Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Как же это, друзья?
Человек глядит на вишни в цвету,
А на поясе длинный меч!
Кёрай
oh_no_oh_my   / (без цикла)
Вишневый пирог.
Вишневый пирог.

Табличка с названием города: «Hidden-hills». Шоссе «101»
Играет Kendal Johansson ‘Blue Moon’
Пять часов утра. Лес, горы, пустыня, вода. Статичные планы. Только воздух колышется, говоря о том, что время не застыло, как на фотографии.
Все это время идут титры
С этих пор и до финальных кадров непрекращающееся гудение электричества заполняет пространство картины - такое можно услышать, когда стоишь на пустой платформе метро в конце дня и чувствуешь, как остывающие от дневного напряжения рельсы тихо постанывают
По земле разбросан целлофан. Камера пытается заглянуть под него, но то, что внутри, ускользает, не открывается взгляду. Лишь на мгновение может показаться, что объектив сфокусировался на завитых локонах чьих-то светлых волос.
Средний план: ночной столик, на нем черный телефон, блюдце с недоеденным печеньем и грязная кружка. Раздается звонок. Камера панорамирует по комнате, красным тяжелым шторам, стенам, завешанным фотографиями, снова возвращаясь к черному телефону, который все еще звонит. Крупный план: женские ярко накрашенные губы, поднесенные к трубке. На другом конце провода доносится спокойный голос, таким обычно проговаривают слова, перечитывая личный дневник. Кажется, что голос идет с диктофонной записи:
- «А мне вчера снился, наверное, - Бог. Боб снова померещился мне в окне. Я не могла сомкнуть глаз, было темно, я боялась снова посмотреть в его сторону и увидеть в темноте ночи это пристально глядящее на меня лицо. Я спала. Надо было включить ночник, но, казалось, света я боюсь еще больше… …и только что умерший Бо.., вдруг, встает передо мной и произносит мне прямо в лицо: «Смерть дала мне ровно одну минуту, чтобы пересказать тебе своё будущее…»
Ночь. Горящие тысячами городских огней глаза сов.
Камера пытается догнать убегающую девушку со светлыми волосами. Девушка несколько раз оборачивается и смотрит прямо в объектив. Кажется, что камера почти не движется, но убегающая, наверное, движется еще медленней, поэтому вскоре мы уже настигаем ее. Кому-то это может показаться сном, только вот чьим – непонятно, ибо о героях пока ничего не известно. Девушка оборачивается (крупный план) - но теперь она не та, кто убегала, у нее другое лицо, но увидеть это сможет только тот, кто вообще способен видеть подобные вещи. Если успеет, конечно, до тех пор, пока черты лица совсем не оформятся в типичный образ шестнадцатилетней американки.
Средне-крупным планом молодой человек в строгой офисной одежде. Он ест вишневый пирог. На заднем плане пылают красные стены. Его волосы тщательно прилизаны, и только бегающие глазки выдают в нем кого-то более странного, чем менеджера среднего звена, но и это заметит лишь тот, кто способен заглядывать под толстые стекла очков.
Лестница с нижнего ракурса. Из двери наверху льется неприятный неоновый свет. Камера медленно наезжает на дверь.
Снаружи доносится сирена, то ли скорой, то ли полиции
Квартира. Белый ковер, красные стены, работающий телевизор, отбрасывающий мерцание голубоватого света. Девушка со светлыми волосами и типичными чертами калифорнийки пытается учить роль. В руках у нее листочек с текстом. Она акцентированно читает: «Я знаю теперь, кто он. Совершенно точно знаю, что за человек Бо…».
(Играет The smashing pumpkins – Ava adore)
Перед нами высокое здание. Снаружи оно выглядит как офис крупной кинокомпании. Внутри помещение похоже на зал небольшого ночного клуба: вечный полумрак, андрогинные официанты, громкая музыка, красные стены, черные столы. За одним из них уже знакомый молодой человек в строгом костюме пьет виски, рядом с ним - мужчина в темных очках и в розовом пиджаке, из кармана которого вывернуто черное продюсерское сердце. Перед ним тарелка с супом. Он часто работает ложкой и громко прихлебывает. Крупным планом жирные жующие губы. Периодически мужчина в розовом достает из тарелки вареные лапки животных и начинает их флегматично обгладывать.
Заходит девушка со светлыми волосами и типичными калифорнийскими чертами лица.
Ракурс сверху, охватывающий все пространство зала, включая и главных персонажей.
Нижний ракурс
Девушка: Я люблю вишневый пирог.
Верхний ракурс
Молодой человек (вставая, но не смотря в сторону гостьи): В нашем объявлении было написано о знании английского.
Крупным планом губы мужчины в розовом пиджаке
Девушка: Тогда я люблю черри пай.
