Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Полнолуния ночь!
Даже птицы не заперли
Двери в гнёздах своих.
Тиё
Мария Гринберг   / (без цикла)
Щенок
___________________________________________________

Люди забыли эту истину, – сказал Лис, – но ты не забывай:
ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
Антуан де Сент-Экзюпери
___________________________________________________
За месяц до войны я окончил пятый класс.
Как только объявили мобилизацию, отец ушёл добровольцем. Когда его провожали, мать ревела, как корова, а я не понимал, почему. Это же так здорово – пойти на войну, задать трёпку этим уродам, вернуться домой в орденах и медалях. Эх, будь я постарше!
Остались мы с матерью вдвоём. Через месяц пришло письмо от отца, я его прочитал матери вслух – сама она читать так и не научилась, еле расписываться могла. Короткое, жив, здоров, сидим в окопах, и карточку прислал, снялся в военной форме – гимнастёрка не по росту, ботинки с обмотками, орденов пока, видно, не заслужил. Больше от отца не было вестей. Вражеские войска продвигались вперёд, один за другим брали наши города. Мать слушала сводки и снова ревела. Признаться, и я ничего не понимал. Как-то вечером заходила к матери молодая наша учителка, объясняла – мол, это гениальный план нашего вождя, мы заманим врагов в глубь страны и покончим с ними одним ударом, со дня на день надо ждать решительного наступления.
Никто толком и не понял, как сдали наш посёлок, никакого боя не было. Вдруг оказалось, что мы уже на оккупированной территории, по шоссе идут чужие танки. Сколько же их было, пытался я считать, да бросил. День, другой – всё шли и шли. Трава у обочин почернела от выхлопа, знакомый запах горячего металла и бензина, как от отцовской старой полуторки – но куда там тарахтелке до этих могучих машин. Вот это армия, да разве ж такую можно победить?
Сначала мы, мальчишки, только смотрели издалека, а потом догадались – стали выбегать на шоссе с вёдрами воды. Танки останавливались возле нас, парни в промасленных комбинезонах спрыгивали наземь, жадно пили воду, смеялись, трепали нас за вихры. Мать боялась, пыталась даже не пускать меня на шоссе, а я не понимал, почему. Ничего страшного – весёлые ребята, совсем не похожи на тех уродов, что в газетах рисовали. Иногда они давали нам конфеты, а однажды подарили мне красивый значок.
Потом шоссе опустело, стало даже скучно. Иностранных солдат в нашем посёлке не было, мать работала по-прежнему, на кирпичном заводе, откатчицей в формовочном. Мы, ребятишки, как и в прошлые каникулы, бегали в лес по ягоды, купались в речке, красота… А мать всё ревела. Фотография отца в военной форме висела у нас на стенке, я часто заставал мать перед ней, сидит заплаканная. Пытался успокаивать – наверное, в плену папка наш. Война, видно, скоро кончится, уже, говорят, и столицу нашу взяли, вернётся он. Да куда там, только пуще выла. А ночью как-то, видать, думала, что я сплю – молиться вздумала. Ну и стыдил я её – кто сейчас в бога верит, тёмная?
Кончилось лето, пошли мы опять в школу, тоска…
В тот вечер мать, как всегда, вернулась с завода, наскоро умылась и гремела чугунами у печки, а я сидел у окна, делал уроки. С улицы донеслось мычание и бряканье ботал – возвращалось стадо. Мать захватила вёдра и вышла, встречать и доить корову. Я снова склонился над проклятой задачей. Ну зачем искать этот чёртов Х, кому он нужен?
Я услышал, как скрипнула дверь – вроде мать не должна бы вернуться так скоро – поднял глаза, да так и остолбенел.
Переступив порог, у двери остановилась незнакомая девушка. Лучи заходящего солнца светили ей в лицо через окно, она прищурилась. Я и представить не мог, что на свете есть такая красота. Тоненькая, стройная, обтянута сверкающей чёрной кожей, беленькое личико, золотые волосы волной падают на плечо из-под лихо надвинутой чёрной пилотки. И везде – на груди, на плечах, на пилотке – серебряные эмблемы, пуговицы, пряжки… Да что описывать, слов таких я не знаю, даже принцессы, что в книжках я видел, и в подмётки ей не годились. Я встал, в горле сразу пересохло.
– Здравствуй, – улыбнулась девушка. – Ты один? А где мама?
– Мама… пробормотал я. – Да, мама… она сейчас придёт…
– Можно, я присяду, подожду её? – спросила девушка.
Видно, поняв, что ответа от меня не дождаться, она шагнула вперёд, села на табуретку и облокотилась на стол, с улыбкой разглядывая меня.
– Учишься? – спросила девушка дружелюбно. – Садись, что ты стоишь, занимайся, я не помешаю.
Я машинально сел, по-прежнему не отрывая глаз от чудесной гостьи.
– Ты, наверное, хороший ученик? Тебе нравится ваша учительница?
Я почувствовал, как мои уши словно вспыхнули. Сказать по правде, зануду - училку я терпеть не мог, и она называла меня безнадёжным тупицей. Видно, девушка прочла ответ в моих глазах, рассмеялась:
