Литературный Клуб Привет, Гость!   С чего оно и к чему оно? - Уют на сайте - дело каждого из нас   Метасообщество Администрация // Объявления  
Логин:   Пароль:   
— Входить автоматически; — Отключить проверку по IP; — Спрятаться
Но я всё-таки настаиваю, что всякий раз, когда к выдающимся и блестящим природным качествам присоединяются некоторое разумное начало и просвещение, получаемое от науки, обычно возникает нечто превосходное и замечательное.
Цицерон
Фаворит Солнца   / Глюки
Тот, кто прокладывает путь.
"Иногда история сама находит своего расказчика" (с)
Отряд лёгкой рысцой выбирался из залесья. Вдали, у горизонта виднелись только горы. Усталым и голодным лошадям не добраться до них, так же как и их спутникам. Но идти так далеко было и не нужно. Судя по запаху, одна из стоянок кочевников была недалеко. Да и следы, оставленные в миле на юг от нынешнего местоположения отряда, говорили о присутствии людей и животных. Я остановился. Лошадь тоже была не против получить передышку после почти дневного перехода без серьёзных остановок. Главный, заметив, что все сбавили шаг, остановился последним и резко, не оборачиваясь, спросил:

- Что стряслось?

- Здесь они повернули, кажется – заметил я

- Тебе кажется или они повернули? – всё тем же тоном продолжил допрос Главный.

Я задумался. Запах вёл отчётливо в две стороны. Первый след доставил бы отряд к северу, к предгорной местности. Всё более каменистая почва, всё меньше листвы и зелени. Не самое лучшее место для пастбища. Хотя сейчас навряд ли найдётся хорошее место, чтобы пасти на нем скот. Земля только недавно освободилась от снега, а побуревшая прошлогодняя трава или листья – не лучший корм. Может случиться и так, что отряд всё-таки заметили. Тогда кочевники намеренно уходили в горы, где конному отряду тяжело маневрировать.

Но был ещё и второй след, который стал прослеживаться не так далеко отсюда. И только тут он, наконец, приобрел отчётливый запах. Запах отходов жизнедеятельности скота, человеческого пота и некое общее чувство между людьми и животными. Желание быть по ближе к теплу. Да…след вёл на восток, туда, где и дальше продолжалась равнинная местность, постепенно переходящая из залесья в открытые луга. Здесь скоту будет лучше. Но людям негде укрыться от ветра и прочих неприятностей. В виде «нежданных гостей», например. Костры их стоянок наверняка будут видны многим на большое расстояние. А чужаков не любят нигде. Тем более здесь, в этой неприветливой земле.

- Так что со следом – терпеливо и отчётливо повторил Главный.
Он привык уже к тому, что люди моего рода занятий не всегда могут отвечать ровно тогда, когда их спрашивают. Иногда я мог вообще промолчать, если не был уверен. Это одно из главных правил. Лучше промолчать, чем сказать, то, что может навлечь беду. Но сейчас решение всё-таки созрело.

- Двигаемся прежним курсом – ровным голосом ответил я – есть след, идущий на восток. Там есть люди и животные. Но нет возможности для убежища. Если мы найдём тех, что идут в горы, то найти тех, что в поле не составит труда.

- Разумно – согласился Главный и стал отдавать распоряжения, вновь выстраивая отряд.

- Только надо поторопиться. Иначе они уйдут через перевал. Там лошадям не пройти.
Главный только молча кивнул. Он хоть и соглашался, но понимал, как это будет непросто. Слишком мало запасов еды и слишком быстро надо передвигаться. Так или иначе, отряд продолжит свой путь. Навряд ли Верховный вождь примет неудачу отряда. Их и так выпало немало.

Впрочем, на Волю Той, кто прядёт нить грех жаловаться. Ведь начиналось всё прекрасно. У нас была большая армия, крепкий союз вождей, большие планы. Северные племена, как казалось, наоборот были раздроблены и не организованы. Они долго не давали никакого отпора. Наша армия предавала огню те стоянки, которые встречала. Это не было похоже на прежние войны, где защищавшийся дрался за каждый клочок земли. Очень не скоро мы обнаружили, что зашли слишком далеко. Запасы стали заканчиваться, приходилось тратить много времени на охоту, собирательство и искать то, что можно отобрать. Единичные уколы Хозяев Леса стали становится больнее и чувствительнее. Вскоре мы обнаружили, что окружены врагами со всех сторон. А прошлой осенью нам, наконец, дали то сражение, которого мы хотели вначале. Вернее навязали его, там, где хотели Хозяева и ровно в то время, когда они этого хотели. Уйти от битвы не удалось бы. В итоге Непобедимая Армия была разбита, Союз Вождей прекратил свое существование. И кланы стали разбредаться по чужой стране, как овцы потерявшие пастуха. Наш Верховный Вождь сумел увести свой клан по дальше от основных сил врага. И продолжал движение на юг, в родные земли. Но увидим ли мы их? Зима выдалась здесь очень суровой. Запасов еды больше нет. Да и сил остаётся всё меньше. Скоро придётся есть последнее – лошадей. А после уж только своих же собратьев. Неужели до этого дойдёт? По пути приходилось встречать кланы, где есть людей – это единственное, что оставалось. Но пока жива надежда. Живы наши лошади, и мы тоже живы. В этой земле есть, где охотится и есть те, у кого можно взять то, что поможет выжить. Так, по приказу Верховного вождя и были сформированы несколько конных отрядов по 20-30 человек. Их задачей было проникнуть незамеченными глубже, в более плотно заселённые местными жителями районы. Нападать и уводить скот. А для того, чтобы отряд проходил скрытно, не натыкался на опасности и засады, в каждом из них действовал один из нас. Один из тех, кто прокладывает путь. Таких людей специально обучали ощущать, слышать и видеть по-другому. И мы опирались на свои чувства. Опирались также уверенно, как опираются на свой разум вожди племени. Мне уже приходилось водить отряд. Я знал, что делал. И люди доверяли мне свои жизни. Но как страшно иногда подумать о том, что можно совершить ошибку…