Молодой человек: Черепа? (все так же, не глядя на девушку, пристально смотрит в камеру)
Мужчина в розовом (обгладывая очередную лапку): Черепах?
Девушка смущается и не знает, что сказать.
Мужчина в розовом: Натуральность. Все должно быть натуральным, никакого притворства. Например, этот суп - он состоит только из качественных ингредиентов. Он - натуральный. И не перестанет таковым быть, если остынет или пропадет.
Молодой человек: Он хочет сказать, что у вас не очень получилось произнести "черри пай".
Девушка: Простите, дайте мне еще один шанс!
Мужчина в розовом, не отрываясь от тарелки, внезапно начинает орать: А может быть она хорошо знает английский!? А может быть, дело в другом!??? Может быть, она просто не любит! Да, не любит!!! Не люююбииитттт!!!
Мужчина в розовом с грохотом бросает ложку о стол и замирает.
Несколько секунд тишины, после чего молодой человек вполголоса удивленно произносит: Вы не любите черри пай? Если так, то никакой пощады, никакой...
Мужчина в розовом шумно встает, не отрывая взгляда от тарелки.
Молодой человек, также вполголоса, но уже злобно: У вас одна минута, чтобы переубедить Мистера Мэдди.
Девушка, будто повинуясь какой-то силе извне, и даже заметно ей сопротивляясь, делает шаг к столу, протягивает руку, берет ложку, зачерпывает супа из тарелки мужчины в розовом и подносит ко рту.
Крупно лицо девушки, по которому катятся обильные слезы. Рапид. Рот открывается и ложка погружается в него, губы хищно и чрезвычайно вульгарно смыкаются, через секунду из них выползает пустая сухая ложка. Девушка делает одно жевательное движение и судорожный глоток. Конец рапида.
Несколько секунд все стоят в оцепенении, после чего мужчина в розовом резко разворачивается и уходит за красные портьеры.
Молодой человек, также уходя, беззаботно: Вы приняты.
Играет наивная американская песенка конца пятидесятых. Skeeter Davis - Gonna get along without you now
В темном углу зала вдруг возникает темноволосый мужчина с лицом Клауса Номи в момент исполнения песни Cold song. Он подходит к светловолосой девушке, берет ее за руку и произносит:
- Вы будете моей женой.
Затемнение
Съемочный павильон. Одна из декораций представляет собой спальню. Мужчина с лицом Клауса Номи и светловолосая девушка занимаются любовью. Затем девушка встает с кровати и уходит в соседнюю комнату.
Камера статична. С минуту держит в кадре длинный коридор. Затем немного наезжает. Ничего не происходит, но, кажется, что-то должно вот-вот появиться. Пустой коридор. Стоны и гудение электрических рельсов в этот момент нарастает.
Героиня идет по улице, светится мокрый асфальт. Вдалеке виднеется молодой человек в офисном костюме, только вместо головы у него - свиная морда.
Камера статична, все тот же коридор, освященный неоновыми лампочками. Около одной из стен виден силуэт девушки, завернутой в целлофан, как в кокон.
Камера с минуту статично держит дверь, на ней мелькают неоновые огоньки, проникающие в помещение с улицы. Звучит громкая музыка, ясно, что где-то совсем рядом толпа людей гуляет на какой-то вечеринке. Затем камера медленно начинает наезжать на дверной глазок. Глазок становится все крупнее, расширяясь до черной закручивающейся в воронку бездны.
Девушка, истекающая кровью, лежит на мокром асфальте, протягивая вверх руки. Она душераздирающе зовет Боба. На улице темно, свет от фонарей играет в лужах. Мимо двигаются редкие прохожие. Кто-то из них на секунду останавливается перед истекающей кровью девушкой, разводит руками и идет дальше. Сцена длится долго, затем камера отъезжает назад, впуская в кадр осветительные приборы, стены павильона, шланг, из которого льется дождь, режиссера, смотрящего в монитор и всю остальную съемочную группу. Звучит усталое: «Стоп. Снято». Героиня встает с искусственного асфальта и выходит из павильона в уже знакомый длинный коридор киностудии. Она выходит на улицу, на ней светлая короткая сорочка, испачканная кровью. На улице ночь, она идет по дороге, иногда ей навстречу попадаются прохожие, которые поворачивают свои головы ей вслед. Камера статична. Фигурка девушки медленно удаляется вдаль.
Сияющая бездна на потолке. Пустынный двор с высокого этажа. Пустое шоссе. Мусорный бак, человек, смотрящий откуда-то из темноты мусорных мешков.
Ночь. Огни на асфальте. Остановка. На скамейке сидит человек в черной одежде с глубоко упрятанным внутрь лицом.
Продюсер в розовом пиджаке с черным сердцем наружу, в черных солнечных очках, есть суп с лапками животных. Он медленно поднимает голову от тарелки, смотрит в камеру и неторопливо, с расстановкой произносит: Бездонный черри пай, не вычерпать, - черпай!