– Ну, ладно,… а вот и твоя мама.
Мать сбросила у входа чуньки и поставила ведро с молоком на скамейку. Девушка встала и шагнула матери навстречу, теперь они стояли лицом к лицу, и я невольно сравнивал их. Мать оказалась одного роста с гостьей, но вдвое шире. Вытирая большие красные руки о замусоленный фартук, она стояла перед такой красавицей – босоногая, чумазая, в домашнем сером платье, запачканном сажей на груди, растрёпанные волосы выбились из-под наспех повязанной косынки. Мне стало стыдно.
– Здравствуйте, – девушка вынула из нагрудного кармана маленькую записную книжку и карандашик. – Вы Нина Горенко, жена добровольца?
– Да, – мать испуганно моргала. – Что с ним?
– А это его сын? – девушка оглянулась на меня, сделала пометку в книжке и спрятала её в карман. – Всё правильно.
Она отступила на шаг, расстегнула кобуру на поясе, и в её руке оказался чёрный длинноствольный люгер. Сверкнуло пламя, гром выстрела оглушил меня, в ноздри ударил резкий запах пороха. Мать всплеснула руками, мотнулась в сторону и рухнула навзничь у порога, с грохотом опрокинув скамейку и ведро. Молоко расплескалось на полу. Я привстал, оторопело глядя на упавшую. Фонтаном хлестала ярко-алая кровь, пятном расплываясь по молочной луже. Дёрнулись и застыли неподвижно забрызганные навозной жижей босые ноги. Убита… так просто и быстро… нет, наверное, тут что-то неправильно, я не понимаю… Девушка обернулась ко мне. Ствол люгера смотрел мне в глаза.
– Боишься? – я услышал сквозь звон в ушах.
Нет, это нельзя было назвать страхом. Такого чувства я никогда не испытывал – словно тёплая волна поднимала меня, мягко укачивала, чёрная дырка пистолетного дула манила, не давала отвести взгляд… наконец, мне удалось оторвать глаза от ствола, я увидел лицо девушки, она улыбалась. Я ощутил, что мои губы, дрожа, тоже растянулись в улыбку.
– Не надо, – попросил я. – Не стреляй в меня, пожалуйста…
– Почему? Ведь ты мой враг – тоже хочешь убить меня, щенок?
– Нет! – вскрикнул я. – Нет!
Девушка опустила пистолет – теперь он был нацелен мне в живот. Всё так же улыбаясь, она наклонилась ко мне.
– Врёшь. Видел, как я уложила твою маму? Ненавидишь меня?
– Нет… я люблю тебя!
Клянусь, это была правда, и через столько лет я повторяю снова – да, я любил её! От одного её выстрела словно сразу рухнул весь мир, в котором я жил, ничто уже не имело значения, только она…
Девушка положила руки мне на плечи. Огромные глаза, тёмно-синие, как снеговая туча – казалось, земля ушла из-под ног, подняла, втянула эта ледяная высь.
– Любишь? Повтори это. Не лги!
Разве я мог солгать?
– Люблю… – я прижался щекой к маленькой руке, ощущая тепло кожи и холод стали люгера.
– Да, ты не врёшь. Интересно, – девушка отпустила меня и отступила. Словно задумавшись, постукивая каблучками, она прошлась по комнате, остановилась у стены, с улыбкой разглядывая фотографию отца. Резко повернулась, взглянула на меня. – Пойдёшь со мной, щенок? Будешь слушаться меня, делать, что я скажу?
– Да…
– Не пожалеешь, я научу тебя такому, чего бы ты никогда не узнал от своей учительницы.
Девушка расстегнула молнию на комбинезоне, ударило в глаза белое тело. Она взяла мою руку и прижала к груди.
– Любить, по-настоящему – ты ведь даже не представляешь, что это значит. Владеть жизнью и смертью…
Она сдвинула мою руку вправо, я нащупал что-то твёрдое. Маленький браунинг в её внутреннем кармане – тёплый, как живой, он словно сам лёг мне в ладонь.
– Тебе ведь приходилось играть в войну? Вот так, обхвати рукоятку, сдвинь предохранитель, положи палец на спуск – и теперь смерть повинуется тебе!
Голова кружилась. Нежная белая кожа и стальная тяжесть оружия, аромат духов и пороха, склонённое надо мной неземное лицо… Девушка слегка оттолкнула меня, застегнула молнию.
– Ну что ж, щенок. Сейчас мы пойдём к вашей учительнице, как её зовут? – она снова достала записную книжку.
– Софья Семёновна.
– Правильно. Она – наш враг, убей её. Сможешь, не струсишь?
– Да.
– Войдёшь первым, я за тобой. Не забудь поздороваться и стреляй, целься ей вот сюда, – девушка положила руку себе на живот под пряжкой ремня. – А потом поиграем с её дочкой, тебе понравится.
– Да.
– Идём.
Девушка обняла меня за плечи, и мы вместе пошли к двери. Раскинув толстые грязные ноги, похожая на раздавленную лягушку, у порога валялась убитая. Ни одной знакомой черты – в серое расползшееся тесто криво воткнуты стекляшки глаз, перекошен оскаленный рот, будто набитый густым бурым киселём. Замаранное мокрое платье складками облепило живот, задралось, виднелись трусы. Кисло воняло – едва не стошнило, когда, скользя в липкой тёплой луже, я переступил через труп.


Что было дальше? Да зачем вам это?
Она сдержала обещание, я узнал многое в ту ночь. Торопилась, будто предвидела.
Мы попали в засаду партизан утром, возвращаясь на мотоцикле. Меня хотели увести, но я упёрся – и видел, как её разорвали, привязав к двум берёзам.
Вместе с ранеными меня вывезли на самолёте. Пытались лечить, но безуспешно. Диагноз – амнезия и потеря речи вследствие перенесённого шока.
Я помню всё.
Но говорить мне больше не с кем.

Москва
©  Мария Гринберг
Объём: 0.239 а.л.    Опубликовано: 19 08 2009    Рейтинг: 10.03    Просмотров: 2293    Голосов: 1    Раздел: Рассказы
«...присоединиться к большинству...»   Цикл:
(без цикла)
«Картина»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Холодок21-08-2009 00:01 №1
Холодок
Автор
Группа: Passive
За месяц до войны я окончил пятый класс. Как только объявили мобилизацию, отец ушёл добровольцем. Когда его провожали, мать ревела, как корова, а я не понимал, почему. Это же так здорово – пойти на войну, задать трёпку этим уродам, вернуться домой в орденах и медалях. Эх, будь я постарше!
- в каждом предложении свой герой. Не многовато ли?

Короткое, жив, здоров, сидим в окопах, и карточку прислал, снялся в военной форме – гимнастёрка не по росту, ботинки с обмотками, орденов пока, видно, не заслужил
а в кавычки, как прямую речь, письмо? Иначе все в салат.
Чугунами не гремят. Гремят ухватами, да крышками чугунков. Да всё больше не гремят, потому что каждому блюду в чугуне свой срок. А потом блюдо в нём доходит...

Сколько же их было, пытался я считать, да бросил
если в контексте нет ответа на вопрос, то и вопросительному знаку место остаётся. А уж как построить предложение с вопр.знаком, не мне учить.

весёлые ребята, совсем не похожи на тех уродов, что в газетах рисовали
тогда газеты не успевали за событиями. Листовки? Сводки?

Трава у обочин почернела от выхлопа, знакомый запах горячего металла и бензина, как от отцовской старой полуторки – но куда там тарахтелке до этих могучих машин. Вот это армия, да разве ж такую можно победить?
трава почернела от выхлопа? Хм. Не видел такого. А бывал на обочинах вдоль военных колонн. Жухнет, сохнет, но не чернеет. (кстати, у танков выхлоп идёт взад и вверх) а уж тем более, от бензиновых полуторок! Запахи? Ну не буду спорить...

Потом шоссе опустело, стало даже скучно. Иностранных солдат в нашем посёлке не было, мать работала по-прежнему, на кирпичном заводе, откатчицей в формовочном. Мы, ребятишки, как и в прошлые каникулы, бегали в лес по ягоды, купались в речке, красота… А мать всё ревела. Фотография отца в военной форме висела у нас на стенке, я часто заставал мать перед ней, сидит заплаканная. Пытался успокаивать – наверное, в плену папка наш. Война, видно, скоро кончится, уже, говорят, и столицу нашу взяли, вернётся он. Да куда там, только пуще выла. А ночью как-то, видать, думала, что я сплю – молиться вздумала. Ну и стыдил я её – кто сейчас в бога верит, тёмная?

