФПТБС ХЧЕМЙЮЙЧБМБУШ Ч ТБЪНЕТБИ, РПОЕНОПЗХ ЪБТБЦБС ЧЕУШ ПТЗБОЙЪН ЪДБОЙС.
еДЙОУФЧЕООЩК ЮЕМПЧЕЛ, ЦЙЧЫЙК УП НОПК ТСДПН, ЛПФПТПЗП С НПЗ ЧЙДЕФШ Й У ЛПФПТЩН НПЗ ТБЪЗПЧБТЙЧБФШ, РТПРБМ. уПУЕДЛБ. пОБ ВЩМБ, ЛБЛ РТЕДПИТБОЙФЕМШ ПФ ПЛПОЮБФЕМШОПЗП РПНЕЫБФЕМШУФЧБ. оП Й ПОБ ЧУЕ-ФБЛЙ ЙУЮЕЪМБ. еЕ ФЕМЕЖПО ОЕ ПФЧЕЮБМ, Б ПФЧЕФПН ОБ УФХЛ Ч ДЧЕТШ ВЩМП НПМЮБОЙЕ.
ъЧХЛ ЙЪ РПДЧБМБ УФБМ ДПОПУЙФШУС ЧУЕ ЮБЭЕ Й ПФЮЕФМЙЧЕЕ. нЕТЪЛПЕ ЮБЧЛБОШЕ С УМЩЫБМ ДБЦЕ РП ОПЮБН. пОП ЧПМОПЧБМП НЕОС. пОП РХЗБМП НЕОС. пОП УФБМП РПУФПСООЩН.
с ЦДБМ, ЛПЗДБ ОБУФХРЙФ УХВВПФБ Й РТЙДЕФ РПЕЪД. еЭЕ РПЮФБМШПО, ЗМСДС ОБ НПК ЙЪНХЮЕООЩК ЧЙД, УПЧЕФПЧБМ ПФДПИОХФШ ЗДЕ-ОЙВХДШ, ИПФС ВЩ Ч ЧЩИПДОЩЕ. зДЕ-ОЙВХДШ Ч ДТХЗПН НЕУФЕ. оП ОЕ ТСДПН У ТПЭЕК.
тБОП ХФТПН Ч УХВВПФХ С ХЦЕ УЙДЕМ ОБ ПУФБОПЧЛЕ Й ЗТЩЪ ОПЗФЙ, ОЕТЧОЙЮБС РП РПЧПДХ РТЕДУФПСЭЕЗП РХФЕЫЕУФЧЙС. рПЕЪД ДМС НЕОС Ч РЕТЧХА ПЮЕТЕДШ ВЩМ МБЧЙОПК ЪЧХЛБ, Б ЪОБЮЙФ, ЧУФТЕЮБ У ОЙН ЗБТБОФЙТПЧБМБ РПТГЙА БДТЕОБМЙОБ. уПВУФЧЕООП, ФБЛ Й РПМХЮЙМПУШ. иБТБЛФЕТОЩК ЗХДПЛ ЪБУФБЧЙМ НЕОС ТЕЪЛП ЧУЛПЮЙФШ У НЕУФБ. с ЮХФШ ОЕ РПФЕТСМ УПЪОБОЙЕ, ЛПЗДБ РПЕЪД РПДЯЕЪЦБМ Л ПУФБОПЧЛЕ. б ПУПВЕООП, ЛПЗДБ Ч ОЕЗП РТЙЫМПУШ УБДЙФШУС.
пЛБЪБЧЫЙУШ ЧОХФТЙ, С ОЕНОПЗП ХУРПЛПЙМУС. рПРХФЮЙЛПЧ ОЕ ОБНЕЮБМПУШ, Й НПЦОП ВЩМП ОЕ ЧПМОПЧБФШУС, ЮФП ЛФП-ФП ВХДЕФ УНПФТЕФШ ОБ ОПЗХ.