Двое неизвестных, подглядывающих в щель двери, из под которой льется неоновый свет, перешептываются:
- Как ты думаешь, они нас заметили?
- Пожалуй, я съем еще один пончик.
Лицо одного из неизвестных выкрашено белой клоунской краской, а губы немного подведены темным карандашом
Вечер. Пустая улица. Девушка в белой сорочке сидит в машине. На лице ее - глубокая усталость. Девушка смотрит в темноту за боковым стеклом автомобиля, кажется что-то в отражении ее пугает. Мигающий маячок скорой помощи проносится мимо. Камера пытается сфокусироваться на стекле. Различимо лишь черное пятно, которое все больше расширяется, постепенно достигая ширины экрана, переходя в лицо незнакомца, обильно напудренное белым.
Зал суда. На скамье подсудимых мужчина с лицом Клауса Номи. Он обвиняется в убийстве своей жены.
Последнее слово обвиняемого перед вынесением приговора:
Я, Роберт Блейк, родившийся в 1933 году, в городе Натли, штат Нью-Джерси, в Соединенных Штатах Америки, непричастен к смерти моей жены Бонни Бэкли. В тот день мы собирались поужинать в нашем любимом кафе на севере Лос-Анджелеса. Мы приятно провели время, и, кстати, в тот вечер нам подали удивительно вкусный десерт. Вишневый пирог, приготовленный по особому старинному рецепту. Бонни наелась и даже поставила свою любимую песню в музыкальном автомате. Около девяти часов мы вышли из ресторана и отправились к машине, затем я вспомнил, что забыл там свой пистолет. Пришлось вернуться. Бонни же осталась ждать меня в салоне автомобиля. Придя в ресторан, я сразу же нашел свой пистолет, он лежал рядом с перечницей. Обрадовавшись, я заказал еще два стакана воды, чтобы утолить настигшую меня жажду. Затем я еще раз попрощался со знакомой официанткой. Вышел на улицу. Было удивительно тихо, и тем отчетливее, вдруг, раздался шум заводящегося мотора. Я подошел к машине и сначала никого там не увидел, оглянулся по сторонам…»
Во время речи камера снимает лица сидящих в зале суда. Среди прочих зритель узнает светловолосую блондинку, мужчину в розовом пиджаке и режиссера – молодого человека в офисном костюме. Они с нескрываемым любопытством наблюдают за происходящим.
Все тот же мокрый асфальт. Камера статично снимает удаляющуюся фигурку человека во время дождя, натянувшего пиджак на голову. Кажется, что и головы-то у него нет.
Черный "форд" останавливается рядом с небольшим кафе, на крыше которого возвышается гигантский муляж пластмассового мороженого в рожке. Такие заведения обычно прославляются своими особенными рецептами фруктовых пирогов. Из машины выходит Боб и девушка со светлыми волосами. Они заходят внутрь кафе. Пока Боб делает заказ, девушка бросает монетку в музыкальный автомат. Играет Siouxsie and the banshees ‘Forever’. Девушка начинает танцевать. В окне на секунду мелькает маячок милицейской машины. Затем девушка отправляется в дамскую комнату. По дороге ей встречается незнакомец с напудренным лицом и сообщает ей, что кто-то просит ее к телефону. Девушка возвращается обратно, берет у бармена телефонную трубку. На том конце провода, оказывается, ее действительно уже ждут.
Мужской голос произносит:
- Один раз я уже прошел мимо тебя. В другой раз мы даже встретились и заговорили. Теперь же ты будешь полностью принадлежать мне. Жди. Когда спасительный маячок пронесется мимо.
Слышатся быстрые гудки.
Играет David Bowie - I'm Deranged
Пустая комната, освещенная мерцанием телевизора, на экране диснеевский мультфильм. На маленьком столике лежит журнал и диктофон. Доносится женский голос, который почти срываясь на шепот диктует:
«Дорогой Дневник!

Я знаю теперь, кто он. Совершенно точно знаю, что за человек Боб. И должна поведать всему миру. Или, по крайней мере, кому то. Чтобы мне поверили…»

Запись резко обрывается, шипит. Доносится душераздирающий крик откуда-то уже за кадром.

Голос в диктофоне меняется на мужской:

«Всего тебе наилучшего.
С любовью…»

Пшшшшш

THE END.

Титр: Сюжет фильма создан по мотивам реальной истории, случившейся с актером Робертом Блейком. В остальном какие-либо совпадения невозможны.
©  oh_no_oh_my
Объём: 0.32 а.л.    Опубликовано: 02 02 2011    Рейтинг: 10.08    Просмотров: 1715    Голосов: 2    Раздел: Не определён
«путешествие»   Цикл:
(без цикла)
«прощание с голосом»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
   В сообществах: Полузакрытое Сообщество ЭЙЗЕНШТО?
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 31 •