Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
О светлая луна!
Я шла и шла к тебе
А ты всё далеко.
Тиё
MrBlack8694   / (без цикла)
Для любителей велопутешествий. Орен - Самара - Ширяево
Для любителей велопутешествий
Юмор
1-й день путешествия из Оренбурга. 24 июня 2013 г. Оренбург - Плодосовхоз.

В 10 часов утра Полонский хитрыми Оренбургскими дворами и тропами вывел, заскучавшего было велопутешественника на легендарную скачущую вверх-вниз Самарскую трассу. Коротко погрустив и пустив мысленно скупую мужскую слезу, мы не затянуто попрощалось. Полонский, дав мне для скорости долгожданного пинка, отправил по ветру парус моей спины вперёд, в неизвестность. (Точнее, в известность, ведь я планировал доехать за пять дней до Самары и всё тут) Однако, чёртов ветер, словно дождавшись, когда я исчезну из поля зрения Большого Брата, стал назойливо щекотать мой правый бок, тщетно надеясь спихнуть моё хохочущее туловище с дороги. Лучший друг степей подло притормаживал и без того слабоватое движение моего железного коня о двух круглых ногах и злорадно пел в моё левое ухо свою вечную бессюжетную песню шумящего воздухопада. Но вскоре Стри-бог ни с того ни с сего поменял направление ветра на северо-западное, развернулся и стал поддувать мне в спину. Ура.
На тридцатом километре жир, именуемый моим животом, стал всё чаще прилипать к хребту. Такого странного, но всё же радостного явления я не наблюдал уже с осени 2009 года, когда я корпусом своего "Marin" бесцеремонно пробороздил Север, Запад и Юг включительно. Пытаясь размышлять, я не смог извлечь из желе своего серого вещества никаких даже хоть, сколько то простейших процессов. Тогда я сделал некое предположение: за пару часов я похудел примерно на 1,5 килограмма и, раз голова не работает, значит - это был мозг. Спрашивается, чем же я тогда размышлял в подобной эксримоординарной ситуации? Как видно - либо героической пятой точкой, либо желудком, измученным слабо концентрированной соляной кислотой. Немного поискав место для трапезы, я заскочил в безмолвный перелесок у дороги и распаковал даденную, точнее - дарованную мне замечательной семьёй Полонского банку с куриным варёным супом. Проглотив вкусное первое, я задумался о Сути текущего Бытия. А суть его была такова: не зря всё же Владимир мне предложил в дорогу взять эту баночку! Волшебный супчик успешно сыграл отведённую для него роль - с взрывоподобной скоростью выпрыгнув из зарослей, я словно киношный Бэтмэн, за каких-то пару часов одолел сорок с лишним километров. И вот уж я стою и подробно читаю табличку на дороге: Переволоцк! Сам не понял, как здесь оказался! Не помешали и не укачали Сивку ни крутые и длинные горки, ни поток проклятых тяжёлых фур, ни ежеминутно меняющий направления гордый степной «ветр».
По предварительному сговору с собой, я должен был заночевать где-то здесь, но время на моих часах было, ещё только 15.30 и я восполнил исчезнувшие во мне полтора литра воды газировкой, накупил продуктов и поскакал далее. Ветер, улыбнувшись моей прыти, стал дуть почти точно в спину. Однако через полчаса шумно рассмеявшись, снова превратился в боковой встречняк. На моём пути стояли весьма тяжёлые подъёмы, но я принципиально не слезал с седла и пот заливал мне глаза и тёк с носа, когда я, стиснув зубы, упорно крутил педали на 1 и 2 и 1 и 1 скоростях, медленно двигаясь в гору. Обдувающий меня целебный ветерок быстро облизывал моё лицо и сушил кожу, когда я затем летел вниз со скоростью 50 - 55 км в час.
Мимо меня, как в долгожданном домашнем сне мелькали населённые пункты, не успевая показывать мне своих достопримечательностей. Мимо меня пропылили сторонние Мамалаевка и Верхняя Платовка, придорожные "Имени Матросова" и Покровка, неизведанная Козловка... Впрочем, все они были неизведанными, потому что стояли в стороне от дороги. В 18.00 я почувствовал лёгкую пред усталость и быстро понял, что ещё километров десять - и я не смогу не то что ехать, но даже ползти. Как видно, сказывалась двухлетняя растренированность и долгое отсутствие дальних путешествий. И я разбил своё первое становище где-то в стороне от деревни с ретрообразным названием Плодосовхоз, километрах в десяти от представленного дорожным указателем Новосергиевского.

...Мчащиеся недалече от меня машины и поезда совсем не напрягали, и в поле зрения не являлось ни единого человека. «Безлюдье не пугало душу, как водится, бескрайнею тишиной и не взвивались ветрА над глушью даже в простёршейся, можно сказать, мгле ночной». Однако, едва лишь я мысленно произнёс сию фразу, как тут же пожалел о вышеподуманном. Где-то рядом замычали коровы и пьяные люди, вороны закаркали, галки затрещали-завсхлипывали, запричитали на все скрипучие голоса, испуганным цыганским вблизи кочующим табором. Но особая близость деревенской цивилизации была простым обманом слуха - просто звуки в свете уходящего дня казались мне ближе, чем на самом деле. И я, успокоившись, вновь обратился к «столу и табурету», замыслив начать писанину, решив «ковать, пока помню». Но, пофилософствовав об уместности здесь и сейчас подруги Апполона, я решил, что в данную секунду нужнее пригласить к порогу двуликого Януса, ну или хотя бы желанную Весту и, как следствие…
...Я с радостью утонул в быту переносного жилища - готовкой пищи в очаге бутан-пропанового рая и расходованием семилитровых запасов воды на умывание и чистку прореженного жизненными невзгодами двурядного строя крепких жёлтых зубов.
...Когда сытая истома растеклась по уставшему телу, я залёг в палатке с плеером в руках. Музыка снова напомнила мне о радости творчества. Я схватил чистую общую тетрадь и продолжил с остервенением кропать очередной отчёт первого дня, могущий стать интересным изложением впечатлений для путешественников - людей, объединённых стремлением к свободе духа, и вообще интересующихся людей, и глупостью и бредом для скучного обывателя, а также человека, сугубо практичного или циничного сноба.
На этой психосоматической ноте, пожалуй, заканчиваю. Велосипедистам Орена и всей нашей необъятной Родины - большой привет! (о её необъятности я знаю не понаслышке) Сегодня я проехал целых 100 км из центра Оренбурга за границу Плодосовхоза. Видно, не зря Владимир Полонский тренировал (см. - мучил) меня поездками по Оренбургу и гонял в дальнюю до Соль-Илецка и обратно. Против злобного ядрёного ветра!

2-й день путешествия из Оренбурга. 25 июня. 2013. Плодосовхоз - Сорочинский.

В 8.00 бодрый физкультподъём и… опс! Всё болит. Ну, не то что бы болит, но как то ноет, воет и кричит. А ноги, как это бывает – «думают» ехать им куда-либо дальше, идти или нет. Умываюсь, чищу зубы, варю кашу «Семь злаков», перемешиваю её с тушёнкой, луком. Снова варю, парю, затем ем, ем, пью чай...
Сборы. Мм-да, собираться разучился совсем. Занимался этим нечистым делом часа полтора. Не менее. И то не совсем был уверен, правильно ли всё сделал. Наконец, собравшись окончательно, для выпуска пара, задержавшегося во мне из-за долгих сборов, набрав свежего утреннего воздуха в лёгкие, я хрипнул, что есть мочи под драйв проезжающих в дали фур:
- Задолбали эти грёбанные сборы!! - задрожало эхо над пожухлой травой в сыром утреннем кислороде повторяющимися вибрациями, ещё более окрыляя мимолётных обитателей трассы.
Очень надеюсь, что никто так и не услышал этот крик души и тела вживую. Кроме друзей-насекомок, разумеется...

Собрался, сделал, как заведено, контрольную проверку места с примятой травой, вышел из зарослей, дошёл до дороги. Не понял! А где велокомпьютер?! Маленький такой, хороший, жёлтенький... Новый! Вернулся назад, с велосипедом, по собственным следам. На пути следования к месту стоянки осмотрел каждую травинку - ничего нет, как сквозь Землю! А что, это мысль! Обследовал крупные трещины в почве, встречающиеся на протоптанной тропе, той, по которой я выходил из леса. Ничего! Твою тушу медь! Рыча, как раненый тапир, бросил «вел», вернулся к дороге. О, боже! Вот он, в двадцати шагах от Трассы, там, где я сумку поправлял, лежит, так скромно, и голос не подаёт. Уфф! Так что же это было? Сломался держатель? Не до конца защёлкнулся замочек? Надо постепенно вытравливать из себя долбо... дибила. Браться за голову. Пока тронулся в путь, снова кушать захотелось. Но надо потерпеть, а не то сегодня точно никуда не поеду! (смайл - улыбка)
Итог. Щет! Минус два часа времени, куча нервов и снижение коэффициента желания тяги к движению... (плачущий смайл)

...И настроение у него было приподнятое и ветер дул в спину и новые сюжеты роились в его голове... Но что-то было не так. Помыться бы...

Он помахал рукой Новосергиевскому, низко поклонился новому неизвестному попутному оазису, запасся ключевой водой у доброй трактирщицы, узрил вдали речку быструю чистую Беловежку, стал искать подход к водам её прозрачным, целебным, да нашёл не скоро. Долго искал. Видно начал не оттуда. Помылся-побрился-постирался под мостом старым. Разворочал в хлам таким трудом тяжким собранную сумку. Потерял ещё два часа. Купаясь, замёрз как цуцык. Посинел весь. Дует сильно. Закройте кто-нибудь форточку, а то уеду! На юг. Снова.

Гудела спина. Гудели проезжающие мимо фуры. Сначала считал, сколько раз за два дня меня поприветствовали мчащиеся мимо меня машины. Потом забыл. Сбился. Задолбался махать руками... Что-то меня сильно мотает по дороге, не к добру это. Удержать бы руль. Толи дополнительные шесть бутылок воды шатают, как Ваньку-встаньку, толи после помывки под мостом вещи уложил неправильно. В придорожных оазисах бесконечной Оренбургской пустыни народ частенько подробно расспрашивает меня о путешествии, сильно изумляются задумке, но большинство поддерживают. Они знают. Трасса знает. Она живая и мыслящая. Трасса знает, что по ней едет чудак. Или чудик. Ты ещё далеко, но о тебе уже знают за много километров вперёд. Слух летит быстрее велосипеда и даже быстрее машин. Машины быстрее велосипеда. Но машины не могут быть быстрее современной мобильной связи. Не раз сегодня встречал людей, которые слышали, что по трассе едет велосипедист в дальнюю. Здрасьте люди, посмотрите, это же я! (типа, так незаметно) А велосипедист между тем двигается, как медленная лавина и думает:
- Эх, нет, всё, блин.
Последний раз. Это был последний раз. Это тупость. Самый абсурдный из всех известных мне наркотиков и способов экстремального проведения времени, спортивного развлечения. И самый опасный. На наших Российских трассах... На наших узкоколейкам, ухабах, выбоинах и «недообочинах». А вообще, я это уже где-то слышал. Или читал. В 2009 году, кажется. И вот, вопреки всему - снова еду. Нет, всё, наведаюсь на родину "Сектора газа", схожу в музей группы и всё - завяжу! Эх, ух, посети меня до двух дух Юрия Клинских, не дай угореть в дороге!
Сделаю гигантский крюк вокруг Московской области - проеду по городам воинской славы: Козельск, Торжок, затем навещу по зову далёких прапращуров - Кострому и Муром, прокачусь с ветерком по Гусю Хрустальному, разобью его в брызги стеклянные по стороне Владимирской! А вообще, как сказала одна продвинутая по дороге велосипедистка - улыбайтесь, но только чаще! Потому что лес не терпит глупых улыбок!* (здесь - частые смайлы с улыбкой)

PrипиSка. Сегодня я проехал 90 км и заночевал где-то за Сорочинском. Вот только знать бы, за Сорочинском, это где?

Улыбайтесь, но только чаще! Потому что лес не терпит глупых улыбок* - каламбур, интерпретация известной шуточной поговорки – «Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам».

3-й день пути из Оренбурга. 26 июня. 2013. Сорочинский - Бузулук.

Нет, на юг не поеду. Если здесь такое пекло, то, что творится там?
Странные погодные контрасты в этих краях. До обеда – довольно прохладно, а к часу дня... как в духовке у моей бабушки накануне Пасхи. В Сибири такого не бывает. Если погода стоит тёплая - то весь день тепло, если холод - то холод. А пекло переносится гораздо легче. О чём это я? А, да! Попробую сначала: сегодня после обеда началась изнурительная жара. Аки в Русской бане. Сходство дополнялось тем, что пахло берёзовыми вениками, т. к. вдоль дороги стоял неровный строй молодых разлапистых берёз и остановки на перекур походили жёсткий экстрим в парилке. В какой-то миг я стал близок к сильному перегреву, и как следствие - к отчаянию. Моя голова напоминала мне кусок нагретого в печи теста, и мне всё чаще на ум приходило сравнение с запечённым колобком на плечах. Но выход из положения, как всегда находился где-то рядом и был до банальности прост. Я стал набирать в колонках больше воды и через каждые 8 или 10 километров в лесопосадках обливаться ею с головы до ног. Это были минуты сказочного наслаждения! Именно минуты. Потому что жара быстро высушивала мою вымороженную сибирскую кожу, и снова становилось жарко. В одном из кафе я попробовал купить восточный напиток - "Тан" и залпом окатил им свой желудок. Кстати, этот способ в совокупности с обливанием прохладной водой очень помогал и спасал от перегрева. Так я и ехал. После обеда ветер, облетев вокруг меня, стал дуть в лицо, практически не тормозя моё движение. "Захлёстывает! Это мне на руку!" - весело подумал я и как обычно ошибся. Через 15 минут он начал дуть очень плотно и теперь уже сильно тормозил движение уставшего велопутника. Сама собой закружилась в голове известная песня, точнее, её остаточки, переделка, ошмётки талантливого произведения... Будто какой-то озорной дух, ветряной божок кричал мне в уши все эти подлые слова. Эти, хоть и тривиальные, затасканные, стёртые, пошлые, стереотипные, неоригинальные, трюизматичные, (а могущие стать и травматичными) трафаретные, стандартные, заурядные, быдловато-обыденные, короче говоря, по-детски глупые заплесневелые слова. Но в моём состоянии они почему-то вызывали у меня почти гомерический смех. (видно очень перегрелся) Я злорадствовал, как стервозная баба накануне пятого облома у соседки по общаге. Ненавидя встречный ветер, я низко радовался этой его тупой психоделии, этому природному псевдо фольклору, этому самобичеванию стихии самой себя... Нет, не буду я их писать! Ну, если только с большими пробелами, с запикиванием. Кто-то может проигнорировать и не читать сие блевословие, кто-то сам может подставлять свои слова... Но рискую больше всех я, так как имею возможность резко понизить рейтинг уровня своего интеллекта. Но поймите меня правильно, сказ не будет полным, если не передать некоторые сиюмоментные ощущения...

...В голове в какой-то миг сама собой закружилась известная песня про ветер. Она кружила и кружила, кружила и кружила, крррружжжила и крружилла, твою душу! И избавиться от неё, похоже, не представлялось никакой возможности...

Ветер, ветер, ветер хулиган,
Я тебе совсем не корефан! - назойливо выла она.

Она продолжала кружить, всё крепче доставая меня, всё больше уязвляя моё музыкальное рок-самолюбие и я стал петь сам собою берущийся невесть откуда переделанный текст:

Ветер, ветер, ветер п*****с,
Дует, дует, дует прямо в глаз! - захрипел я.
Ветер, выслушав меня, сделал оборот вокруг моего торса и начал дуть прямо в бок, стремясь опрокинуть меня под поток проезжающих машин.

Ветер, ветер, ветер педагог,
Зря ты, зря ты дуешь прямо в бок! - в ответ на его злодейства, запел я очередную дразнилку.

Ветер, нервно крутнувшись, стал дуть резкими порывами сверху, прямо в верхнюю фасадную часть головы.

Ветер, ветер, ветер д*****б, дуешь, дуешь, дуешь прямо в лоб! - нисколько не стыдясь двух свидетелей - себя и ветра, снова пискнул я. (так, этому кофе больше не наливать!)

Но этим его не пронять - он начал выть пуще прежнего, глуша мои щенячьи всхлипы, и в конце дня я уже сходил с ума от шума в ушах, создаваемого бессмертным облачным ковбоем. Если в эту звуковую кашу добавить ещё грохот и шум от проезжающих машин, то можно себе представить общую акустическую картину трассы. Однако в этом был единственный и спасительный плюс - ветер охлаждал, и жара теперь не казалась такой сильной!
- Ну и чёрт с тобой! - упрямо крикнул я, подтверждая этот статичный факт, - Хотя бы не так жарко!
Тогда он решил схитрить и затих, и я, чуть не сварившись от зноя, побежал в заросли обливаться водой.

Дальнейшая моя форма одежды - голый торс, шорты и тапочки. Без трусов. Только так можно было хоть как-то двигаться в такой парилке. Избавившись от этой незначительной и интимной части одежды, я почувствовал, насколько мне стало легче ехать. Температура, казалось, понизилась на несчастных 0,5 градусов по Цельсию. Теперь я стал частями и гораздо чаще охлаждать водой своё поджаренное тело, отмывая его с туалетным мылом. На одной остановке - голова, на другой - торс, на третьей - пониже пояса, на четвёртой... И это тоже неплохо помогало! Ура, я снова спасён!

Ночевал сегодня за Бузулуком в первой лесопосадке. Нашёл прекрасное ровное место, за полосой из густых зарослей. Тащить отдельно велосипед, воду и поклажу с усталости сквозь заросли бы было сложновато, но я справился с этой стратегической задачей. Рядом тёк ручей с искусственным руслом, создавая иллюзию прохлады, и я лежал и думал об ужине, но датчики в моём перегретом мозге упорно бездействовали. Аппетит сегодня так и не вернулся, хотя мой рацион в течении сегодняшнего дня был безнадёжно скуден. Вокруг палатки летали, цитирую: "пушистые комары", напоминая мне о том, что один из нас, то есть Санёк Джи Ти из Орена сейчас тоже совершает длинный велопереход, то есть кругосветку от Оренбурга до Находки.*
...Вечером я снова слушал музыку, перекидывался эсэмэсками с Сибирью, Москвой и Зауральем. И пил, пил, пил, пил. Воду. Ожидаемый аппетит так и не появился. Про себя с удивлением отметил, что такого со мной не было ещё никогда в жизни. Никогда не случалось, чтобы я вечером не поел. С трудом запихал в себя несколько печенек и пожевал невкусное яблоко. Сегодня моё тело, вероятно, лишилось не менее четырёх килограммов веса. Ну и что ж, не страшно, всё к лучшему - передвигаться будет легче! Ночь прошла в спокойном и даже крепком сне.

Сегодня я проехал лишь 74 километра. Для вышеуказанных условий думаю, это даже почти нормально.

От Оренбурга до Находки*- читать на сайте Оренвело.ру

4-й день пути от Оренбурга. 27 июня. 2013. Бузулук - Заплавное.

Попытка передать реальное настроение зла и не предсказуема!

Всегда бы так ездить, как по утрам! Тогда никого от велосипедов нельзя было б за уши оттащить! Все мы ломим утром, как Владимирские тяжеловозы по бездорожью, ломая цветистые кусты, сметая пестики и тычинки... И причиной тому - отдохнувшие за ночь мышцы ног и утренняя прохлада. На фоне послеобеденной жары. Настроение идёт в гору, (даже, если в гору едешь ты) километры мелькают незаметно, меняя на счётчике быстрые цифры в сторону увеличения. Пройдёт, к примеру, несколько минут, ты не успел ещё ни о чём подумать, а на спидометре уже 9 километров от Бузулука и впереди маячит красная крыша неизвестной кафешки...
Немного интриги. Я сегодня фотографировал медведей! Нет, не пугайтесь, я не наткнулся в перелеске на семейство косолапых и они не хлопали дружески меня по плечам и бокам, дробя мои плечевые кости и, как шляпу снимая голову с моих плечей - всё было лучше и проще, примерно, как в светлом сне...
...Впереди забрезжила дрожащая проекция изображения очередного оазиса на мой мозг и вскоре стандартные здания придорожного сервиса снова уже радовали моё восприятие. Картинки воды и пищи, минуя мыслительные усилия, сами собой настойчиво замелькали перед глазами. А что ещё сейчас нужно путешественнику? Утолить голод и жажду. И посмотреть немного достопримечательностей...
...Молодой уборщик лет 16-ти лёгким жестом указывает мне на кран, из которого течёт чистая родниковая вода. Парень более-менее подробно расспрашивает меня о путешествии - кто, откуда, почему и зачем, но хитро умалчивает об основном гвозде местной программы по привлечению глупых клиентов и туристов в местные общепитные заведения. Я радостно умываюсь, набираю много свежей и вкусной воды в желудок, а также в пять бутылок-полторашек, сознавая, что сегодня опять основным движителем моего путехождения будут частые возлияния «аш два о» во благо прохлады и возливания оной на голову многогрешную и тело подгоревшее. Оглядываюсь на подозрительный звук плещущегося сзади ручья и вижу... двух огромных бурых волосатых чудовищ, купающихся в железных ваннах. Ванны, надо полагать, находятся внутри крепкой клетки из частых толстых прутьев и металлической сетки, иначе летел бы я со своими бутылками на безвременное поселение к Господу Богу. Давясь трёхлинейной улыбкой, я хватаюсь за фотоаппарат, словно за винтчестер, подаренный России Америкой в начале 19-го столетия и начинаю щёлкать хозяев тайги со вспышкой и без... Молодой медведко, облезлый таёжный переросток, поднимается на дыбы, угрожающе хрипя в мою сторону, и с размаху падает лапами на прутья клетки. Я на миг представляю встречу с ним в лесу один на один и инстинктивно понимаю, что шансов у меня в этом случае нет совершенно никаких. Полосатый железный дом ходит ходуном от тяжеловесного напора, и по моей спине прокатывается лёгкий холодок ужаса (что в такую жару может и полезно) Но я не показываю своего страха, не отшатываюсь назад и продолжаю безжалостно расстреливать из фотоаппарата неволю парочки лесных гигантов...
Бог с ними, с гигантами. Все впечатления когда-нибудь ослабевают или сходят на нет, под напором повторяемости и привыкаемости. Хочу сказать несколько слов о людях, машинах и сигналах.
Хоть это и приятно, но иногда бывает, что приветствия некоторых водителей доходят до абсурдности. Один частный собственник так громко и протяжно завыл автомобильным гудком, что я от неожиданности чуть не улетел с дороги на обочину с булыжниками. До сих пор благодарю Бога за то, что он надоумил меня в этот миг ехать не очень быстро, поэтому, изо всех сил напрягшись, чтобы удержаться в седле, я с трудом справился с управлением. Мой словарный запас мгновенно пополнился лишней парой-тройкой десятков нелицеприятных слов и фразосочетаний. Затем я остановился в надежде, что он меня видит, стал энергично вкручивать указательный палец себе в висок. Многие приветствуют отрывисто и из далека - чуть-чуть. Понимают, что можно напугать, а то и убить. Это профессионалы и просто опытные водилы. В конце дня я уже почти не машу руками в ответ - берегу силы. Заметил, что шоферы больше уважают, если ты едешь без футболки - так, наверное, велосипедист выглядит круче, а его затея - экстремальнее. А может быть всё гораздо проще: ты кажешься им ещё более уязвимым на трассе, и тебя аккуратнее объезжают? Кстати об объездах. Точнее, о дураках за рулём. Очень многие совсем не утруждают себя таким глупым и никчёмным делом, как объезд велосипедиста. Они едут прямо впритирку, «презрев опасность», грозящую, как жизни велосипедиста, так и их собственной свободе. Когда тонны металла проносятся рядом, едва не касаясь тебя, это и страшно и опасно, особенно если перед твоим правым боком обочина, засыпанная булыжниками и крупным щебнем. Неприятно также само отношение таких шофёров к велосипедистам, как к низшему классу на дороге. Думаю, это одно из самых больших в заблуждений в жизни автокофейников, или просто дибилоидов с баранкой в руках. Интересно, кто их назначил главными участниками движения? И кто им давал право решать, кто есть полноправный участник, а кто - так, «рядом проезжал»?
Господа автомобилисты! Не забывайте, что тело шофёра на дороге по крепости равнозначно телу велосипедиста! И те и другие в равной степени не прочнее "хрустяшки"! Так, кажется, некоторые из вас иронически называют велосипедистов на дороге?
Теперь о дорогах. Точнее, об их отсутствии у нас, в России. Дорога на Самару в основном очень узкая и по большей части очень плохая - старая, выбитая, перелатанная. Ухабы бьют по твоей заднице почём зря, а твой мозг в такт с ней подпрыгивает, долбясь обо все стенки внутренней части черепа. Дорога, например, где-то между Краснодольским и Таволжанкой вполне соответствует такому интересному описанию. Она словно бы взорвана сотнями маленьких бомбочек, её будто нарочно взрывали и латали, затем снова взрывали и снова латали... После мелких заплат идут большие и ровные, по сотне метров в длину, которые, подло обнадёжив тебя на ровный и спокойный путь, быстро кончаются. И так продолжается бесконечно долго. Как видите, очень приятный и достойный въезд ждёт вас в Велику Самарску волост! Забудь о смысле и значении слова «дорога» всяк сюда въезжающий!

В деревне Старая Таволжанка я нашёл придорожное кафе, которое запомнилось мне надолго, благодаря одной странной, на вид «продвинутой» и сексуальной особе. Никто из Modern Homo sapiens за всю мою предыдущую и последующую дорогу так и не взбесил меня абсурдностью своих суждений до такой степени, как эта молодая обаятельная змея. Я понимаю, можно быть деревенской девушкой, но ведь не до такой же степени! Велосипедисты России и всего мира! Те, кто будет проезжать сей уважаемейший из населённых пунктов, просьба зайти в придорожное кафе и передать вышеуказанной официантке, то, что я не успел ей сказать в силу обстоятельств. Что она самая привлекательная и обаятельная, самая сексуальная и харизматичная в деревне и что в голове у неё частичный и полный вакуум и что из всех красивых куриц, встречаемых мною в жизни и у дороги, она - самая глупая... Как бы мне хотелось, чтобы ты прочитала эту главу!

В кафе я не смог сразу сообразить, что мне купить, так как мой мозг был перегрет, и усталость от не простого пути одолевала меня. Я пообщался с продавщицей средних лет, являя собой саму воспитанность и вежливость, затем, складывая на улице покупки в сумку, понял, чего ещё не хватает и вернулся снова в магазин. Затем ещё раз...
Тяжёлые взгляды людей за столиками с непонятной профессиональной направленностью...
Какое вам дело до того, сколько раз я сюда зашёл и сколько сделал покупок?! Если вы посетители, то это вообще вас не касается, если вы работники кафе, то вам напротив должна быть выгодна каждая моя покупка... Так какого ж рожна вы кидаете в меня камни своих взглядов?!

...Молодая привлекательная красивая официантка сидела, закинув свои красивые копыта на соседний стул... (За показ бархатной кожи ножек конечно спасибо - я прибалдел, но ведь нужно и меру знать в общественных местах!)
...Привязав своего коня красной масти к дереву, в четвёртый раз заглянул усталый всадник, иссушаемый жаждой в придорожный трактир. Он понимал, что его просьбу вряд ли выполнят, но всё ж решил попытать счастья...

- Это снова я! - весело выкрикнул он, как бы извиняясь за очередное вторжение. Он проводил взглядом соблазнительный зад наглой разносчицы явств и медовухи, когда та, проплывая серым лебедем, проНОСила подНОС мимо его НОСа. Не надо было ему ничего говорить! Никто бы из них сам не решился делать замечаний... Вот же повёлся! Не удержался-таки от искушения обмена мимолётными "флирто-фразами" с местной красоткой!
- Да я вижу уже! - с готовностью ответила она, улыбаясь до ушей улыбкой, подозрительно напоминающей нетерпеливый оскал. Она словно бы ожидала этого. Её внутренняя кобыла уже готова была сорваться с привязи и, поднявшись на дыбы, заржать в лицо Всаднику. Затем лягнуть его копытом. А может быть, показав презрение, повернуться задом... Что тоже довольно мило.
- У меня к вам вопрос, - весь превратившись в обоятельную улыбку, сказал Всадник.
- Можно ведь сразу продумать, что купить! - не дав договорить, нарочито громко гавкнула разносчица, дабы услышал её охранный холоп "без формы", сидящий у окна. Дама нетерпеливо смотрела в его сторону, и слегка подкислив улыбку, из соображений безопасности на всякий случай не стала полностью стирать её с лица...
Вообще, если честно, то я хотел попросить у них разрешения побриться в умывальной комнате, так как моя щетина всё больше делала меня похожим на человека гулящего, разбойного или бездомного.
- Я путешествую на велосипеде... - вернувшись в наш мир, начал я свои пояснения, - Жара, знаете ли, сразу всё не продумаешь...
"Ничего не понимаю! - одновременно мыслил я, - Ведь им же должно быть выгодно, чтобы у них больше покупали, так чего ж ей ещё надо? Да и обслуживала меня не она, а продавщица, та, что постарше. Какая причина этого её бреда? Работать не хочет? Какое ей дело?!"
- Знаю я ваши велики! - ещё больше прибавила звук официантка, снова не давая мне закончить мысль, - Ещё раз зайдёте, я отправлю вас к вашему "велосипедисту"! - и она кивнула своей вертлявой башкой в сторону человека с полуармейской внешностью. Человек сидел и явно скучал в углу заведения.
- А кто это? - искренне не въехал я, по наивности не поняв её быдлячий намёк, всё ещё не веря, что молодая девушка может быть настолько тупа и груба в суждениях, - Я его не знаю, и у меня нет «моих» велосипедистов. Какой же он «мой»?! Я это, знаете ли, сам себе велосипедист!
- А там и узнаете, кто он, и зачем он! - продолжала нести чушь трактирная дура.
- Ничего не понимаю! - сказал я, и вправду не понимая до конца - шутка это или угроза, - Не верите - выгляните на улицу, там правда мой красавец-велосипед стоит!
- Ага, щас! - опять сунулась официантка с непонятной для эрудированного человека «высокоинтеллектуальной» бессмыслицей.
Тут подошла старшая продавщица и я решил сменить тему. Только ради надежды на...
- Ну, хорошо, сказал я, - Я, вообще, хотел вас попросить побриться в вашем умывальнике. Там я заметил, есть зеркало. Но девушка никак не давала мне довести свою мысль до конца... Надеюсь, что, как лучшему покупателю дня, вы мне не откажете в этой маленькой просьбе... - шутил я.
- У нас тут вообще-то руки моют! - наморщила лоб старшая.
- И воду набирают, в крайнем случае! - грознее прежнего закипела младшая, уперев руки в округлые боки.
- Ага, а тут я со своей не бритой мордой лезу! - закончил я за них мысль, проведя рукой по щетине - Ну что ж, спасибо, что не отказали покупателю! - добавил я и шагнул прочь из кафе.
Возможно в таком жареном состоянии, любой, даже мелкий конфликт кажется трагедией. Но всё же... Почему в других кафе страны не отказывают путнику, даже если он там ни чего не покупал, а в какой-то Старой Таволжанке - посылают подальше, не взирая на то, что он только что увеличил их бюджет на двести с лишним рублей??! Настроение подпорчено, впереди - крутая гора на выезде из «той волжанки». Но я не иду, а упрямо еду на малых передачах по длинным горам вперёд, на ходу в мыслях придумывая оправдательные бонусы - скидки для любезных Таволжанских женщин, чтобы немного успокоиться. Ну... деревенский менталитет - раз, ну... дикая жара, усталость, трудно дышать и тяжело работать - два, ну... бабы - три...
Через 25 - 30 километров встречаю дорожную развязку, где-то рядом с ней кафе, шиномонтажка, ещё чего-то там... Захожу в кафе - посетителей мало, люди злы и грубоваты, продавщица не разрешает набрать из крана воды, хоть я только что купил у неё Тан, а кран находится прямо в зале.
Ох, Самаритяне...
Идите, говорит, в шиномонтажку, там и набирайте! Ощущение, будто меня кто-то только что послал на три буквы, хотя послан был на все двенадцать! Ши-но-мон-таж-ка! Ну, точно, двенадцать! Всё же набрал воду там, куда только что отправили. Еду дальше. Пытаюсь в памяти воспроизвести своё изображение, которое я только что видел в кафешном зеркале...
...Моя морда похожа то ли на выжженную рощу с кроваво-красно-чёрной почвой, белесыми кустами и травой по бокам, то ли на перепечёный, подгоревший пирог. Кожа с носа облазит клоками, пот, струясь с него, сбиваемый моим дыханием, падает на горячую Трассу... Через два километра пути волчьим прищуром фиксирую метрах в двухстах от дороги колючее поле и берёзовый остров посреди него. Перехожу поле, терпеливо преодолевая путающуюся в спицах колёс длинную жёсткую траву и получаю в награду за трудный день, хороший и спокойный ночлег в прекрасном месте, прячущем мои телеса за ветвями берёз от взгляда разгорячённого Солнцем неба и от любопытных глаз с дороги. Разделся, посмотрел вниз - живота нет. Совсем. Температура за бортом +34 С. Сегодня я умудрился проехать 75 километров.

5-й день пути от Оренбурга. 28 июня. 2013. Заплавное - Домашка.

Этот день предположительно должен был стать последним в моём велоутешествии от Оренбурга до Самары. Но вскоре выяснилось, что это не совсем так. Или совсем не так. Ну, совсем немного не так...
Доехав до первой крупной развилки, я остановился и задумался. Правда, если честно признаться - думать было почти что нечем - мозг, вероятно, снова походил на слипшуюся в кастрюле головы гречневую кашу с выпарившейся из неё водой. Ведь говорят же - растительное масло надо добавлять при готовке! В общем, положение было такое: развилка, на лево трасса уходит на на Нефтегорск, на право - на... НЕ ПОМНЮ, КУДА...
(Тогда мне казалось, что я твёрдо запомнил название, но теперь я вижу, что это не так. Да и навигатор с собой не брал, для достижения наибольшей натуральности путешествия и экстрима. Ну вот, можно сказать, и доэкстремалился, вместо названий - одни пробелы)
...Глубоко мною уважаемый продавец вяленой рыбы, настоятельно рекомендует мне ехать в сторону «не помню куда».
- Направо езжай, там до Самары всего сотня километров!
Если же повернуть налево, и поехать через Нефтегорск, то, чёрт подери, до Самары будет километров 135!
- Не меньше! Это очень большой крюк для тебя!
И я поехал на право, через «не помню куда», дабы сократить расстояние, оставшееся до Самары.
Навстречу дул весьма плотный ветер, сильно тормозя моё движение и ноги стали уставать практически сразу. «А, была, ни была, - подумал я, - Для бешеной собаки - 35 километров - не зигзаг! Поеду через Нефтегорск, подумаешь, при определённых обстоятельствах я подобные «крюки» я за пару часов гнул в бараний рог!»
Плюнул, развернулся и поехал налево... Это был один из тех редких случаев, когда плевать по ветру гораздо опаснее, чем против него. Почему, вы помёте чуть позже.
...Всё моё путешествие до сего момента состояло из больших, малых и средних ошибок. Эту можно было условно назвать средней, если крупной ошибкой считать само путешествие. (смайл с изображением дикого хохота)

По-прежнему рулю вперёд в условиях крайнего юга. Впереди, ломаясь в горячем летнем воздухе, дрожит табличка с надписью: село Вильное. Я так и не понял, это от слова вилы или... в моём случае, вероятно, от слова вилять... Я вильнул с дороги на право, в сторону села, умахнул на пару кэмэ вглубь, как обычно купил себе воды-еды... Любопытная продавщица качественно наседает на меня с расспросами о пути, я терпеливо отвечаю на её вопросы и рассказываю, рассказываю... На запрос о халявной воде она посылает меня к деревенской колонке, я набираю ея, но не сразу замечаю, что она мутная, как ранний вечер в Гаграх и что она пахнет, как поздний закат в деревне Тухлые Яйца. Спасибо тебе, Богиня Златогорка за доброту твою, за ласку, в благодарность за повествование мое! За словесные ссылки на мои на текстовые материалы. Выехал снова на трассу. Бах!! Чувствую удар в нижнее подреберье, затем в живот повыше лобка...
Дело в том, что я не сразу обратил внимание на цвет этой некачественной подземной жидкости и с жадностью отпил из бутылки почти целый литр. Хвала Всевышнему, организм выдержал, не сломался. Видимо, в нём был такой недостаток воды, что даже эта гадость явилась благом. Но снова, крутя педали и выпуская на ходу из себя отравленные горючие газы, я понял, что больше эту воду пить нельзя, и оставшиеся пару набранных бутылок пустил на омовения в лесу. Заболеть в такую лютую жару, означало, в лучшем случае - попасть в стационар, (хотя где его тут посреди степи взять, стационар етот?) а худшем... помереть в муках...

Такое бывает. Долго никак не мог найти хороший съезд для микротрапезы. Кругом крутоватые спуски с обочин с зарослями травы, а с боков дороги - сплошные перелески с заросшими оврагами и невысокие леса... Не типично как то для лесостепной полосы. Неужели это начало конца степи? Грустно. Даже сам от себя не ожидал такой реакции. Привык уже, знаете ли, как к родным пенатам, к просторам бескрайним, к созерцанию шири поднебесной... Сте-епь да сте-епь кр-руго... Ой, простите, забылся... Необычно долго уже нет никаких признаков человеческого жилья. Машины появляются нечасто, почти как на просёлочной дороге. И мне - то хорошо, то жутко. Хорошо оттого, что почти нет монстров на колёсах и жутко от отсутствия привычного шума, ими производимого. То есть от тишины вселенской. И от безлюдья... Ну и здОрово, что нет их, машин. Чего это я?
Перекусив на окраине страшного скрипучего леса, я дёрнул за поводки и поколесил далее. Вдалеке замаячили мелкие облачка, по временам закрывая меня от солнца. Я вслух благодарил Бога редкие минуты прохлады и просил его ещё и ещё об этом одолжении. Но через пять минут я стал очень активно сомневаться в правильности выбора направления своих желаний. Подул влажный ветерок и в дальней дали появилась огромная туча, от коей чёрными прямыми линиями вниз обозначались чёрные полосы сильного ливня. Туча двигалась на меня, хотя ветер поддувал в спину. Классика! Небо и Земля снова были в разногласии. Точнее, в разноветрии.
А туча всё неслась и неслась на меня. Я напрягал зрение, тщетно пытаясь увидеть во встречных машинах хоть какие-то признаки сырости. Машины, идущие со стороны тучи, были сухими. Странно... Если там шёл дождь, то проносящиеся машины должны быть мокрыми...

...Кочевник, возбоявшись угрозы ливня посреди безлюдного места, быстро раскинул одинокое кочевье. Уютная юрта легла в выбоину, густо поросшую зелёной травой. Конь масти цвета южного заката, слегка подрагивая мускулами, стоял привязанный к дереву. Кочевник разжёг очаг и, плеснув в котелок из бурдюка оставшуюся чистую воду, вскипятил её и...

...запарил лапшу Роллтон. Немного перкусив, я вновь задумался о том, пойдет, наконец, сегодня этот чёртов дождь или нет?! Ведь тёмная туча, словно дразнясь, ловко обогнула мою грешную голову, сделала вокруг стоянки гигантский полукруг и очутилась за моей спиной. Однако она была не одинока - на северо-западе замаячила её сестра-близнец и тоже поспешила навстречу моему движению. Я боялся перспективы ночёвки здесь по простой причине - у меня в запасе была в основном только грязная вонючая или просто Вильновская вода. Как же я смогу протянуть сутки или двое без питьевой воды, в случае затяжного дождя? Конечно, можно пользоваться дождевой водой, но место что-то уж больно мрачное. Я скрутил палатку, собрался и вынужденно двинул навстречу туче. То есть продолжил движение в сторону Нефтегорска. А что мне ещё оставалось делать? Небесная свинцовая странница, будто издеваясь, как и её сестра, по ходу моего движения быстро сделала облёт вокруг меня и поспешила куда-то на юго-запад! Вот это чудеса небесные! Я что, спасён что ли?! За что? За что, Господи мне такая милость?! Но радоваться было рано. Когда я спустился с горы в деревню ???????????????? (простите, опять не зафиксировал название) очередная туча снова стала угрожающе приближаться. Она была побольше размером первых двух и охватывала почти весь небосвод до самого горизонта.

...Кочевник, торопясь, гнал своего верного коня по лесной тропе. За ним по пятам летела чёрная сила - два степных тумена вражеских лучников. Их стрелы вот-вот могли достигнуть своей цели, и он мчался во весь опор, спасая свою жизнь от коварных степняков. Его конь, верный товарищ, много раз, спасавший его от смерти в лихом бою, жалобно заржал, прося долгожданного отдыха. Целый час он скакал без остановки галопом - и его ноги могли не выдержать... Всадник больше жизни любил своего друга, но сейчас он не мог ему позволить остановиться. Впереди он увидел укрытие - тропа сходила вниз по горе, и вход в пещеру теперь казался ему спасением. Уже первые стрелы из луков воинов тьмы засвистели рядом с головой кочевника, когда он был в нескольких дюймах от входа в пещеру. Он...

...ещё несколько раз крутнул педали и спрятался от настигающих его капель под крышей автобусной остановки. Пошёл небольшой дождь. Туча снова стала уходить в сторону и дождь прекратился. Пообщавшись с приветливым аборигеном, относительно местной географии, я вернулся на остановку и стал ожидать решения своей участи небесной канцелярией. В воздухе похолодало. Я попил вонючей воды, посмотрел на неменяющуюся картину неба, сплюнул с досады и увидел, что мой плевок полетел в сторону Самары. Движение воздуха выровнялось и шло полностью в нужном мне направлении! Так чего ж я жду? Я снова вскочил на велосипед и полетел по ветру. Погода, как вы понимаете, была весьма мрачная. Как видно, минут пятнадцать назад здесь прошёл ливень - дорога была мокрой, по обочинам стояли огромные озёра луж. И... за три километра движения мимо меня по дороге не проехало ни одной машины! Непогоды испугались все, кроме велосипедиста! Но, в конечном итоге глупее всех оказался сам велосипедист...
Тут и там вдали мелькали сильные молнии, яркими шевелящимися метастазами расползаясь по стратосфере и чуть пониже, а я пёр вперёд, разбрызгивая грязную воду луж по сторонам, не ощущая сопротивления воздуха, не ведая своей дальнейшей судьбы. «Чего нам ветра бояться, - думал я, - Ведь он сам и донесёт нас до Нефтегорска!» Ага, донёс и ещё пинка для скорости поставил! Влажность воздуха повысилась настолько, что я ощущал себя глубоководной рыбой, плывущей по дну прозрачного океана. Я вовсю шевелил плавниками, а туча безуспешно пыталась схватить меня за жабры: небесная свинцовая гора, двигаясь, сама же и создавала впереди себя сильный ветер, который толкал мою задницу вперёд! Ещё через пару километров мне повстречался участок дороги, где застрял даже Японский Ниссан! Я с восхищением увидел, как тривиальный незабвенный русский Уазик нисколько не надрываясь, вытащил его при мне в два счёта!
Здесь шёл ремонт дороги протяжённостью в несколько километров. И весь этот путь, вместо пути здесь была глубокая грязь и слякоть. Оп-с...
- Вот так я попал! - сказал я, сходя с лица, затем сходя на обочину с непролазной грязной дороги.
А небо всё темнело, превращая земной мир в жутковатую сюрреалистическую картину мрака. Улица стала цвета комнаты, освещённой тусклым ночником в вечернее время. Уютно и страшно одновременно! Так же, как и я, заблудившиеся иномарки с бледными внутри лицами, узнав от работяг страшную тайну об объезде, одна за другой разворачивались назад. Я, внутренне содрогаясь от настигшего жизненного реализма, подошёл к ближайшему вагончику, дабы тоже осведомиться об объездном пути...

Усатый работяга, широко улыбаясь, выдавал мне грустные сообщения о местной географической дорожной правде. Объезд был гораздо страшнее, чем этот участок дороги на Нефтегорск... На легковой машине там проехать было ну, почти не невозможно. А на велосипеде...
В этот миг туча, от которой я 10 минут назад так успешно ускользал, догнала меня. С противоположной стороны ей навстречу спешила ещё одна точно такая же свинцовая болванка. Глядя вверх, я растеряно вертел головой. Окружают! Всё кричало во мне. Выхода не было никакого.
Только сейчас понял глупый человечишко, что успех его в гонке с небесными Атлантами был размыт и иллюзорен! «С природой не посоревнуешься!» - чуть не плача думал я. Туча, как бы играя, слегка коснулась меня своим краешком, и пошёл средний дождь.
- Да тот объезд ещё хуже этой разрытой дороги! - продолжал кричать усатый нефтяник с порога своего жилища, - Веди лучше тут коня под уздцы, так пройдёшь гораздо быстрее! Хотя нет, уже поздно, вымокнешь, ныряй к нам в вагончик!
Я закрыл, как смог одноразовым плащом сумку-штаны и побитым подводными стихиями дельфином «нырнул» в вагончик.
Через пять минут дождь прекратился.
- Спасибо мужики, я пойду! - сказал я и вышел прочь...

... Велосипед лежал на боку, навзничь опрокинутый порывом ветра. Сумка-штаны, раскидав по сторонам свои короткие толстые ноги, валялась на земле. Я взвыл, как покалеченная росомаха, инерционно неся нецензурную околесицу, и стал исправлять бардак. Едва я повёл велосипед к дороге, как пошёл дождь ещё пуще прежнего. Снова, на скорую руку закрыв сумку, я заскочил к нефтянникам. Мужики весело смеялись и подшучивали надо мной. Но мне было не до смеха. Сверху лило, как из ведра, и я уже был на грани нервного срыва - ведь вымочить спальник означало крах предприятия, к которому я так долго шёл. Состояние, близкое к шоку охватило меня. Нужно было затащить внутрь сумку, но я был словно в ступоре, не решаясь попросить у них разрешение на это. Ещё пять минут - и там всё будет мокрое... Я тут же вспомнил, как однажды, в 2009 году полностью вымочил вещи и как долго, проблемно и почти безрезультатно я их потом пытался высушить... Наконец, я не выдержал и, ломая свою природную скромность, испросил соизволения привести сюда на толстых ногах ещё одного участника моего путешествия - вечную, как дух свободоблудия, сумку-штаны. Быстрый ответ мужиков вполне соответствовал моим ожиданиям:
- Конечно, заноси!
Хорошо то, что сделано вовремя. Вымокнуть успела только внешняя сторона моего груза - вещи и спальник внутри были относительно сухими. Пока небо продолжало рушиться вниз и протыкало ломаными молниями-пиками мать сыру землю, внутри вагончика разгорался ажиотаж к моей теме. Как обычно, вопросы сыпались на меня, как топливо из нефтеперегонной трубы, успешно отвлекая меня от проблем. Я вкратце рассказывал о моих основных путешествиях и чувствовал, что мои новые знакомые проникаются уважением к моим смелым поступкам. А может, причина ажиотажа была не только в этом. Вскоре я узнал, что нефтяники довольно близко знакомы с этим «жанром» романтической жизни отдельных экстраординарных личностей. Их знакомый, мало того - их сотрудник, армянин по национальности, совершал подобный переход на вело из Армении до Нефтегорска. Причём - не раз! Затем они начали перебирать случаи, закончившиеся фатально...
- Тут один велосипедист был, тоже путешественник - практически всю страну объехал, а здесь, под "Крестами" его сбили насмерть! Тут место вообще аномальное! Никогда здесь ничего хорошего не было, сам не езжай по этой дороге! Надо, чтобы кто-то вывез тебя за Нефтегорск!
- Недавно там же известный во всём мире Российский баскетболист на "Хаммере" разбился!
- ...а ещё один велопутешественник где-то тут дозу радиации схватил - умер от рака!
- Сюда академики приезжали из Москвы - исследовали это место вдоль и поперёк, вынюхивали что-то - ничего не поняли и уехали. А народ так и продолжает разбиваться и гибнуть практически на ровном месте!

После этих «жизнерадостных» рассказов шкала моего настроения понизилась ещё на несколько крупных делений. Я внутренне поклялся себе завязать с велопутешествиями. Теперь я хотел лишь, добравшись до Нефтегорска, сесть на поезд и поехать домой! (где-то я от себя это уже слышал!)
- А вот ещё одного велопутника знаем лично, точнее, теперь уже – «знали»... так тот ваще...
О, светлый боже! Избавь меня от их рассказов, но только не выгоняй при этом под ливень! В моей голове клубной музыкой звучал въедливый Самарский говорок и ключевые фразы о гибели велопутешественников, повторяющимся эхом звучали под толщей черепной костИ. Наконец, подошёл их бригадир. Молодой человек интеллигентной наружности, был славным парнем и хорошим начальником. Мы долго говорили о путешествиях и неплохо пообщались. И вообще, вся весёлая бригада спасённому путешественнику искренно понравилась. «Нужно им подарить свои книжки», - подумал я. Но при беспристрастном опросе выяснилось, что никого из них флотская тема не интересует и я не стал им навязывать свои идеи. Когда кончился дождь, нефтяники, как один выскочили по делам, а я с разрешения бригадира присел за его компьютер и занырнул в волшебный мир всепланетной сети...
Я всё же подписал книжку одному из приютивших меня рабочих и в целлофановом пакете оставил на столе. Что ж, пусть сюрпризом будет. Всего за дорогу у меня было, примерно, двадцать книг, но уже на подъезде к Пензе не оставалось ни одной. С собой тележку не возьмёшь... А знакомиться в дороге с интересными людьми не запретишь. Я согласованно с бригадиром создал ссылку на их рабочем столе с выходом на ресурсы с отчётами о моих «злоключениях» во время поездок на велосипеде по стране. Некоторые из нефтяников проявили живой интерес к теме отчётов, сказав, что почитают обязательно. Бригадир дал отмашку шофёру вывезти меня на Уазике за Нефтегорск, чем мгновенно вернул мне радостное настроение и прежний вкус к жизни. Глупая мысль о поезде больше не вспоминалась ни разу за поездку...

Вдалеке горели нефтяные вышки. Языки пламени, вырываясь вверх, жадно лизали пасмурное небо, пытаясь выжечь его до тла... Или высушить?

Работа была закончена, часть состава поехала вперёд на Ниве, я же с остальными следом по прорубленному пути в Уазике. А теперь, как говорит наш горячо любимый и уважаемый господин Задорнов - внимание! Все готовы слушать? Поехали!

Такой уникальной дороги, как этот пресловутый «объезд», я не видел со времён эпохи Великого Доперестроечного Реализма. Да и не знаю, видел ли когда-нибудь вообще! Вероятно, здесь могли пройти только Казацкая конница, Русская военная бронетехника и, воистину - Нива с Уазиком! Размытые дождём глубокие ямы, ухабы, двойная колея, нырки, подъёмы, коричневая жижа глубиной по чиновничье пузо - полный набор популярной Русской игры – «Дураки и дороги», или «Реальные объезды» - всё это мелькнуло перед моим рассеянным взором. Наши машины щепками в море грязи мотало из стороны в сторону, таскало по обочинам, они по временам буксовали, перемещаясь вперёд по дюйму в минуту. Но Российская чудо-техника и не думала сдаваться - двигаясь относительно ровно, машины ехали примерно с одной и той же скоростью. Тут и там выцветшими тусклыми пятнами из колеи торчали застрявшие легковушки и серые от шока лица их несчастных владельцев, дерзнувших в такую непогоду поехать в обход... А ведь никакой другой дорогой отсюда в Самару попасть было нельзя! О, Россия...
Водитель Уазика знал, с какой примерно скоростью нужно было двигаться, чтобы не засесть окончательно. Секунда замешательства или промедления карается немедленным застреванием на неопределённое время. Поедешь чуть быстрее - и ты на боку, хлебаешь грязно-жёлтую жижу. Поедешь медленнее, чем надо – и вот ты уже на сутки стал местным металлическим экспонатом. Да тут ни один Немец не пройдёт, даже если его выгнать из-за руля хвалёного БМВ и посадить в наш железный сарай на колёсах! Он просто с горя покончит жизнь самоубойством! Хвала нашим героическим водилам!
Таким образом, ребята вывезли меня через Нефтегорск, за его пределы. Махнув рукой в сторону Самары, молодой водитель пообещал мне, что через три километра будет гостиница с номерами «Люкс» и что я смогу в ней спокойно отдохнуть после напряжённого пятидневного пути. Я готов был кинуться и обнять его, как старого друга, но, по своему обыкновению не проявил почти никаких эмоций. Моё лицо оставалось, как камень - непроницаемым. Но, как камень с выдолбленной на нём светлой улыбкой!
Ни через 3, ни через 5 километров гостиница не появилась. А вот через 8 километров я увидел табличку с надписью «д. Домушка». Далее располагался не мираж, но оазис на великом машинном пути - мост через речку Домушка, кафе, близ местечка (деревни) Домушка. В гостиницу постояльцев не брали - в ней жили учащиеся здесь же, в деревне детдомовцы - дети очень великого возраста! Заведующая, послушав моё красноречивое выступление о велопаломничестве из Орена в святую сторону Самарскую, удивилась, смягчилась, сжалилась и пошла на попятную - взяла меня на 1,5 суток, и всего-то за 150 рублей! Возможно, кто-то в это не поверит, но это было так...
150 рублей за 1,5 суток гостиницы! О, господи, эти ж сущие копейки для нашего времени! Но и условия-удобства тоже я бы сказал... Но я был рад любому приюту, и жаловаться на что-то мне было грех. Ну и что, что двери в «номерах» перекосило и они не запираются? Ну что, что душ не доломан, пахнет чёрт-те чем и из перемотанного скотчем крана вода хлещет изо всех щелей? Ну и что, что ребята и девчата где-то весь день пашут, а вечером приходят домой голодные, уставшие и злые? Зато я сегодня буду ночевать не в лесу, а в сухой и почти безопасной комнатёнке без удобств, на грязной простыне, без стола и стула. И ничего, что я, подходя сегодня к винтовой лестнице, чуть не улетел головой вниз, потому что сходу найти выглючатель в этом бытовом аду было мудрено. Но так даже интереснее. Для того и путешествуем, чтобы ощутить все эти не... Удобства всех видов. (Искренно весёлый смайл)
Сегодня я проехал всего 68 км...

ПОСТКРИПТУМ. До сих пор не могу точно понять, где я ехал. На карте я не нашёл село Вильное, есть только Виловатое. Также помню, что через некоторое время после Вильного справа от дороги было село Богатое. Выглядело оно не богато, особенно дороги после него - они были страшнее ада. Но ведь на карте село Богатое находится в противоположной стороне от Нефтегорской трассы!! И находится оно не справа, а по центру дороги и довольно далеко от места, по которому я должен был ехать! Получается, что нефтяники меня вывозили на правильную Нефтегорскую трассу с того самого гиблого места, куда я случайно заехал? Ничего себе, «крючок»! Но ведь, судя по указателям, я ехал правильно! Куда же это меня занесло? Если занесло, конечно. Может, кто-то из Оренвеловцев поможет разобраться?

6-й день велопути от Оренбурга. 29 июня. Гостиница у деревни Домушка.

- Они хорошие дети, хорошие ребята! - в четвёртый раз повторила пожилая заместитель, по-своему расценив молчаливую реакцию нового жильца на сообщение о его будущих соседях. Я словно Китайский болванчик кивал своей выгоревшей на июльском солнце головой и лишь мычал в ответ повторяющееся "угугу". Заезженную пластинку голосовых связок заместительши заведующей я оценил по достоинству, но не выдал себя не вздохом единым. Лишь, улыбнувшись шире запланированного, весело пошутил:
- Не извольте беспокоиться высокочтимая заместитель заведующей, я их не обижу, если вы об этом!
Я решил, раз уж я киваю головой, как Китайский болван времён Лао Цзы, то и стиль моей шутливой речи должен соответствовать эпохе правителей династии Чжань Ли.
- Вот и хорошо - ответила она.
Окатив меня кипятком неопределённости взгляда, заместитель быстро исчезла в дверном проёме.
Заместитель была хорошей женщиной, хоть и казалась излишне строгой, особенно к своим воспитанникам - детдомовцам. Её напускная суровость нужна была для выживаемости социальной группы в непростых условиях Русской придорожной глубинки.
Я зашёл в свой "номер" и растёкся по кровати в полном "недеянии", позволив своей сущности полностью утонуть в тёплых лучах Дао Дэ Цзин... И я, согласно главной теории Великого Китайца стал «бездействовать»...
Всё текло своим чередом; сердце билось само, независимое от воли моего сознания, солнце само садилось за гору, растворяя в своих лучах тучи. Отчёт сам сочинялся, желудок сам наполнялся...

...Я сидел в своей комнате и разогревал воду на собственной горелке. Пользоваться газонагревательными приборами здесь, было настрого запрещено, а использовать старую плиту на кухне, бегая вечером по коридору через дюжину галдящих подростков, совсем не хотелось. Причину дешевизны проживания в гостинице мне вскоре пришлось изведать на своей шкуре. Простите за повторяемость, но так хочется сказать это вкупе с прочим...

...Дверь в комнатушку не запирается, стула и стола нет, только кровать и старая тумбочка, на простыню пролито что-то синее, тусклая лампочка, похожая на седьмые сумерки после третьего пришествия Сатаны, куча детей два аршина, три осьмушки ростом... Я стал подозревать, что меня сюда взяли только потому, что поняли - я не прихотлив, как монгольская лошадь и привычен ко всему...
Не буду освещать всех мелких подробностей внутреннего мироустройства гостиницы, дабы не продолжать вызывать сочувствие и жалость у аудитории, ослабленной домашним комфортом и не привыкшей к Спартанским условиям существования. Честно говоря, там было почти всё так, как мне и нужно. И всё, о чём я мечтал. Мы, путешественники не гонимся за комфортом в пути, нам нужно лишь, чтобы нас никто не убил, не ограбил и, главное - не обидел! А остальное не важно! Нет, лгу - важно ещё в пути чаще встречать единомышленников и хорошее общение. Правда, с последним в гостинице был как раз серьёзный напряг...

"Хорошие дети" были ростом с меня, а один даже крупнее комплекцией. За два вечера за стенкой я услышал столько матерных и приблатнённых словосложений, что не припомню даже, когда в последний раз имел несчастье слышать подобное их количество за единицу времени. Может быть, на флоте или в лихие девяностые? Ребятами практически никто не занимался, и решать свои проблемы им приходилось самим. Лишь изредка Галина Ивановна, вышеописанная помощница заведующей, словно джин из кувшина выскакивала наверх, чтобы дать разгон юным распоясавшимся лоботрясным элементам, давая команду - что-то вроде: "на приборку становись!" Но её приказы, как правило не исполнялись, хотя "рядовые" всегда брали "под козырёк" и слёзно клялись выполнить указание. Дети были подчас агрессивны по отношению друг к другу, правда драк при мне так ни разу и не случилось, но разборки между ними проходили постоянно и почти что непрерывно. Ко мне ни кто из них не лез, разве что я сам иногда приставал к ним с расспросами о местном быте и действительности. Со слов Галины Ивановны воровства здесь не было, но всё же, я на всякий случай забирал все ценные предметы, уезжая в деревню за продуктами.

Были в поведении некоторых юных отроков, на мой взгляд, странные нюансы. Один из парней, используя девичьи интонации, нёс сущую ахинею, шуточно приставая к своему другу, чем вызывал у него взрывы негодования. Но и полуглухой бы заметил, что "ахинея" выходила из его уст до креативности литературизованной. Такими способностями, вероятно, мог обладать лишь один подросток из многих десятков тысяч. Филологические таланты сочетались в нём с артистическими способностями в равной степени. Он говорил, как по писанному и довольно смешно. Этот жанр литературы можно было бы смело назвать дворовым. А почему бы и нет? Откуда это в нём? Начитался книжек? Наслушался старшего блатного "грамотного" друга, который оббывая срок, не вылазил из библиотеки? Или то и другое? А может он самородок и как губка быстро впитывает всё, что слышит и видит вокруг не ординарного, в том числе и на школьных занятиях? Ведь такое хоть и редко, но тоже случается. Это был первый раз за всё моё путешествие, когда я пожалел, что не включил диктофон и не записал его блудословие. (второй раз это случится за Самарой, в Ширяево) Ведь это была бы отличная гимнастика для мозга лингвиста!
Его речь, не смотря на довольно сложные и изощрённые словарные обороты, была до краёв переполнена грубой иронией, тяжёлым цинизмом и убийственным сарказмом. Он играл синтаксисом, как гибкой плёткой в руках, ловка хлеща ею своих противников. Парнишка мастерски смешивал сортирный, нижепоясной, подчас "фекальный" юмор с классическими формами речи, фразами, словосочетаниями, над которыми трудились, (да видно зря) несколько поколений Русских гениев - писателей и филологов. Ну что ж, всё равно, учитывая его возраст, ставлю "пять" за импровизацию и "три" за проскакивающие тривиальности, пошловатость и изобилие вульгаризмов... Я чувствовал, что он работает на зрителя, но в данном случае не только на своего... И как он определил направленность моих интересов?

Молодые придурковатые школяра-схоластики не давали уснуть мне почти до двух ночи и успокоились, лишь, когда сами устали от собственного галдежа. Я не стал делать великовозрастным приблатнённым талантам каких-либо замечаний или грубо критиковать их поведение; я строго придерживался главного своего правила - никогда не иди в дороге первым на конфликт, всегда избегай всякой конфронтации до последнего, коль уж ты один и сильно устал. Словом, не лезь на рожон. Вступай в бой лишь только в самом крайнем случае. В случае, когда тебе грозит реальная опасность и по другому её избежать нельзя... Это одно из условий выживания велопутешествующих элементов.
Проснулся я в 5.30 утра с тяжёлой головой и немедленно стал собираться в дорогу. Скорее, собраться до того, как они все проснутся, лишь бы не видеть и не слышать их более! Бегом из этого "Люкса", поеду рано - против собственных правил, лишь бы не созерцать этих стен и этих "хороших ребят" даже сладко спящими в коридоре! Аппетита не было никакого, и я первый раз в жизни тронулся в путь на пустой желудок.

7-й день пути от Оренбурга. 30 июня. Домушка - Самара - Рождествено - Выползово.

Путь на голодный желудок мне пришёлся не по вкусу. Учитывая то, что от д. Домушка начинался длинный пологий семикилометровый подъём, голодание было некстати. Крутя педали, я на ходу и без злобы ругал всех чертей, не давших мне, как следует выспаться и предусмотрительно зыркал внимательным звериным взглядом по сторонам, в поисках места, пригодного для первого завтрака. Мимо проплывали красивые поля, издали светлыми пятнами на меня смотрели Самарские рощи и... огромные бочки глобализованных нефтеперерабатывающих предприятий. Но испортить моё восприятие даже таким урбанистическим пейзажем было довольно сложно. Если я сыт и доволен. А если нет?
...После полного преодоления подъёма желудок заговорил со мной на общедоступном для всех языке и я, как водится, начал нервничать. Красоты природы перестали восприниматься полноценно, с нужным мне вкусом и изяществом; я чувствовал себя художником, у которого кто-то медленно отнимает талант; состояние ощущения творческого кризиса охватило всю мою натуру; я выл в голос без применения голосовых связок; ведь уже много километров вдоль дороги я не находил подходящего места для трапезы: всюду были загаженные мусором перелески, зАсранные вонючие леса либо небольшие населённые пункты, кои, как вы понимаете, тоже не были гожи для священного дела утоления голода... В какой-то момент я вроде бы увидел подходящее место - с трудом преодолев густую растительность и перепаханные в три ряда бровки, я, едва не сломав велик и не разорвав сумку, зашёл в полумёртвый, напитанный влагой лес. Как только я развернулся для долгожданного пира, на меня напало несметное количество огромных кусачих комаров, активизировавшихся после ночной дождевой тучи. Скорбя, я с великим сожалением покинул сие прекрасное место бесконечной Самарской долины. И только у ремонтирующегося участка дороги, на повороте, мне удалось перекусить на скорую руку, под наблюдением пристальных глаз рабочих из автобуса. Я с тоской вспоминал Оренбургские степи, с нескончаемыми лесопосадками, пригодными для отдыха, с кустарниками и стройными рядами берёз, за которыми можно было всегда укрыться. Беда ли, что там была жара, как в пустыне Гоби на пике солнечной активности!

...Велосипедист немного успокоил свой взбесившийся желудок и снова выехал на трассу. Перед ним лежала правая сторона ремонтируемой дороги. Он сделал кислое лицо и поехал далее. Не могли сразу всю дорогу начать ремонтировать! Обязательно надо располовинить! Впрочем, ему то, какое дело, ему должно быть всё равно... Дорога пошла на подъём, но вскоре стала гладкой, ровной и широкой, словно это была не Россия вовсе, а далёкая Американская прерия, разрезанная пополам тёмной полосой ровного пути. Картину, дорисованную воображением, дополняли несущиеся навстречу огромные заокеанские фуры и джипы. Он представил себе на краю дороги крутую леди в ковбойской шляпе, высоких сапогах и почувствовал себя словно на «диком западе». Пастушка, голосуя, подняла правую руку вверх, и её большой палец взметнулся к небесам. Она сузила глаза и слегка улыбнулась.
Путешественник, забывшись, нажал на тормоза.
- Тьфу ты чёрт, вот я туплю! - в сердцах крикнул он, - Только скорость потерял на подъёме!
Да-а, видно заездился ты, велотурист! Жара и подъёмы разжижили твой мозг и доконали твоё тело. Ну, куда бы ты её взял? На сумку-штаны посадил или на руль? Да её и нет вовсе!

...С правой стороны от дороги, разноцветной дугой на холме замаячил огромный город.
- Самара! - радостно воскликнул я, - Ну точно, это Самара! Неужели я доехал до Самары?!
Радость после недельного напряжения лилась из меня диким водопадом, вымывая из души все другие, ненужные сейчас эмоции.
- Самара!!! - в диком восторге продолжал вопить я, и мой гулкий крик безвозвратно тонул в шуме пролетающих мимо грузовиков и легковых авто, летящих на непостижимой для меня скорости. На длинном двухкилометровом крутом спуске я радостно нёсся вперёд, игриво косясь на велокомпьютер. Шестьдесят км в час! Два километра пролетели, как две ласточки, вспорхнувшие над морским прибоем...
Ещё через пятнадцать минут моего движения нечёткая картина города исчезла совсем. Что это было? Обманчивый волшебный мираж, манящий путников вдаль? Или просто галлюцинация, измученного ожиданием мозга? Запаниковав, я на всякий случай спросил в каком-то посёлке людей - а туда ли я еду? И язык, как и прежде, повёл меня правильным курсом до Самары. Нырнув за холмы, город более не появлялся на глаза. Нетерпение рождало сомнения, я снова и снова спрашивал встречных людей о пути. Это провоцировало их на расспросы, и в ходе бесед я снова писал адреса. Я дал адрес даже одному кавказцу - путестроителю, который принимал цемент для дальнейшего ремонта дорог на Самару. В очередной раз за путешествие я был приятно удивлён, убеждаясь, что некоторые мужчины с Кавказа очень интересуются этой темой, любят велосипедные прогулки и с удовольствием читают отчёты на эту тему.
Кстати, ещё раз о дорогах. Почти от самой Домушки на пути к Самаре всюду ремонтируются дороги. Это, конечно, обнадёживает и радует, но при этом их делают такими узкими и совершенно без обочин, что закрадывается подозрение, что здесь воруют больше чем в других регионах. Либо не любят велосипедистов. Вообще, из всех крупных городов, что я видел, в Самаре самые плохие дороги. Как в самом городе, так и за его пределами. Казалось бы - миллионный город, и километров за шестьдесят перед ним, как обычно должен начинаться автобан с ровной качественной дорогой, с широкими обочинами. Не тут то было! Перед Самарой дороги ещё хуже, чем перед захолустной Тмутараканью! Изломанные «узкоколейки» с выбоинами, ухабами, опасными ямами и бесконечными заплатами, похожими на прапрабабушкино одеяло, вытянутое из сундука полустепей! Призываю чиновников всей России начать, наконец, строить хорошие дороги с широкими обочинами, не только перед крупными городами, но и везде, по всей стране!
На западе всюду существуют велодорожки почти такой же протяжённостью, как и автомобильные трассы! Германия, Финляндия... А у нас есть только одна - от Питера через Сестрорецк и чуть дальше Зеленогорска. Почему бы не дать возможность людям спокойно, в стороне от автотрассы путешествовать на велосипедах и пешком? Да и широкое распространение экологически чистого и безопасного вида транспорта, такого, как велосипед, экологии совсем не «повредит». Уважаемый Владимир Владимирович! Скажите, что нам мешает начать глобальное строительство хороших дорог? Не хватает рабочих рук? Но ведь посмотрите, в наших деревнях сотни тысяч трудоспособных людей ничем не заняты, пьют и буквально болтаются без дела. Почему бы им не дать возможность заработать денег на строительстве авто и велодорожек?
Наконец, к часу дня я въехал в пригород, считающийся, однако, уже Самарой. Примерно в два часа дня я любовался знаменитым Самарским пляжем, с кишащим в нём людским муравейником и направил переднее колесо в сторону пивзавода...

Долгие раздумья о целесообразности возвращения прямо из Самары в Красноярск...

И я, наконец, решаюсь пересечь Волгу и от Рождествено отправиться в сторону Саратова, а затем, предположительно в Воронеж... Но только не хотелось бы через Чапаевск, как в 2009 году. Хочется разнообразия. Через Тольятти до Казани я уже тоже ездил в 2010 году с большой группой велосипедистов из Орена, Питера и других городов. Может быть как-то по пересечёнке, по Волге вниз, потом через Сызрань? Вот чёрт! Ни то ни сё, ни пятое - ни десятое! Но если ехать через Сызрань, тогда может быть лучше через Тольятти и Жигулёвск? Я в растерянности, не знаю толком, как быть дальше. Как бесит устройство дорог в нашей стране. Местами они переплетены, как паутина, а местами... Дикая проблема добираться рационально, например, из Самары в Саратов. Нужно делать огромные крюки и зигзаги. То ли дело в США и в Китае - дороги строят «клеткой» и они пересекают друг друга везде. И в любое место можно добираться быстро и по прямой! Просто и гениально. У нас же, чтобы добраться из пункта "а" в пункт "бэ", нужно обязательно сделать огромный объезд и проехать через пункт "це"! Это же дикость!

На пирсе у пивзавода я познакомился с двумя велосипедистами и мои планы неожиданно поменялись. Б.....в Костя - учитель-историк из Самары и его шестнадцатилетний здоровенный детина - сын, были начинающими велопутешественниками. Они собирались переправиться на «трамвайчике»* до деревни Рождествено и далее совершить экскурс по знаменитым местам Самарской Луки. Мы долго и громко беседовали у пирса, чем привлекли внимание ещё парочки велотуристов, и вот я снова раздаю ссылки на свои ресурсы, и советы «бывалого». Я предложил Константину составить компанию, и мы вместе на катере переправились через Волгу. В общем, с обоюдного согласия сторон я увязался за ними, чтобы вместе, не спеша перемещаться по Самарской Луке. За три дня мы проехали практически все основные знаменитые природоохранные места Луки. Костя не раз уже совершал этот интересный путь и на сей раз выступил проводником. Мне на ходу приходилось вспоминать места давно зыбытого маршрута: Рождествено, Выползово, Ширяево, родник Каменная чаша, Богатырь, Красная поляна... Всё, как в старом добром две тыщи десятом... Ночевали в основном в прекрасном живописном месте у Ширяево, на Волге. Мой день рождения ознаменовался потовыжимающим подъёмом через Каменную чашу, где Константин помогал мне тащить, мой тяжёлый вел к желанной вершине. После преодоления подъёма мы громко хрустели сухостоем и пересохшими сучьями, толкая наши машины по краю Красной Поляны. Перемещались не спеша, вкушая, впитывая и наслаждаясь прелестями местной природы. Быстро ехать не получилось бы при всём желании: несмотря на богатырское телосложение, сын Константина был слабоват и непривычен к таким нагрузкам, отчего и капризен, а его простенький велосипед оставлял желать лучшего. Уже на второй день пути между отцом и сыном от накопившейся усталости стало создаваться напряжение, которое на следующий день, вечером, переросло почти в военную конфронтацию. Вспомнились былые обиды, а нынешние неуёмные амбиции и эгоизм его избалованного сына-подростка, сыграли в ссорах не последнюю роль. Конфликт отцов и детей нарастал, страсти закипали всё сильнее, грозясь вылиться к крупное фатальное сражение под Ширяево. Противоборство социальных систем, классовых интересов и идейно-политических принципов всё сильнее набирало обороты... Но мне было не до этого - я очень устал от осмотра Луки и сладко спал в палатке, по временам просыпаясь от криков и споров, трансформирующихся в звонкий физический контакт. Единожды выглянув из палатки, я убедился, что у противников визуально отсутствуют травмы, угрожающие их жизни и здоровью. Было очевидно, что отец восполняет пробелы в воспитании сына ускоренным методом - то есть, при помощи хлёстких затрещин тыльной частью стопы по упитанной заднице отпрыска. Задёрнув полы палатки, я тут же свалился на спальник и снова погрузился в сладкое пространтво Морфея. А с улицы продолжали доноситься громкие голоса, быстро разносясь по гладкой поверхности реки... Высокообразованный, сугубо интеллигентный учитель истории очень артистично доказал: ничто человеческое, Русско-залихватское ему тоже не чуждо и что "Великий и могучий" разнообразен до космического знака бесконечности. Маты сыпались, как из рога изобилия, удачно сочетаясь и переплетаясь со сложными альтернативными и классическими словесными формами... Это был второй случай после гостиницы у Домушки, когда я до слёз сожалел, что по временам не включал свой карманный диктофон. Ведь мой словарный запас мог бы стать на порядок богаче! О, высшее филологическое образование, как ты нам всем дорого и как ты всеми нами любимо!
Утром следующего дня я сердечно, с искренним с сожалением попрощался с нескучной Самарской семьёй. Отец с сыном снова покатили на Рождествено через любимую соковыжимающую «Козлиную тропу». Я подарил Косте свою книжку и Питерский журнал со своим флотским рассказом, мы обменялись телефонами и вскоре расстались... Невзирая на сутолоку и дисгармонию иногда возникавших в отношениях между моими попутчиками, всё же стоит признать, что мы неплохо попутешествовали, и что нам было здорово и хорошо вместе эти два с половиной дня. Мы купались, загорали, фотографировались в пректасных местах Волги, шли и ехали по сложнопересечённой местности, по горам, лесным дорогам, жгли на стоянках костры, варили на них еду, попадали в разные переделки... Даже планировали на следующий год поехать в Испанию, чтобы повторить беспримерный и священный восьмисоткилометровый путь Святого Иакова - "Сантьяго-де-Компостела". Но на велосипедах. Воспоминания об этих трёх днях на Самарской Луке, вызывают у меня только хорошие ассоциации и приятные эмоции. Константин, если вы читаете сейчас эту словесную кашу, знайте, что я бы желал, чтобы у вас в отношениях с сыном всё было хорошо!

Хочу признаться, что в этом году я планирую начать писать книгу о велопутешественнике. О кругосветке. Повествование будет вестись от второго лица. Небольшие наброски на три главы книги я уже сделал, когда путешествовал по стране.

Далее мой путь пролегал через Тольятти, Сызрань и Пензу до Кирицы под Рязанью. Затем я путешествовал по всей западной части страны с дальнобойщиками, с которыми познакомился в Кирице, вследствие чего примерно через полторы недели оказался в Питере. Проехал на велосипеде по побережью Балтийского залива до Выборга. Немного не доехал до границы с Финляндией. Затем снова возвращался в Питер и, крутя педали, сделал осмотр Царского села, Петергофа, Гатчины и других интересных мест и городов... Всего я за лето преодолел с грузом (велоштанами) на велосипеде 2200 км. Ещё тысячу километров ушло на осмотр достопримечательностей в различных городах и других интересных местах и более 2000 км с дальнобоями. Даже не знаю, буду ли я продолжать писать отчёт обо всём этом? Нужны мнения читателей. Пока существует только отчёт Оренбург – Самара – Ширяево. Он перед Вами...

Итого у меня получилось - 5,5 ходовых дней от Оренбурга до Самары. Вот список моих перемещений за первые 10 дней:

1 день, 24 июня. Оренбург - Плодосовхоз - 100 км.
2 день, 25 июня. Плодосовхоз - Сорочинский - 90 км.
3 день, 26 июня. Сорочинский - Бузулук - 71 км.
4 день, 27 июня. Бузулук - Заплавное - 75 км.
5 день, 28 июня. Заплавное - Домашка - 68 км.
6 день, 29 июня. 1,5 суток отдыха. Гостиница у д. Домушка.
7 день, 30 июня. Домушка - Самара - Выползово - 85 км.
8 и 9 день, 1,2 июля. Объезд Самарской Луки - 53 км.
10 день, 3 июля - сутки отдыха в палатке на берегу Волги у Ширяево.

Итого - на велокомпьютере - 542 км. Орен - (Самарская Лука)

*Трамвайчик – местное название катера для платной переправы.
* «пушистые комары» - Цитата из отчёта Александра Пономарёва, когда он проезжал Омску волость.

Велосипедистам всего мира - салют!

Дальнейший мой путь -

4 июля - Ширяево - Тольятти - 100 км.
5 июля - езда по Тольятти, покупки итд - 56 км.
6 июля - Берёзовка - д. Крымза (за Сызранью) - 85 км.
7 июля - д. Крымза - д. Свирино (р. Сызранка) - 73 км.
8 июля - день отдыха в зарослях реки Сызранка у д. Свирино.
9 июля - д. Сирино - Белое озеро - 50 км.
10, 11 июля - дни вынужденного бездействия на Белом озере в зоне отдыха. Попал под дождь с грозой. Отдохнул называется. Вымочил почти всё.
12 июля - Белое озеро - Кузнецк - д. Благодатка - 80 км.
13 июля - д. Благодатка - д. Степановка - 90 км.
14 июля - д. Степановка - Пенза - Чистые пруды (зона отдыха) - 70 км.
15 июля - день отдыха у Чистых прудов.
16 июля - Чистые пруды - Нижний Ломов - 95 км.
17 июля - Нижний Ломов - Спасск - 66 км.(позний выезд из-за дождя)
18 июля - Спасск - в сторону Шацка, д.....? - 77 км.
19 июля - до Путятино через реку Цна - 102 км.
20 июля - день отдыха в гостиннице Путятно.
21 июля - Путятино - Кирица (под Рязанью) - 60 км.

Путь по Балтике, после путешествия с дальнобойщиками -
4 августа - СПБ - Зеленогорск (Ушково) - 95 км.
5 августа - Ушково - Приморск - 89 км.
6 августа - Приморск - Выборг - 45 км. По городу - 32 км.
7 августа - 31 км по Выборгу, затем электричкой обратно до Ушково.
8 августа - Ушково - СПБ.
9 августа - СПБ - Петергоф - поворот на Кронштадт (ночёвка в зарослях) - 77 км.
10 августа - до Бол Ижоры - СПБ - 73 км.
12 августа - СПБ - Гатчина - 45 км.
©  MrBlack8694
Объём: 1.896 а.л.    Опубликовано: 06 05 2014    Рейтинг: 10.02    Просмотров: 2083    Голосов: 1    Раздел: Юмористическая проза
«Кондуктор!!!»   Цикл:
(без цикла)
«Курага»  
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.03 сек / 29 •