рЫЕОЙЮОЩЕ РПМС РТПОПУЙМЙУШ ЪБ ПЛОПН, ПДОЙ РЫЕОЙЮОЩЕ РПМС. фБЛ РТПДПМЦБМПУШ ПЮЕОШ ДПМЗП. рПЛБ ОЕ РПЛБЪБМЙУШ МЩУЩЕ ЗПТЩ. б РПФПН НЩ РТПЕИБМЙ РПТФ.
оЕВП РПЛТБУОЕМП, Й УПМОГЕ УМПЧОП ЪБХМЩВБМПУШ МХЮБНЙ. чДБМЙ С ЪБНЕФЙМ ЛХЮХ РЕУФТЩИ ДПНЙЫЕЛ. с Ч ЫХФЛХ ОБЪЧБМ ЬФЙ ТБКПОЩ иТАЛМСОДЙЕК ЙМЙ лБТБНЕМШОПК уФТБОПК. с ВЩМ Ч ОЙИ РБТХ ТБЪ, РТБЧДБ, НОПЗП МЕФ ОБЪБД. й, ЧЙДЙНП, ОЙЮЕЗП У ФЕИ РПТ ОЕ ЙЪНЕОЙМПУШ. оБ ТЕЛМБНОЩИ ЭЙФБИ УЮБУФМЙЧЩЕ УЕНШЙ ЧУЕ ФБЛ ЦЕ СТПУФОП ПВМЙЪЩЧБМЙ ЗЙЗБОФУЛЙЕ ЛПОЖЕФЩ, Б УОЙЪХ ЛТБУПЧБМБУШ ОБДРЙУШ "нЕОФБМШОЩК УПО ЦЙЪОШ РП ТБУЮЕФХ".
фПЮОП ФБЛЙЕ ЦЕ УЕНШЙ С ХЧЙДЕМ Й ОБ ЧПЛЪБМЕ. й ЧУЕ ПОЙ ЙНЕМЙ ПДЙО Й ФПФ ЦЕ УПУФБЧ. нБНБ РХРУ, РБРБ РХРУ, Й У ОЙНЙ ЙИ ДЕФЙ НБМЕОШЛЙЕ УЧЙОЛЙ-ЛПРЙМЛЙ. оХ, РТСНП ЛПОЖЕФОЩЕ ЮЕМПЧЕЮЛЙ ЗТХЫЕЧЙДОПК ЖПТНЩ. эЕЛЙ ТПЪПЧЩЕ, ЛПЦБ, ЛБЛ ЛПТЛБ СВМПЮОПЗП РЙТПЗБ ЛТБУЙЧБС. тБУГЕМПЧБФШ? оБ ЧЛХУ РПРТПВПЧБФШ? бО ОЕФ, РБМШГЕН ОЕ ФТПОШ. зМБЪХТШ Й ЗБТНПОЙС. рПИПДЛБ ВПКГБ УХНП РМАУ МЕЗЛПУФШ НЩУМЕК-УМПЧ.
чУЕ ЛБЪБМПУШ ЙЗТХЫЕЮОЩН Й ОЕУЕТШЕЪОЩН. цЕМФЩЕ УФЕОЩ, ЛТБУОЩЕ ЛТЩЫЙ, ЪЕМЕОЩЕ ДЧЕТЙ. рПЛБ С УФПСМ У ПФЛТЩФЩН ТФПН Й У ЪБЧЙУФША ТБУУНБФТЙЧБМ ДПНБ, НЕОС УВЙМЙ У ОПЗ. чУЕ РТПЙЪПЫМП ФБЛ ВЩУФТП УЕЛХОДБ Й С МПЛФСНЙ ХДБТСАУШ ПВ БУЖБМШФ. пЛБЪБМПУШ, НЕОС УВЙМ РХИМЩК ИХМЙЗБО ОБ НЙОЙБФАТОПК НБЫЙОЕ. йЪ НБЫЙОЩ НОЕ Ч ТХЛЙ РПУЩРБМЙУШ ЛБЛЙЕ-ФП ТБЪОПГЧЕФОЩЕ ЫБТЙЛЙ. с ОБВТБМ ЙИ ГЕМХА ЗПТУФШ, Й, РПРТПВПЧБЧ ПДЙО ОБ ЧЛХУ, РПОСМ, ЮФП ЬФП ЛПОЖЕФЩ. нБМШЮЙЫЛБ ЪБРМБЛБМ, УФБЧ ЪЧБФШ ЧЪТПУМЩИ ОБ РПНПЭШ.
йЪ ДПНБ ОБРТПФЙЧ РПУМЩЫБМПУШ ЧПТЮБОЙЕ. дЧЕТШ ПФЛТЩМ ЮЕМПЧЕЛ У ВПМШЫЙН РХЪПН. пО РПРТБЧЙМ РПДФСЦЛЙ Й РТЙЗТПЪЙМ НОЕ РБМШГЕН.
пРСФШ ЛТЩУЕОЩЫ ФЩ ЗТЩЪЕЫШ НПЕ УРПЛПКУФЧЙЕ. фЕВЕ ЙЪЗПОСФШ, РБДМБ, ЛФП ТБЪТЕЫБМ?
рПУМЕ ЬФПЗП ПО РПЧЕТОХМ ЗПМПЧХ Ч УФПТПОХ Й ЛПНХ-ФП ЛТЙЛОХМ:
нБТЩУС!
йЪ-ЪБ ХЗМБ ЧЩЫМБ ФПМУФБС ДЕЧПЮЛБ У РТЙЮЕУЛПК "РПД ЗПТЫПЛ". пОБ ДЕВЙМШОП ХМЩВБМБУШ Й ЛПЧЩТСМБ Ч ОПУХ. юЕМПЧЕЛ У ВПМШЫЙН РХЪПН ЮФП-ФП ДПУФБМ ЙЪ ЛБТНБОБ Й ДБМ УЯЕУФШ ДЕЧПЮЛЕ.
фЩ Ц НПС УБИБТОБС. оБ, ЧПФ. рПЗТЩЪЙ.
нБТЩУС ЗТПНЛП РХУФЙМБ ЗБЪЩ, УНЕСУШ Й ИТАЛБС ПФ ХДПЧПМШУФЧЙС. ъБРБИ РПЫЕМ ФХФ ЦЕ. уФТБООП, ОП ЗБЪЩ ДЕЧПЮЛЙ РПЛБЪБМЙУШ НОЕ ДБЦЕ БТПНБФОЩНЙ, УМПЧОП ЧНЕУФП ЛБМБ Ч ЕЕ ЛЙЫЕЮОЙЛЕ ВЩМЙ ТПЦДЕУФЧЕОУЛЙЕ УМБДПУФЙ.
хМЙГБ ЪБЫЕЧЕМЙМБУШ. нЕУФОЩЕ РППЮЕТЕДОП ЧЩИПДЙМЙ ЙЪ УЧПЙИ ДПНПЧ Й УПВЙТБМЙУШ ЧПЛТХЗ НЕОС. пОЙ УМЕДЙМЙ ЪБ НПЕК ТЕБЛГЙЕК Й, УЛПТЕЕ ЧУЕЗП, ЪОБМЙ, ЮФП НОЕ УФТБЫОП. с ЮХЧУФЧПЧБМ УЕВС ПВЕЪШСОЛПК Ч ЪППРБТЛЕ, ЛПФПТХА ЛБЦДЩК ИПФЕМ РЕТЕДТБЪОЙФШ Й ОБРХЗБФШ. лФП-ФП ЙЪ ФПМРЩ РПДВЕЦБМ РПВМЙЦЕ Й ОБУЙМШОП ЪБРЙИОХМ НОЕ Ч ТПФ ЛПОЖЕФЩ.
рПУМЩЫБМУС УНЕИ:
зМС, ЛБЛ РМСЫЕФ? вТПДСЦЛБ ЪБУУБОБС. х ОЕЕ ЧПО РЕОБ ЙЪП ТФБ!
нЕОС ЧДТХЗ ОБЮБМП ТЧБФШ. нПЕ ФЕМП, ЛБЛ РПЦБТОЩК ЫМБОЗ, УФБМП ЧЩВМЕЧЩЧБФШ РЕОХ. уЧЙОХУЩ РПРСФЙМЙУШ ОБЪБД, Й С Ч НПНЕОФ ПВТЩЗБМ РЕОПК БЧФПНПВЙМШ НБМШЮЙЫЛЙ. нЕОС ОЕ РЕТЕУФБЧБМП ФТСУФЙ. оЕФ. оЕ РТПУФП ФТСУФЙ. с ВЙМУС Ч ЛПОЧХМШУЙСИ, ОЕ РПОЙНБС, ЮФП УП НОПК РТПЙУИПДЙФ, Й РПЮЕНХ НЕОС ФБЛ ОЕОБЧЙДСФ. фПМУФЩЕ ЭЕЛЙ УЧЙОХУПЧ РТПДПМЦБМЙ ХЗТПЦБАЭЕ ОБДЧЙЗБФШУС ОБ НЕОС:
иПЮЕЫШ ЛПОЖЕФЛХ УМБДЛХА? лБЛ РПРЛХ ВПЗБ УМБДЛХА?
уМПЧБ ВПМШЫЕ ОЕ ЪЧХЮБМЙ ДМС НЕОС. с РЕТЕУФБМ ЙИ УМЩЫБФШ. лБЦДПЕ УМЕДХАЭЕЕ ПУЛПТВМЕОЙЕ ЧУРМЩЧБМП РЕТЕД ЗМБЪБНЙ Ч ЧЙДЕ УХВФЙФТПЧ, ФПЮОП С РПРБМ Ч УФБТЩК ЮЕТОП-ВЕМЩК ЖЙМШН. оП УЧЙОХУЩ ОЕ ХОЙНБМЙУШ:
рПЛБ ДЕФЙ УРСФ ЛТЕРЛЙН УОПН, ЙИ ТПДЙФЕМЙ УПЧЕТЫБАФ РТЕУФХРМЕОЙС, Й Ч ЬФЙИ РТЕУФХРМЕОЙСИ ЛТПЕФУС УЕЛТЕФ ОЕЧЙООПУФЙ ЛБЦДПЗП ЧЙОПЧОПЗП ОБ ЪЕНМЕ, ОП ФЩ, ЧЙДЙНП, БВПТФЩЫ, УПЧУЕН ПВОБЗМЕМ. ъБЗБДЙМ ОБЫХ ХМЙГХ, ОБЫЙ ЛПОЖЕФЩ Й ОБЫЙИ ДЕФЕК.
чНЕУФП ПФЧЕФБ ЙЪ НПЕЗП ТФБ ЧЩТЧБМУС НПЭОЩК ЖПОФБО РЕОЩ, Й НЕОС ПФВТПУЙМП ОБЪБД. нОЕ ПЮЕОШ РПЧЕЪМП. пЮХФЙЧЫЙУШ ОБ РТЙМЙЮОПН ТБУУФПСОЙЙ ПФ УЧЙОХУПЧ, С УНПЗ РПДОСФШУС Й ЛПЕ-ЛБЛ ДПВЕЦБФШ ДП ЧПЛЪБМБ.
оЕ РПОЙНБА, ЛБЛ НОЕ ЬФП ХДБМПУШ. рПНОА, ЛБЛ ЛТЙЮБМЙ Ч УРЙОХ. лБЛ ХЗТПЦБМЙ, РПНОА. дЧЕТШ ЛХРЕ ДП УЙИ РПТ УФПЙФ РЕТЕД ЗМБЪБНЙ. оБЧЕТОП, ЧУЕ-ФБЛЙ УМХЮЙМПУШ ЮХДП.
с ЪБЛТЩМ ХЫЙ ТХЛБНЙ, ЪБУЩРБС РПД ТБЪЯСТЕООЩЕ ХДБТЩ РП ЧБЗПОХ, Й ВПМШЫЕ ОЕ ВПСМУС. нПЦЕФ ВЩФШ, ФБЛ УТБВПФБМ НПК ПТЗБОЙЪН. оЕ ЪОБА. оП С ВПМШЫЕ ОЕ ВПСМУС. с РЕТЕУФБМ ДЕТЗБФШУС, УЕМ ТПЧОП Й ХУРПЛПЙМУС. рПУМЕДОЕЕ, ЮФП С ЪБРПНОЙМ, ЛБЛ ФТПОХМУС РПЕЪД.

***

нПОУФТ ЦЙЧЕФ Ч РПДЧБМЕ НПЕЗП ДПНБ Ч ПВМЙЮЙЙ УМПОПРПДПВОЩИ ФЧБТЕК. х НЕОС ОЕФ НБФЕТЙ ПОБ ХНЕТМБ РТЙ ТПДБИ. х НЕОС ОЕФ ДБЦЕ ЕЕ УОЙНЛБ. оП НПОУФТ ЪЧПОЙФ РП ФЕМЕЖПОХ Й ЗПЧПТЙФ УП НОПК РПД ЧЙДПН НБФЕТЙ. уОБЮБМБ ПО УЯЕМ ЧУЕИ МАДЕК ОБ РЕТЧПН ЬФБЦЕ. рПФПН ДПВТБМУС Й ДП РПУМЕДОЙИ. с УЛБТНМЙЧБМ ЕНХ ЦЙМШГПЧ ДПМЗП Й НЕФПДЙЮОП, УЕНШС ЪБ УЕНШЕА. чЩНБОЙЧБМ ПДОПЗП ЪБ ДТХЗЙН. уЧПА УПУЕДЛХ С ЕНХ ФПЦЕ УЛПТНЙМ, РПЬФПНХ НПОУФТХ РТЙИПДЙФУС РТЙФЧПТСФШУС Й ЕК. оБ ЧУА ПЛТХЗХ ПУФБМЙУШ ФПМШЛП С Й ПО. пО ЧУЕ НОЕ ЪБНЕОСЕФ. фЕМЕЧЙЪПТ Х НЕОС ОЕ ТБВПФБМ, ОП НПОУФТ Й ПВ ЬФПН РПЪБВПФЙМУС. пО ОБЮБМ УЙНХМЙТПЧБФШ ЛБОБМЩ, РТПЗТБННЩ Й ЗПМПУБ. пО ПЮЕОШ ХНОЩК. ъОБЕФ ЗДЕ С, У ЛЕН С Й ПВЙЦБЕФ МЙ ЛФП. нПС ЪМПУФШ ЕНХ ЛБЛ ФПРМЙЧП. уЕКЮБУ УФЕОЩ ЛЧБТФЙТЩ УМЕЗЛБ РПДТБЗЙЧБАФ, ЧОЙЪХ УМЩЫБФУС ФПМЮЛЙ. юФП Ц, РПТБ ЕЗП ЛПТНЙФШ.
с УРХУЛБАУШ РП УФХРЕОШЛБН, УЦЙНБС Ч ЛБТНБОЕ ЛМАЮ ПФ РПДЧБМБ. лБЛ ИПТПЫП, ЮФП ОЙЛПЗП ОЕ ПУФБМПУШ. жБОФПНОЩЕ ВПМЙ Ч ОПЗЕ ЕДЙОУФЧЕООПЕ, ЮФП ЧТЕНЕОБНЙ УЙМШОП ТБЪДТБЦБЕФ. у ОПЗБНЙ ЧУЕ ОПТНБМШОП, Б ЛПЧЩМСА, ЛБЛ ЙДЙПФ. дБ Й ЛБЛ ВЩ ИЙМБС ИТПНПОПЦЛБ ДПФБЭЙМБ ФБЛПЗП ДЕФЙОХ ДП ТЕЛЙ. юЕТФПЧ РПЮФБМШПО УП УЧПЙНЙ ЗБЪЕФБНЙ.