Отряд двигался всё также неспешно, скрываясь в редких лесистых участках. Приходилось держаться в стороне от объезженных троп. Тем не менее, продвижение шло по плану, хоть животные уже и нуждались в отдыхе. Залесье скоро опять вывело всадников на открытое пространство. Далеко справа виднелся тракт, который сейчас, впрочем, пустовал. Вряд ли можно будет кого-то заметить на нем раньше полудня. Я посмотрел вперёд и поправил лук на плече. Близко, совсем близко. Вон там, спереди почва становится каменистой, виднеются несколько больших валунов. Они словно бы открывают собой горную тропу, ведущую к перевалу. Кочевники были здесь совсем недавно. Я ушёл во внутреннюю пустоту и втянул воздух. Запахи…как много. Запах почвы самый стойкий – земля сейчас пробуждается. Свежие почки, дикие животные, которые всё чаще стали передвигаться, ходить здесь. Всё это можно назвать одним словом – Жизнь. Но нас учили отделять одно от другого. И вот я отделил, всё то, что назвал в своем сознании «жизнью». Что же осталось? Тонкая полоска следов того, что имеет в себе жизнь, но не имеет такого слияния с теми запахами, которые я отделил. Это запахи следов человека и различных эмоций. Не только человеческих. Но люди и животные, которые живут вместе, часто сильно сливаются и запахи их эмоций переплетаются. Грубо говоря, корова после длительной жизни вместе с людьми воспринимает и их страхи тоже. Так же как и люди - страхи коров.

Эти переплетающиеся следы, шли со стороны тракта в сторону горной тропы. Потом добавились и звуки. Гортанная незнакомая речь, ржание лошадей, лаянье собак, блеяние коз. Следом добавились и образы людей. Несколько родов – не более 30 человек. Все находятся в движении: всадники, навьюченные животные, люди следующие пешком. Тут и мужчины, и женщины и дети. Возраст тоже самый разный. От младенцев, жмущихся к грудям своих матерей до сморщившихся стариков. Кому-то из них скоро предстоит умереть. Они станут гарантами наших жизней.

- Мы идём в правильном направлении – оповестил я Главного - к закату мы их настигнем. Они не доберутся до перевала

Но видимо некоторое сомнение отразилось на моем лице, поэтому тот не удовлетворился ответом

- Что-то не так?

- Нет, мы движемся в правильном направлении. Возможно, всё будет даже легче, чем мы предполагали

- Почему?

- Их стало меньше. Около тридцати человек, не более. Такое ощущение, что несколько родов решили отделиться

- Может они как раз ушли там, на предыдущей стоянке, в сторону лугов?

- Вполне возможно, вполне. Вот только зачем.

- Ладно, Ведущий, это уже не наше дело. Чем их меньше, тем нам легче. Поехали

- Что ж, едем

Я двинулся вперёд, не дожидаясь остальных. Путь до валунов отряд проделал в молчании. Всё-таки видимо моим сомнения передались товарищам. Каждый невольно стал сжимать пальцы на древке лука или на рукояти короткого искривлённого клинка. Я тоже чувствовал себя не лучшим образом. Нет ничего хорошего в неопределённости и в ощущении ошибки. Мы приблизились к валунам. Запахи усилились. Это странно. Такое ощущение, что они стремительно двигались к нам навстречу.

- Мы близко – произнёс я

- Давайте разделимся – предложил Главный – Ведущий, я и ещё трое вперёд. Остальные подождут тут.
После коротких указаний отряд перестроился. Теперь дальше двинулись пятеро, остальные остались позади. Вскоре впереди виднелась только дорога, а вслед нам смотрели валуны. Остальной отряд отлично укрылся среди камней. Ощущение того, что твоя спина прикрыта придавало уверенности. Лошадь видимо почувствовала рвение, и я даже слегка вырвался вперёд из нашей пятёрки, что сразу вызвало резкий оклик Главного:

- Не несись вперёд, здесь везде опасность. Это не наш дом

- Я не ... - хотел было оправдаться я, но фраза оборвалась на полуслове. Звук рога раздался словно бы из ниоткуда:

- Туууудууууууууууу - прогремело в воздухе и отразилось от камней, делая звук ещё более устрашающим.
В нос ударило нечто резкое. Этот запах…нет, не может быть! С моих уст готов был уже сорваться предостерегающий клич, но в воздухе так всё и повисло. Только мелькающие силуэты возникли словно бы из ниоткуда. Перед глазами всё перемешалось. Только острая боль на секунду вернула сознание. Единственное, что я понял, так это то, что окружен, и что своих больше нет рядом, и что за камнями не укрыться! Что это похоже конец. Всё потухло перед глазами.

***

Не могу двигаться, не могу пошевелиться, не могу видеть и слышать, но могу осознавать. Как странно, куда меня тащат? Все болит и голова в первую очередь. Всё путается. Наконец, движение остановилось. Меня отпустили? Нет? Я могу открыть глаза, смотреть вокруг. Вокруг меня войны в шкурных одеждах. И старый человек тоже в шкурах, но без головного убора, без оружия. В одной руке кривой нож, в другой – деревянный кол. К нему подвели одного из членов нашего отряда. Он стоит на коленях. Парень совсем молод, он только недавно стал воином и получил право носить оружие. Этой весной так мало юношей стали войнами. