Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Учить людей, проявляя великодушие, не мстить за несправедливость — в этом состоит сила людей.
Конфуций
Радуга   / Непридуманные истории
Кабан (ночное происшествие)
Три большие, красивые и злые овчарки несли службу – охраняли гаражный кооператив. Пират, Муха и Малыш помогали сторожам.
Здесь все подчинялось давно заведенному порядку. Собаки «стояли на довольствии», на их питание выделялись деньги из членских взносов. Сторожа днем в летней кухне, на электрической плитке, варили в большом чане собачью кашу, запах от которой разносился по всей округе. Три добротные будки утеплили выброшенными обитателями гаражей коврами, старыми теплыми вещами. В определенном месте под табличкой «Собакам» складывались «гостинцы» - разные собачьи лакомства со столов членов кооператива. Бросать вкусняшки напрямую запрещалось.
Самым старшим и «авторитетным» был Пират. Не любивший вольностей, изредка позволял погладить себя по голове, только сторожам. Пират наблюдал за всем со стороны, выражал скупые эмоции – помахивал хвостом, или скалился, тихонько порыкивая. Этого было достаточно для всеобщего послушания.
Безалаберная, суматошная Муха была полной противоположностью – истинная женщина! В младенчестве ее назвали Мухтаром, оказавшимся позже дамой, переименованной в Муху. Кличка соответствовала характеру. Она выражала бурную радость хозяевам, крутилась волчком, вертелась юлой, повизгивала и ловила свой хвост. С разгону прыгала «обниматься», грозя сбить с ног, и могла даже «поцеловать» - лизнуть в лицо. Но это только со своими. Сторож из Мухи был отличный.
Третий пес Малыш свою кличку сохранил из своего детства, когда он был трогательным пушистым шариком. Сейчас рослый, сбитый красавец Малыш свою детскую кличку воспринимал с достоинством, а человек бы сказал, что даже с иронией. Характер имел спокойный, рассудительный, покладистый. Если сравнивать с тремя мушкетерами, то это был истинный Атос.
Днем собаки отсыпались от бессонной вахты. Из будок торчали сонные морды, или свернутые хвосты. Гаражные центральные ворота были открыты, туда и обратно сновали машины, люди. Но эта жизнь собак не касалась.
Их «смена» начиналась вечером, когда, сонные, они выползали из будок, ловя флюиды мясной каши, доносившиеся из кухни. Их черные, похожие на кожаные носы, активно двигались. Собаки послушно сидели около пустых мисок – ужин в девять. А в десять наступал их час: центральные ворота закрывались, хозяева в конце кормления отстегивала карабины с цепей, и – свобода!
«Три мушкетера», вернее два мушкетера и миледи, как, посмеиваясь, называл их сторож Василий, устремлялись на вечернюю «сходку», в дальний угол гаражей, где их ждала собачья свора с соседней территории. Несмотря на разделяющую их металлическую ограду, происходила своеобразная зарядка, приветствие. Просовывая носы и лапы сквозь прутья забора, псы лаяли, визжали, покусывали друг друга. Иногда доходило до серьезных разборок. На своем, собачьем языке, они обменивались новостями. Так начиналась каждая ночь. Закончив общение, хвостатые охранники разбегались по своим территориям. Сторожа на мониторах видели только светящиеся желтые глаза по разным закоулкам.
Так долгое время все шло по заведенному распорядку, без происшествий. Потом, захворал Малыш, долго болел, да так и не поправился. В это время Муха принесла четверых щенков. Троих удалось пристроить, а один, пушистый шарик, сбитый, со стоячими ушами и желтыми подпалинами – вылитый Малыш – задержался. По негласному уговору его решили оставить. Пустая будка Малыша навевала грусть.
Характер у Кабана – так в шутку называли щенка – проявился сразу. Один за четверых кормился молоком матери и рос как на дрожжах. Муха сбегала от него на улицу, а тот скулил на выходе, не мог спуститься – порожек у будки был высоким. Иногда Василий доставал его на свет божий, приговаривая: «Ах, ты кабан такой, куда столько ешь, раздулся, как шарик!». Пытался погладить, щенок уворачивался. Так, с младенчества, этот пес гладиться не давался.
Потом Кабан научился сваливаться с высокого порожка наружу. Стал ползать, изучать местность. Как-то, во время утреннего кормления наткнулся на вкусно пахнущую миску с кашей. Перевалился через бортик. Оказался в море каши и начал есть, бороздя это вкуснейшее море! Муха стояла рядом, понурая, смешно опустив уши. Голодная, слюни текли из пасти. Наконец, терпение ее лопнуло. Она выловила беспардонного ребенка из миски, схватив зубами поперек, и отнесла в будку.