Маш, во-первых, какое-то безобразие в знаках препинания. Во-вторых, что же это мальчишки такие не военные? Ни отец им не идеал, не пример, ни мать им не в упрёк? А Бога тогда мало кто не вспомнил!

Дальше - рулим по американским телебоевикам - бац-бац! Всё в крови и красиво!
Да, она была - само совершенство! Убийцы в робах не ходят!
Простите, Мари. В который раз читаю, столько же проблем нахожу для себя, как читателя. Холодок не Ваш читатель. Не комментатор, к тому же, простите уж.
В следующей жизни я ни за что не буду писать чего либо
Мария Гринберг21-08-2009 09:03 №2
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
не Ваш читатель. Не комментатор, к тому же


Насчёт читателя, это Вам, конечно, решать, Холодок, а я очень ценю Ваши любопытные комментарии!

Насчёт грамматики спорить не буду, может, что тут и не по правилам, мои грехи, мой ответ.

А за какими событиями должны были успевать газеты? Образ фашиста, тщедушного лысого уродца, те же Кукрыниксы, например, штамповали задолго до войны?

В текст введена практически дословная цитата из показаний ребёнка тех лет:

Считал танки, их было много, так много, что белый снег превращался в черный.

Видимо, тогдашние двигатели были менее экологичны, чем современные?
Чугунками мне самой греметь приходилось, двигаешь их и задеваешь за другой.

А случай я описываю действительно не типичный - юные пионеры из советских телебоевиков себя так, конечно, не вели?

Сообщение правил Мария Гринберг, 21-08-2009 09:17
Apriori21-08-2009 09:24 №3
Apriori
Тигрь-Людовед
Группа: Passive
во всем виноваты бабы.
начиная с Евы, м?
:): - смайл Шрёдингера
Мария Гринберг21-08-2009 11:03 №4
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Думаю, Apriori, процентов на 50 Вы правы.
Инга21-08-2009 20:56 №5
Инга
Уснувший
Группа: Passive
Хм-м. А я (как историк) вполне соглашусь с Марией. Бывали такие случаи, бывали. И очень даже часто. Не все дети становились зинами портновыми.

Возможно, немного напрягает, что мальчика так неожиданно и мгновенно прострелила любовь. И то, что он не среагировал на смерть матери. Не только отстраненно воспринял это событие, но даже провел сравнение "внешних данных". Всё же, я думаю, это немного нереально. Мать/отец для ребенка в этом возрасте с сексуальным объектом противоположного пола никак не ассоциируется. Обычно.

Сам текст мне поравился.

П.С. А я-то обрадовалась. Думала про животных почитать...

Сообщение правил Инга, 21-08-2009 20:57
Мария Гринберг21-08-2009 23:02 №6
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Извините, Инга.
Хотя все мы ведь животные...
Тут, если Вы обратили внимание на эпиграф, с его стороны не столько сексуальное влечение, он ведь и в самом деле даже не понимает, что это значит.
Здесь любовь животного к хозяину, вот эта, восхищающая нас собачья верность.
Почему-то принято умиляться на этот афоризм Экзюпери, а ведь истинное значение слова "приручить" - подчинить, лишить воли?
И "быть в ответе" - понести заслуженную кару за это злодейство.
Инга22-08-2009 11:30 №7
Инга
Уснувший
Группа: Passive
Мария, мне думается, собачья верность не может родиться на пустом месте и внезапно. Должна быть обязательно какая-то предыстория.

В данном произведении эмоция мальчика выглядит именно как внезапно поразившая его стрела амура. Злого и жестокого амура. И крылья его - кожистые перепонки, а глаза - пылающее адом пламя.

Заставившего героя испытать противоестественное и неподобающее времени и месту чувство.

Это мне так видится.

Сообщение правил Инга, 22-08-2009 11:32
Мария Гринберг22-08-2009 12:17 №8
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Ух, как образно, Инга!
Ну, конечно, спорно всё это, душа потёмки...
Некоторую предысторию я тут и пытаюсь показать, не совсем типичный он подросток, его считают тупицей - не понимает, видимо, простейших вещей, чуть ли не сомневается в гениальности вождя?
Ему же постоянно лгут, вот и нарастает критическое отношение и к отцу, пошёл тоже воевать, неумёха, и к матери, ничего она не понимает, и к учительнице.
А тут такой шок, встреча со сверхчеловеком - и новый мир, вот он, перешагнуть только!
Далеко бы он пошёл, не останови его в то утро?
Байкал ВВ22-08-2009 15:58 №9
Байкал ВВ
Гетман Турнира за Эсса
Группа: Passive
Инннтерестный ход. энто за встречу с сверхъчеловеком.
а чо, уродов везде хватает.
кромя замечаний Холодка - обмотки в начале войны? вроде с нимя в гражданскую покончили
Мария Гринберг22-08-2009 16:23 №10
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Приказом Наркома Обороны СССР № 005 от 1 февраля 1941 года введен новый:

