Литературный Клуб Привет, Гость!   ЛикБез, или просто полезные советы - навигация, персоналии, грамотность   Метасообщество Библиотека // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Человек есть мера всем вещам — существованию существующих и несуществованию несуществующих.
Протагор
alexzender   / Конечная станция: Украина
Проспект Единства
С самого утра над городом повис какой-то кислый смог. Ждать позитива в такой день, можно было не надеяться. Чтобы не погрязнуть в бытовых делах, которых каждый день дома делать–не переделать, я решил пройтись вокруг окрестных кварталов, размять ноги. Если работа не клеится, то лучше её отложить до настроения, а то, от усердия, напортачишь лишнего, во век не исправить.

Выйдя на площадь за сквером, я увидел, что там собралась небольшая толпа народа. Ах да! Это сносят памятник. «Декоммунизация» запущенная откуда-то из Канады или США добралась и до нашего города. Поскольку я давно не смотрю телевизор – этот инструмент манипулирования сознанием, то явление народа на площади было для меня некой новостью, а желание посетить продуктовый магазин на другой стороне площади, заставило меня стать невольным зевакой этих событий.

Собственно памятник уже снесли. Остался только постамент. Активно работали перфораторами и кувалдами. Шум доносился откуда-то из-за толпы. Я оказался среди немногочисленных противников данного мероприятия. Немногочисленных, по причине ещё и бесповоротности событий. Люди уже не верили что можно как-то остановить этот акт, а смотреть на разрушение, того что было создано другими, я бы уж точно не захотел. Не тот у меня склад ума. Я мастер, созидатель, а не обезьяна с молотком. А мастер, никогда не будет разрушать то, что создано другим мастером. Это оскорбление достоинства, потеря лица. Доработать, модернизировать – это да. Но, ломать? Нет! Это не ко мне. Собственно об этом и говорили люди вокруг, возмущаясь этим вандализмом властей. Люди самых разных поколений пытались найти поддержку у собеседников и хоть какую-то логику происходящего… Но увы, её не было, только безысходная печаль и унижение…
– Я всю жизнь строил этот город, - пожимая плечами, рассказывал седой мужик. – Я строил то, и то. А что эти?... Двадцать пять лет только грабят и ломают. Что они построили? Теперь вот памятник снесли…
- Дикари. Самые настоящие, дикари… - куда-то в пустоту сказала женщина в кожаной куртке.
- А, Вы считаете памятник не надо сносить? – задал вопрос, откуда-то появившийся человек с видеокамерой.
- Строить надо, а не сносить, - ответили ему через плечо. - И что, теперь цены станут ниже, или зарплаты у нас вырастут. Это же наша история. Стоит памятник, ну и пусть-бы стоял. Вон в Европе, сколько памятников всяким королям и маркизам наставлено, а они что, все святые были? Веками стоят, и никто их не сносит, только голуби исправно им на головы гадят. А Наполеону, выстроили целый мавзолей - мемориальный комплекс в Доме Инвалидов в Париже, а ведь, он привёл Францию к глобальному поражению и катастрофическому сокращению мужского населения. И все ради своих имперских амбиций. Но французы, чтят свою историю, воспринимают все её аспекты, как прошлые события, которые обогатили современный образ их страны. А тут, - философ, создатель принципиально другого типа государства… И ведь всё это было, и люди верили в это… Как можно так?
- Что всё так плохо? Ну, скажите, что ни будь хорошее. Ведь вы-же всё-таки сейчас живете? – пытался найти позитив человек с камерой.
- Какое хорошее? Наставили памятников своему голодомору. Кто его сейчас вспомнит. А, то, как сократилось население страны за их «незалежнисть»? Об этом молчат. Это реальные люди были. Сколько миллионов умерло или просто уехало «в никуда» на заработки? Было 52 миллиона, а теперь – 42 или 40? И что это, как не геноцид? Да, о чем говорить? Это – хунта…

- На самом деле они сносят не памятник Ленину. Они сносят символ социальной справедливости. Это символ коллективного созидательного труда. Именно с этим они и борются уже двадцать пять лет. Четверть века этой страной правят воры!

Я продолжил движение дальше, через площадь. Путь мне преградила шеренга полицейских, плотно оцепивших исполнителей «сноса», и толпу в их поддержку. Мрачные полицаи в черной униформе, с кокардами в виде трезубца в центре звезды Давида, видимо должны были защитить «прогрессивную» часть населения от «сепаратистов и ватников». Обойдя по обочине полицейский кордон, я оказался на «другой стороне». Стараясь не показывать своей неприязни в этой перевёрнутой реальности, я попытался лучше приглядеться к «жителям зазеркалья». Представителей СМИ и просто людей с камерами и айфонами тут было гораздо больше. Все были полны воодушевления и эйфории. Моё внимание привлёк широколицый парень в вязаной шапке цвета радуги, видимо поклонник творчества Боба Марли или представитель, стыдно сказать какого, сообщества. С блеском в глазах он что-то рассказывал на камеру молодому стильно одетому корреспонденту местного телевидения:
- … Да, конечно, давно было пора снести это безобразие. Сколько ещё можно было терпеть!
- А что, Вы считаете, теперь должно здесь быть?
- Может ничего. Может просто площадь. Я-бы поставил памятник Бандере, но в этом городе, боюсь, это не поймут.
- А что такое сделал Бандера для Украины, что ему надо тут ставить памятник?
- Ну, он хотя-бы хотел что-то сделать такое для Украины… Он пытался…
- Вы считаете, коммунисты ничего не сделали для Украины? При них столько построено… В общем, весь наш город?
- Да, что они создали…? – с иронической усмешкой на лице, продолжал радужный персонаж. - И, какой ценой? Ведь такие жертвы… Для чего? Ленин был инициатором «красного террора»… И вообще, диктаторам памятники не ставят.
- То есть, памятник Бандере более актуален здесь?
- Да конечно. Масштаб его личности и его вклад в культуру еще не до конца поняты…
Недалеко от «радужной шапочки» давал интервью местный свидомитский историк:
- С этого момента начинается новая эра в прогрессивном развитии нашего города… Наш город наконец попрощался с идолами коммунистического рабства… И теперь мы можем свободно строить наше будущее…
Чуть далее, сухой сморщенный серый дед, в серой кепке с подковой усов, трясся от переполнявших его эмоций:
-Да воны усегда булы и будуть нашимы ворогамы! Оти руськи! Кто просыв Сталина проводыты индустриализацию Украины?
Всех заглушила отрепетированная дружная речевка: «Слава Украине! Героям Слава! Слава Украине! Героям Слава! Слава Украине! Героям Слава!» - орала, прыщавая, и не очень, молодежь, под руководством бритоголового монголоида, завернутого в желто-синий флаг.
- Это оти ватники! Цэ воны! Их трэба жечь… Отож колы було… Отакэ що… - доносилось с другой стороны.
- Да, отож, Сталин спочатку устроил голодомор, а потим завёз суды оцих руськых. А цэ ж однэ быдло и уголовники. Воны ж николы нам ни давалы розвыватыся… Цэ – сэпаратысты…

От полёта «прогрессивного» свидомитского мышления у меня разлилась желчь. Я поплёлся в свой магазин подальше от бесноватой толпы агрессивных идиотов. Иначе я их воспринимать не могу. Была-б моя воля… Но, увы… И, полиция на их стороне…
Кстати, теперь эта улица называется Проспект Единения…

Сидя в своей комнате, я вспоминал увиденное: лица людей, их эмоции. Кто из них видел Ленина? Или пересекался по жизни со Сталиным, или Гитлером, или с Бандерой и Пеплюрой. Кто был хотя бы их современником, прямо осознанно видевшим результаты их повседневного влияния, не говоря уже о Петре первом или Мазепе. Откуда такая бескомпромиссная уверенность в своей правоте? Написаны сотни книг «за» и сотни «против». Сняты сотни фильмов и телепередач и «вашим» и «нашим» и для всех вообще. Мы, сегодня, не можем разобраться в событиях двухлетней давности, да и вообще, во вчерашних, но точно знаем, что Ленин - однозначно плохой, а Бандера - хороший, потому, что он «хотел что-то» для Украины. И за это надо жечь и убивать своих современников?

«Прекрасная и хлебосольная Россия» развалилась от приезда, «опечатанного» в вагоне Ленина. Или может, погрязшая в бесконечных войнах и неуклюжем управлении страна получила хотя бы шанс построить совсем другое, не капиталистическое общество. И пройдя такой тяжелый путь, это было сделано. Кто этого не понял, не поймёт уже видимо никогда.
«Подавление национального самосознания» или реализованные попытки построения империи на принципах научного прогресса, начатые ещё Петром Первым, вместо местечкового жлобизма местных феодалов и князьков? Кто из ныне живущих, вообще, может дать единственно правильную оценку прошлому? И главное, на основании каких источников информации? «Это сказал мой президент!»… Это «сказал» мой телевизор, мой компьютер, мой радиоприемник. И я их могу выключить или выбросить, в любое время, ибо они действительно мои. А вот то, что в них там мелькает - это, как правило, вообще не моё. И чаще всего ложь. Но почему все это оказалось у всех в голове, с пометкой: «Я Точно Знаю!».
*****

Полгода назад вручили мне как-то прямо на улице приглашение на митинг Коммунистической партии. «Приходите. Поддержите. Поучаствуйте». Я, вообще, как правило, не хожу на всякие собрания и митинги, но тут, и время свободное оказалось,… в общем пришел...
Дул холодный порывистый ветер с Днепра. У памятника Ленину была установлена небольшая трибуна, с которой молодой коммунист-оратор с пеной у рта посылал гневные тирады в толпу заполнившую площадь: «… Быстро вы забыли бесплатное жилье, бесплатное образование, бесплатную медицину… Просрали все завоевания наших прадедов, которые кровью своей и потом…»
Ну что вы, «товарищ», я пришел по вашей просьбе, вас поддержать, а вы меня почему-то обвиняете, что я что-то «просрал и забыл». Я при власти не был «никаким боком». Это как раз вы её и «просрали», ибо это вы были властью. Видимо запамятовали в этой суете.
Разгоряченного оратора сменила пышная дама, которая начала обрисовывать «подлинные масштабы гуманитарной катастрофы и ужасного капиталистического настоящего». И, конечно, «как хорошо было жить в СССР».
А зачем вы мне все это рассказываете. Я местный житель. Я это и без вас знаю. А вот, Володя Ленин, в свою бытность, если бы ограничился одной полемикой и митингами, то до сегодняшнего дня выступал бы на них, но очевидно через интернет.
Неожиданно на площади появились молодые люди с флагами России. Десятки молодых ребят влились в митинг с разных сторон и начали сканировать: «Россия! Россия!» Затем на трибуну, под руки, вывели хромого мужика. «Тимченко! Тимченко!» - дружно выкрикивала молодежь. «Ветераны компартии» пожимали плечами. Кто такой этот Тимченко никто не знал. На трибуне началась борьба за микрофон, который сторонники Тимченко хотели отжать у коммунистов. «У нас одна общая цель, но ваш митинг после нашего.» - кричал коммунист. «Тимченко! Тимченко!» сканировала молодежь. «Не дам…, Отдай, сам такой, я первый пришел». Возня за микрофон закончилась полной победой компартии. Сторонники Тимченко сгруппировались в свой митинг напротив, где в мегафон начали зачитывать какие-то длинные списки и обращения. Коммунисты продолжили свои ораторские упражнения. А между этими двумя «важными политическими мероприятиями» юная поэтесса, стоя на бордюре, пламенно декламировала свои стихи, где клеймила и обличала, но уже без усилительной аппаратуры. Над площадью повисла какофония звука. А еще выше мудрый бронзовый дедушка Ленин вдохновенно указывал в хмурую облачную высь, туда, от куда дул холодный порывистый ветер.
Ну, вас всех в баню! Пойду я лучше домой и приму горячую ванну, пока «патриоты» тепло не отключили.
*****

На перекрёстке улиц Горького и Грязнова стоит перекошенная старая хата с провалившейся крышей. Это грязное облупившееся сооружение – один из немногочисленных образцов горького прошлого некогда гигантского глинобитного поселения на болотистом берегу Днепра. На много километров вокруг тянулись улицы подобных хат и лачуг, разделенные сточными канавами и помойками, спускавшимися от рынка к заболоченным плавням. Рынок, как и полагалось в старину, располагался возле церкви, тоже глинобитной, выстроенной в форме базилики, наверное, ещё в те времена, когда была цела крепость, что положила основание для создания нашего города. Крепости уже давно нет, и не многие знают, что остатки её стен сохранились до сего дня всего в нескольких метрах от рынка.

Во второй половине прошлого века жуткая глинобитная помойка исчезла с берегов Днепра, а на её месте в небо взметнулся современный жилой район с прямыми и просторными улицами. Церковь к тому времени закрыли, а в её мрачном помещении расположился комиссионный мебельный магазин. Город разрастался и вширь, и ввысь, что было напрямую связано с развитием промышленности. Город-сад, некогда задуманный великим поэтом, становился реальностью. Казалось, есть только будущее, и только прогресс. И видимо, на пути к этому прогрессивному будущему, в действительно свободной стране думающих и самых образованных людей в мире, вновь открыли церковь на рынке. А почему нет? Мебельный комиссионный уже утратил свою необходимость, а народ стал больше интересоваться историей, в том числе и религии… Почему не возродить то что красиво?

В церковь потянулись люди – жители близлежащих кварталов и отдалённых районов приходили посмотреть и послушать службу, отвлечься от обыденности. Традиционное православное богослужение поражало своей пышностью и надолго оставалось в душе. И стар и млад, выстаивали часами, слушая проповеди и молитвы. Поколения, выросшие в другом мире, вдыхали ладан в свете лампад, погружались в созерцание икон и в чтение писаний. «Паства возвращалась к своему пастырю». А, как известно, роль церкви привести паству к покаянию. И народ каялся. И каялся, и каялся…

Каялся, судя по всему, результативно. Жилищное строительство и промышленное производство прекратились, заводы разворовали. Сначала бедность, а затем нищета и безысходность заполнили дома и улицы. Наступила разруха, а за ней пришла и война. Нищими легко управлять. Город-мастеров, город-сад прекратил свое существование. За четверть века оказалось, что у нас неправильная политическая система, неправильная символика, неправильная история, неправильный язык, неправильная культура и искусство, неправильные образование и наука, неправильная промышленность и продукты питания. А самое главное, у нас неправильный народ, состоящий в основном из «ватников и сепаратистов». А что правильное? Что взамен? Ничем необусловленный гей-патриотизм? «Зато мы не рабы!»…

Обдумывая эту уродливую метаморфозу, я не заметил, как во всём районе отключили электричество – довольно частое явление в последнее время. Отключились все компьютеры, радиоприемники, телевизоры. Наступила тишина. Тишина, заполненная мыслями человека, пытающегося найти путь к свету и любви.

P.S.
Представь, что рая нет,
И нет под нами ада,
Над нами только неба синева.
Ведь это очень просто.
Представь, что людям жизнь дана одна.

Представь, что нету стран,
И также, нет религий,
Не надо убивать и умирать за них.
Мир для людей,
Что может проще быть.

Все здесь за всех,
Нет здесь ни голода,
Ни меркантильных интересов.
Ведь нет причин желать иного.
И станет мир единым целым.

Раз я подумал, значит, это - есть,
Не говори, что я мечтатель,
Ты просто присоединяйся к нам.
Ты так представь, и будь,
И в этом есть и истина и путь.

Джон Леннон. «Представь».
©  alexzender
Объём: 0.374 а.л.    Опубликовано: 12 05 2016    Рейтинг: 10    Просмотров: 1350    Голосов: 0    Раздел: Рассказы
«Вирус!»   Цикл:
Конечная станция: Украина
«Реформам в Украине быть!»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
   Авторизовано: 1
 • ManZoo
   Гостей: 121
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.03 сек / 31 •