дПКДС ДП ФТЕФШЕЗП ЬФБЦБ, С РТПЧЕТСА ОБ НЕУФЕ МЙ МЕДЕОГЩ. дБ, ОБ НЕУФЕ. уРХУЛБАУШ ДБМШЫЕ.
фПФ УМХЮБК У РПЦБТОЙЛБНЙ РТПЙЪПЫЕМ, ЛПЗДБ С ВЩМ УПЧУЕН ТЕВЕОЛПН. оБ НЕОС, ЛПОЕЮОП, ОЙЛФП ОЕ РПДХНБМ. нБМЕОШЛЙК, ОЕУНЩЫМЕОЩК. йНЕООП ФПЗДБ, РПУМЕ ФТБЗЕДЙЙ, НПОУФТ Й ОБЮБМ ЦЙФШ ЧНЕУФЕ УП НОПК. рП ОПЮБН С ЪБНЕЮБМ, ЛБЛ ТСДПН У ЛТПЧБФША УФПЙФ ЕЗП ФЕНОЩК УЙМХЬФ. уФТБЫОП ОЕ ВЩМП. уЛПТЕЕ ОБПВПТПФ.
тПЪПЧПЭЕЛБС иТАЛМСОДЙС. еЕ ЪБРБИ ЪБРБИ ЛПОЖЕФ С РПЮХЧУФЧПЧБМ ЕЭЕ Ч РПЕЪДЕ, ЛПЗДБ ФПМШЛП РТЙВМЙЦБМУС Л ОЕК. б ФБН, УТЕДЙ УЛБЪПЮОЩИ ДПНЙЫЕЛ, НПЦОП ТБЪЗХМСФШУС. лБЛЙЕ ЧТЕДОЩЕ ИТАЫЛЙ ФБН ПВЙФБАФ. оЕМЕРЩЕ ДП ХЦБУБ. чУЕ-ФБЛЙ ПОЙ УНЕЫОЩЕ. мПРБАФ УМБДЛПЕ ЪБ ПВЕ ЭЕЛЙ, ЦЙТЕАФ. зПФПЧ РПУРПТЙФШ, ЙИ ЛПЦБ РБИОЕФ МЕДЕОГБНЙ, ЙИ ПДЕЦДБ РБИОЕФ МЕДЕОГБНЙ, Й ЙИ ДПНЙЫЛЙ ФПЦЕ РБИОХФ МЕДЕОГБНЙ. хДБЮОЕЕ Й ОЕ РТЙДХНБЕЫШ. чЕУЕМБС РПТПУОС УБНБ ОБТЙУПЧБМБ Х УЕВС ОБ МВБИ НЙЫЕОЙ.
чПФ Й ЪЕМЕОБС ДЧЕТШ С ПФЛТЩЧБА РПДЧБМ.
чПОШ ПФ ФТХРПЧ ЙДЕФ УФТБЫОБС. ч ФЕНОПФЕ НЕМШЛБАФ ИПВПФЩ.
чУЕ-ФБЛЙ ДЕФЙ РПМХЮЙМЙУШ РТПЦПТМЙЧЩЕ. у АНПТПН. рТЙДЕМБМЙ УЕВЕ ПФПТЧБООЩЕ ТХЛЙ Й ОПЗЙ. пДЙО УЕВЕ РТЙДЕМБМ ЗПМПЧХ РТПЖЕУУПТБ УП ЧФПТПЗП ЬФБЦБ. "лТБУБЧГЕН" ЕЗП ОБЪПЧХ.
рПЫБТЙЧ Ч ЛБТНБОБИ, С ДПУФБА ТБЪОПГЧЕФОЩЕ ЫБТЙЛЙ Й ОБЮЙОБА ЛПТНМЕОЙЕ. нБМЩЫЙ УМАОСЧСФ НПЙ МБДПОЙ, ЦБДОП РПЕДБС ЛПОЖЕФЩ. пУФТЩЕ ЛМЩЛЙ ГБТБРБАФ ЛПЦХ. йОФЕТЕУОП УЛПМШЛП ЛЙМПНЕФТПЧ ВЕЦБФШ ДП иТАЛМСОДЙЙ? дЧБДГБФШ? фТЙДГБФШ? чУЕ ТБЧОП ДПВЕТХФУС. фПЮОП ДПВЕТХФУС.
