Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Наша жизнь - росинка.
Пусть лишь капелька росы
Наша жизнь - и всё же...
Исса
Ambidexter   / Остальные публикации
Третье ущелье
Песок, камни. Длинные тени от камней рассекают песок красноватыми глубокими трещинами. Почти севшее солнце уже коснулось кромки воды. Тишина, нарушается только звоном цикад. Я медленно бреду по влажному песку вдоль кромки воды, совершенно не задумываясь о цели своей прогулки. Просто по дороге можно сесть на нагретый солнцем за день камень и смотреть на солнце, тихо, плавно и печально опускающееся в море, смотреть на бесконечную череду волн, слушать хищное шипение песка, с неохотой отпускающего очередную волну обратно в море. Можно сидеть, смотреть в море и ни о чем не думать. Но ни о чем не думать не получается, мысли, отпущенные на волю, сплетаются в причудливые клубки, которые принимают то одну форму, то другую. Постепенно темнеет, волн уже не видно, только слышно. Появляются звезды, южные, яркие и немного настырные, они отражаются в воде, дробятся, катаются на волнах. Волны их выплескивают на песок, но они тут же прыгают обратно, и так катаются до бесконечности. Камень постепенно остывает, я встаю и бреду обратно. Я проводил очередной жаркий южный день, встретил теплую и звездную южную ночь. Мне ничего больше не остается, только вырыть в теплом песке углубление, постелить туда шерстяное одеяло и улечся спать, чтобы немного продрогнув к утру, с благодарностью встретить первые лучи солнца, появляющегося из-за ближайшего холма. Новый день, который не сулит потрясений, будет таким же теплым и ласковым, как и вчерашний.
Утром безмятежное мое существование нарушается приходом тусовщиков. Они длинноволосы, загорелы, обвешены с ног до головы «фенечками» и ходят преимущественно нагишом. Они собираются в поселок за пищей, приглашают составить им компанию, но я ленюсь и отказываюсь. Компания эта достойна вполне подробного описания. Большинство из них я больше никогда не видел, но помню их хорошо. Первые персонажи – литовская, весьма странная, пара, юноша-сапожник, лет двадцати с небольшим, и его довольно угрюмая жена, по виду лет на пять его старше. Хотя, может, это специфика прибалтийского происхождения. Они держатся немного особняком, и у них есть палатка. Следующая - юная барышня с египетским профилем, очень стройная, если не сказать тощая, с практически полным отсутствием груди, что ее, впрочем, совершенно не портит. Она одна и явно не знает, к кому приклеиться, ведь барышня совсем юна и ей не пристало пребывать в гордом одиночестве. Есть претендент на роль напарника, спортивного вида юноша, отличающийся от прочей публики короткой стрижкой. Он апологет какой-то восточной школы, по вечерам он удаляется на некоторое расстояние и медитирует, сидя в позе лотоса. Несмотря на его явные поползновения установить с юной особой более тесный контакт, все попытки пропадают втуне. Еще одна персонажица - чрезвычайно активная москвичка, типаж общественницы. Она энергична, организует приготовление пищи, умудряется где-то добывать крупу и макароны. Она знает ивритское письмо и может часами рассказывать про древнекитайские философские течения, в которых несомненный дока. Еще один юноша, совершенно случайного свойства, он учится в ПТУ на то ли плиточника, то ли каменщика. Попав на южный берег, он прибился к этой компании, да так с в ней и остался. Его не очень любят, но терпят, и никто не гонит в силу добродушной атмосферы, царящей в этом кругу.
Имеет смысл рассказать и про место, где мы обитаем. Оно называется "Третье Ущелье", хотя, конечно, никакое это не ущелье, просто небольшая бухточка, третья по счету от Пицунды. В первой бухте - база отдыха студентов, то ли МГУ, то ли еще какого-то ВУЗа. Во втором обосновались дикие туристы, с палатками, надувными лодками, котелками и снедью. В третью бухту попасть не очень просто, по дороге приходится преодолевать небольшую водную преграду. Именно это место и облюбовали совсем дикие тусовщики, "Система", системные люди, пипл. Так они сами себя именуют. Это нечто вроде американских хиппи шестидесятых. Они живут вне социума, совсем сами по себе. Их взгляды очень похожи на взгляды хиппи, но с советской спецификой. В большинстве люди совершенно безвредные, летом они перекочевывают на берег Черного моря, или Гауи, в Латвии, а зимой обитают преимущественно в больших городах, вроде Питера или Москвы.
Я занимаю обособленную экологическую нишу, живу неподалеку, на небольшом утесе. У меня есть гамак. Это кусок полосатого матрасного полотнища, связанного по концам веревками. Веревки крепятся к двум деревьям, и получается великолепное жилище. Вечером ветер его раскачивает и привязанный снизу колокольчик тихо позванивает. Мое изобретение предтавяет собой предмет зависти тусовщиков. Стройная барышня проявляет явно повышенный интерес к моему обиталищу, но ярко выраженная его одноместность несколько успокаивает ее пристальное внимание. Иногда мне лень подниматься на мой утес, и я ночую в выкопанной ямке на песчаном берегу. Безмятежность нашего растительного существования иногда нарушается приходом пограничного наряда. Несколько несчастного вида солдатиков, в кирзовых сапогах и пилотках, во главе с лейтенантом бредут, спотыкаясь, по берегу. Увидев нашу компанию, солдатики забывают про жару, и делают стойку на манер охотничьих собак. Роль дичи играет женская часть компании, которая здоровается непринужденно с пограничниками. Им и в голову не приходит, что для солдатиков вид обнаженного женского тела сродни очереди из автомата Калашникова над самым ухом. Подходит лейтенант и начинает увещевать наших див. Те смеются, но уступив, наконец, увещеваниям, грациозно удаляются, при этом не забывая томно покачивать загорелыми бедрами.