Типовой перечень предметов вещевого имущества, составляющих одеяние младшего начальствующего и рядового состава Красной Армии для лета и зимы на мирное и военное время

ДЛЯ РЯДОВОГО СОСТАВА ЛЕТОМ

...

III. Обувь

9. Сапоги юфтевые (кирзовые) или ботинки с обмотками

ДЛЯ РЯДОВОГО СОСТАВА ЗИМОЙ

...

IV. Обувь

17. Валенки (отпускаются по особому назначению).

18. Сапоги юфтевые (кирзовые) или ботинки с обмотками.

http://rkka.ru/uniform/terms/rules_sol.htm
Байкал ВВ22-08-2009 16:58 №11
Байкал ВВ
Гетман Турнира за Эсса
Группа: Passive
Мария Гринберг
http://rkka.ru/uniform/terms/rules_sol.htm
хорошая ссыль для действующей армии, токмо мой дед говорил за сапоги для мобилизованных. впрочем, зависело от мобзапасов военкомата, где велась запись, так шо не спорю
Инга22-08-2009 19:08 №12
Инга
Уснувший
Группа: Passive
Мария, про потемки - это точно...

Но парень в пятом классе - это ОЧЕНЬ маленький еще ребенок для таких размышлений и эмоций. Накиньте ему годика два. Но тогда он станет у Вас рваться на фронт бить врага. Потому что как раз в этом возрасте и просыпается настоящий мужчина. Н-да. Что же делать?
Мария Гринберг23-08-2009 12:27 №13
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Так отец ведь и был в действующей армии, в окопах?

И, по-моему, Инга, тут ничего и не надо делать.
Какой же он маленький? - 13 лет, самый тот возраст, очень опасный, когда всё подвергается сомнению.
Было бы ему 7, всё бы было просто, и не думал бы, мать с отцом были бы авторитетом.
Было бы 16, тоже проще, уже бы заправили ему мозги как надо, научили чёрное белым видеть.
А вот тут - все ещё пути открыты...
Инга23-08-2009 12:46 №14
Инга
Уснувший
Группа: Passive
Мария, 12 лет для той эпохи (сороковые годы XX в.) это не современные акселераты. Воспитание было абсолютно другое и менталитет (не побоюсь этого слова!) - особенно у деревенских жителей.

Но Вы правы как автор - всегда есть нечто, выбивающееся из общих стройных рядов "как дОлжно" быть/являтся/казаться.

Ваш мальчик как раз из этих, невписывающихся в рамки.
avisv196023-08-2009 16:44 №15
avisv1960
Автор
Группа: User
Искусственная и фантасмагоричная мешанина смыслов. Такой мальчик в то время был попросту невозможен, да и эта "фея" в черном, тоже. За мать можно убить любимую женщину( или свою любовь к ней), за любимую женщину мать - никогда!

Сообщение правил avisv1960, 23-08-2009 16:47
Мария Гринберг23-08-2009 16:58 №16
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Слава Богу, от моего героя этого не потребовалось.
Хотя почему же - никогда, история знает такие случаи, Нерон хотя бы?
Разные были мальчики в разные времена.
captain26-08-2009 14:03 №17
captain
Автор
Группа: Passive
Думал, тут что-то смяшное про Боярского. снова всех убили!) Мария Гринберг, вы удивительно последовательный писатель-садист)
Сойдя вниз к капитану, так как мне нужно было с ним поговорить, я имел несчастье застать его как раз в ту минуту, когда он торопливо откупоривал бутылку.
Мария Гринберг26-08-2009 20:58 №18
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
Про Боярского, хм...
Да нет, это для меня слишком страшно :(
DINA21-04-2011 06:46 №19
DINA
Уснувший
Группа: Passive
Не верю
Мария Гринберг21-04-2011 14:25 №20
Мария Гринберг
Автор
Группа: Passive
А что именно Вам кажется недостоверным, DINA?
DINA23-04-2011 11:32 №21
DINA
Уснувший
Группа: Passive
Гормоны это конечно сила но думаю еще не в этом возрасте..ну или будем считать, что не хочу верить..
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.04 сек / 37 •