рПД ЗТПНЛПЕ ЮБЧЛБОШЕ Й ТЩЮБОЙЕ С ЧУРПНЙОБА УМПЧБ ЙЪ ПДОПК ДЕФУЛПК РЕУЕОЛЙ.
"уЧЙОЛБ РХИМБ УЧЙОЛБ УДПИМБ,
уЕВС УЧЙОЛБ ЧЕМБ РМПИП".
уНЕСУШ Й РПУФПСООП ОБРЕЧБС ПДОЙ Й ФЕ ЦЕ УФТПЮЛЙ, С ЫЙТПЛП ПФЛТЩЧБА ДЧЕТШ РПДЯЕЪДБ Й ДПЧПМШОЩК УПВПК ЧПЪЧТБЭБАУШ Ч ЛЧБТФЙТХ.

***

уЕКЮБУ С ЧОПЧШ ЦЙЧХ, ЛБЛ Й ТБОШЫЕ. у НПНЕОФБ РПЕЪДЛЙ Ч иТАЛМСОДЙА РТПЫМП РТЙНЕТОП НЕУСГБ ДЧБ. фПЮОП ОЕ РПНОА. лПЗДБ ЮЙУФЙМ ЛЧБТФЙТХ, ЧЩВТПУЙМ ЛБМЕОДБТШ. пО НОЕ ЧУЕ ТБЧОП ОЕ ОХЦЕО.
оБ ДОСИ ЪЧПОЙМБ НБФШ. зПМПУ Х ОЕЕ ВЩМ ЗТХУФОЩК, ЙЪ-ЪБ РПНЕИ УМПЧБ РПОЙНБМЙУШ У ФТХДПН.
ъДТБЧУФЧХК, УЩОПЛ.
ъДТБЧУФЧХК. лБЛ ФЩ?
чУЕ ОПТНБМШОП. уЕЗПДОС РПТЕЪБМБ ТХЛХ, Б ЛТПЧЙ ОЕ ВЩМП. чПФ УЙЦХ Й ДХНБА, НПЦЕФ Х НЕОС ВЕУЛТПЧЙЕ. уФТБООПЕ ПЭХЭЕОЙЕ. лБЛ ВХДФП Х ФЕВС ЮХЦБС УМАОБ. уФТБООПЕ ПЭХЭЕОЙЕ. цТБФШ НПЪЗЙ. ъОБЕЫШ, Ч РПУМЕДОЕЕ ЧТЕНС С ЧУЕ ВПМШЫЕ НПМЮХ, УМХЫБС УЧПЙ НЩУМЙ. с РТПРХУЛБА НЙТ ЮЕТЕЪ УЕВС Й УПЪДБА УПВУФЧЕООЩК НЙТ. й Ч ОЕН ДМС НЕОС ЕУФШ ФПМШЛП ПДЙО ВПЗ ЬФП ОБУЙМЙЕ. й С ОЕ НПЗХ, Й ОЕ УНПЗМБ ВЩ РТПЦЙФШ УЧПА ЦЙЪОШ ЙОБЮЕ. рПФПНХ ЮФП ЧУЕ, ЮФП С ДЕМБА ФПЦЕ ОБУЙМЙЕ. фПМШЛП ОБУЙМЙЕ ОБД УПВПК.
с РПМПЦЙМ ФТХВЛХ Й РПДПЫЕМ Л ПЛОХ. оБ ВЕТЕЗХ С ХЧЙДЕМ ДЧХИ МАДЕК. ьФП ВЩМБ УПУЕДЛБ У ЛБЛЙН-ФП НХЦЮЙОПК. пОБ УФПСМБ ОЕРПДЧЙЦОП, Б НХЦЮЙОБ ЗТЩЪ ЕЕ МЙГП, РТЙУФТПЙЧЫЙУШ УВПЛХ. уПУЕДЛБ РПДОСМБ ЗПМПЧХ, ЪБНЕФЙМБ НЕОС Й РПНБИБМБ ТХЛПК. с РПНБИБМ ЕК Ч ПФЧЕФ Й ХМЩВОХМУС.