Сегодня я придумал себе занятие – ремешок моих наручных часов порвался, я привязал их на веревочку и в качестве украшения собираюсь подвесить к тому же шнурку деревянного болванчика, которого сейчас и вырезаю. Болванчик получается похожим на голову с острова Пасхи. Я вырезаю его из кизиловой ветки, древесина твердая, и работа продвигается очень медленно, но приносит мне настоящее наслаждение. Нет прекраснее ощущения, когда в твоих руках простая ветка превращается во что-то оформленное. Ко всему прочему мое занятие привлекает внимание остальных, и мне это немного льстит. Закончив своего болванчика, я привязываю его к шнурку с часами, получается очень здорово. Я принимаюсь вырезать вторую фигурку, которую обещал девочке с египетским профилем. Наконец-то я понемногу запоминаю имена – Нефертити зовут Рита, она из Ташкента. Считается, что этой информации вполне достаточно. Я ухожу вырезать заказанную фигурку на берег, где мне никто не мешает, и наслаждаюсь покоем и криками чаек. Эти звуки вызывают во мне какие-то глубинные, совсем первобытные чувства, которые я даже определить не берусь. Они связывают меня с морем, я сливаюсь с ним, и для меня перестает существовать остальной мир. Я - продолжение камня, на котором я сижу, а камень - часть моря, которое простирается бесконечно, покуда хватает глаз.
Вечером Тётя Хая (именно так ее называют), "общественница", самая энергичная из обитательниц Третьего Ущелья, травит бесконечные байки из жизни Лао Цзы и Конфуция. У нее получается очень весело, древнекитайские мудрецы получаются ироничными, если не ехидными, и очень забавно издеваются над своими оппонентами, в числе которых зачастую выступает император Поднебесной. Цитата из «Дао Дэ Цзин» полностью определяет ее жизненное кредо: «Человек следует Дэ, Дэ следует Дао, а Дао следует самому себе». Что ни говори, но древние были мудры, значительно мудрее нынешних.
Потом мы соберемся и поедем в Ташкент. Никто в результате туда не доедет. Самое большое, литовцы доедут до Ашхабада. Я и Тетя Хая завернем в Грузию и проездим по ней до поздней осени. Рита сначала поедет было со мной, но на второй день мне станет очень тоскливо, и встретив Тетю Хаю с пэтэушником, мы быстренько сделаем рокировку, и дальше Рита отправится с этим юношей. Некоторое время я даже буду скучать, успел все-таки к ней привязаться. Но это быстро пройдет, и останется только бестелесный образ - тоненькая девочка с яркими глазами и профилем Нефертити.
Иногда я вспоминаю это время, и мне становится очень обидно, что это никогда больше не повторится, я уже совсем не тот, что я болен, и этот берег, море и колокольчик, позвякивающий при каждом дуновении ветра, плавно переместились в область доброго прошлого, просто приятных и дорогих мне воспоминаний.
Но впереди - Грузия, чудесные и наивные, не разучившиеся радоваться жизни люди, горы, заброшенные монастыри, пещеры и подземные речки. Дато, Автандил, Бадри... Дато я не увижу уже никогда. Авто я встречу на Невском проспекте, он будет пробираться сквозь толпу прохожих, постукивая сучковатым посохом в асфальт. Бадри я увижу в его мастерской, тоже в Питере, он пишет очередное свое произведение, богато накладывая краску на холст, даже не мазками, а толстыми слоями. Вас разбросало по свету, где вы сейчас, я не знаю. Но в моей памяти вы остались такими, какими я вас видел последний раз. Кого в горах Грузии, кого в Питере, кого в Москве. Так этому и быть - образы эти достойны описания именно такими, каких сохранила моя память.


Postscriptum:
Начал в свое время вспоминалки, вроде цикла, "Записки тусовщика", написал пару историй, но потом эта затея завяла.
Язык иногда хромает, писал на заре своего писательского увлечения, а сильно редактировать лениво.
2002
Иерусалим
©  Ambidexter
Объём: 0.2093 а.л.    Опубликовано: 16 02 2006    Рейтинг: 10.03    Просмотров: 2114    Голосов: 1    Раздел: Миниатюры
«Замок из песка»   Цикл:
Остальные публикации
«Шаори»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Roni Fox16-02-2006 19:47 №1
Roni Fox
Автор
Группа: Passive
Ambidexter, небольшая поправка: Гауя не в Литве, а в Латвии :)
А может, стоит продолжить серию вспоминалок?
Очень трудно чувствовать себя человеком, если ты черепаха. (с) grisha1974
Ambidexter16-02-2006 19:59 №2
Ambidexter
Автор
Группа: User
Исправил, спасибо! Стыдно, правда-правда!И на старуху бывает... :)
Наверное можно, надо попробовать. Правда, теперь придумывать интересней, да и память, чтоб ее.
Читай только то, что подчеркнуто красным карандашом. У нас мало времени. © Тарковский, "Зеркало"
Ketrin_Schterk16-02-2006 22:12 №3
Ketrin_Schterk
Автор
Группа: Passive
Тогда выход есть… писать воспоминания, но с более выразительными красками, где не помниться…
прозрачный сумрак на расвете...мои ночные слезы...
Колючкина17-02-2006 12:26 №4
Колючкина
Ёжик :)
Группа: Passive
Пых! Масямушково!!!
А теперь надо дунуть. Если не дунуть, чуда не получится. (Амаяк Акопян)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.03 сек / 34 •