Кабан усвоил практический урок и теперь выкатывался из будки, разгуливал где хотел. Кормление для Мухи начиналась с того, что ел Кабан, стоя в миске с кашей, а она терпеливо ждала. Но он не наедался никогда, поэтому, Муха, немного подождав, вытаскивала нерадивое дитя и в пасти относила в будку.
Шло время, Кабан рос. Сам выходил из конуры, резвился. Ему хотелось играть. Пытался подкатить к Пирату – тот оскалился, тихо рыкнул, хоть и не тронул. Кабан сник. Стал цепляться за Мухин хвост – та сбежала. Оставалась неизведанная территория – мусорка.
Ночью, когда взрослые животные были на территории, Василий вышел покурить и обмер. Вся площадка у сторожки завалена всякими полезными вещами: здесь были старые ботинки, их можно грызть; разные тряпки и ветхую одежду можно рвать; полиэтиленовые пакеты смешно шуршат на ветру, их можно ловить, а в них самих залазить. Но груде всех этих замечательных вещей спал уставший Кабан. Морда его во сне расплылась в улыбке.
Кабан рос. Давно нужно было дать ему «нормальную» кличку, например, Дик. «Дик, Дик!», - звал его Василий, пытался ловить и гладить, но бесполезно. Щенок вырывался, отбегал, на новую кличку не отзывался. Кабан и есть Кабан! Поймать его было невозможно, а если удавалось, то раздавался, предупреждая, тихий рык, совсем, как у Пирата, и ощеривались тонкие острые зубы.
Они с матерью уже плохо помещались в своей конуре. Муха несколько раз заманила сына в пустующую будку Малыша. Они там поспали вместе несколько раз. А вскоре щенок понял, что ему там просторнее одному.
Прошло время, молодой пес почти сравнялся ростом со взрослыми собаками. Ему сначала надели ошейник, а потом посадили на цепь, приучая к взрослому распорядку.
Однажды ночью задремавшего Василия разбудил лай собак. Кинулся туда, где псы захлебывались от лая. Под воротами одного из гаражей слабый свет, как от фонарика. «Тихо!», - приказал собакам. Шорох. Движение. Снаружи ворота гаража закрыты, замок цел. «Что-то происходит со стороны улицы». Позвал собак. Побежал въезду в гаражи. Псы с пеной у рта кидались на ворота, запирающие на ночь кооператив. Казалось, от такого натиска они рухнут. Василий метнулся к сторожке, нажал тревожную кнопку на пульте.
Как только ворота распахнулись, собаки кинулись с лаем за угол. Василий за ними. Вдалеке, со стороны лесопосадки, стояла машина. Рядом, в стене гаража темнела дыра. Тени сновали между автомобилем и гаражом, что-то таскали. «Сейчас подоспеет ОМОН», - успокаивал себя Василий. Но собаки уже настигли грабителей. Рычание, визг, крик. Выстрел. Муха, скуля, отлетела в сторону. Пират повалил вора на землю, сзади подбежал еще один, сверкнул нож. «Нееет!» - Василий кинулся на человека с ножом, пытаясь поймать его руку. Тот развернулся, занеся нож над сторожем. Черная тень кинулась под вскинутую руку, оказалась между людьми. Сверкнуло лезвие в лунном свете. Крик человека и визг животного прозвучали одновременно. Раненный Кабан придавил к земле грабителя.
ОМОН подъехал вовремя. Вооруженные люди в черном захватили воров. Василий сидел на земле и впервые в жизни гладил по голове истекающего кровью Кабана. Рану ему забинтовали подручными средствами. Повезли к ветеринару. Тот сказал, окончив операцию, что ранение серьезное, но жить пес будет. Перевязали Муху, она отделалась легкой царапиной от пролетевшей по касательной пули. Пират не пострадал.
Так закончилось ночное происшествие в обыкновенном гаражном кооперативе, в котором долгие годы ничего не приключалось. Сторож Василий за ночь поседел. Муха вертелась, махала хвостом, как пропеллером и демонстрировала свою повязку, которую втихаря пыталась зубами содрать. Пират со стороны наблюдал за суетой и не видел в происшедшем ничего необычного. А Кабан, после операции и долгого лечения остепенился, повзрослел. Хозяином из трех сторожей выбрал Василия и одному ему изредка позволял гладить себя по голове.

PS. Я часто вижу объявления о том, что в добрые руки отдаются служебные собаки, отслужившие свой срок. Обученные, умные, преданные. И каждый раз щемит сердце. И вспоминается Никулинское: «Он постарается!».

Рассказ опубликован в общероссийской газете "Моя семья" №24, стр. 19. Редакторы причесали, конечно, получилось хорошо)
©  Радуга
Объём: 0.21 а.л.    Опубликовано: 22 05 2022    Рейтинг: 10    Просмотров: 799    Голосов: 0    Раздел: Не определён
«Сестры»   Цикл:
Непридуманные истории
 
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.30 сек / 29 •