рПЗПДБ НЕОСМБУШ. оБ ХМЙГЕ ВЩУФТП ФЕНОЕМП. нОЕ ОЕ ИПФЕМПУШ ЧЩИПДЙФШ ЙЪ ЛЧБТФЙТЩ, Й С ПУФБМУС ДПНБ. дПУНБФТЙЧБФШ ПЮЕТЕДОПК ЮЕТОП-ВЕМЩК ЖЙМШН.
с ЦЙЧХ ОБ ПЛТБЙОЕ ЗПТПДБ, Ч ОПЧПУФТПКЛЕ У ПДОЙН ПЛОПН. пФ ГЕОФТБ ДБМЕЛП, ЪБФП ТСДПН ЕУФШ ЦЕМЕЪОБС ДПТПЗБ. нПЦОП УЕУФШ ОБ РПЕЪД Й ЧЩВТБФШ МАВХА РПОТБЧЙЧЫХАУС ПУФБОПЧЛХ. йОПЗДБ, НОЕ ЛБЦЕФУС, ЮФП Ч ОБЫЕН ДПНЕ ПУФБМЙУШ МЙЫШ С Й УПУЕДЛБ. пУФБМШОЩИ ЦЙМШГПЧ С ОЕ ОБВМАДБА ХЦЕ ДБЧОП, Й ПФ ЬФПЗП НОЕ УФБОПЧЙФУС ОЕ РП УЕВЕ. лФП-ФП УЛБЦЕФ, ЮФП РПДПВОЩК ТБКПО ОЕ УБНПЕ МХЮЫЕЕ НЕУФП ДМС НБМШЮЙЫЛЙ-ЙОЧБМЙДБ, ОП ЛФП ЪОБЕФ, ЮФП НОЕ ОХЦОП ОБ УБНПН ДЕМЕ.
©  Ганс Дизайнер
Объём: 1.104 а.л.    Опубликовано: 26 06 2007    Рейтинг: 10.06    Просмотров: 4835    Голосов: 2    Раздел: Экспериментальная проза
«И.Т.Е.К.»   Цикл:
Остальные публикации
«Периметр»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Творчество (Произведения публикуются для детального разбора от читателей. Помните: здесь возможна жесткая критика.)
Добавить отзыв
Ганс Дизайнер26-06-2007 22:20 №1
Ганс Дизайнер
Уснувший
Группа: Passive
Пусть avli знает.
Apriori26-06-2007 23:39 №2
Apriori
Тигрь-Людовед
Группа: Passive
какая прелесть :)))
особенно вторая часть 4)
:): - смайл Шрёдингера
avli26-06-2007 23:45 №3
avli
Уснувший
Группа: Passive
спасибо
Орден27-06-2007 01:55 №4
Орден
Автор
Группа: Passive
Написано хорошо…Напомнило даже рассказы По. Единственно, что могу сказать, так это убери бессмысленные иероглифы(скорее всего тот же рассказ, только с глюком)
Голос.

Сообщение правил Орден, 27-06-2007 01:58
shelly29-06-2007 00:15 №5
shelly
Автор
Группа: Passive
Понравилось.
Кроме иероглифов:))
Хочешь избежать критики - ничего не делай, ничего не говори и будь никем. ©
_29-06-2007 01:30 №6
_
Автор
Группа: Passive
иероглифы - угу, странно.

пожарник - тот, кто пострадал от пожара. профессия - пожарный.
дымка // Чтоб был легендой - день вчерашний, Чтоб был безумьем - каждый день! (c)// Но кто же, как не мы, любимых превращает в таких, каких любить уже не в силах мы?(c)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 36 •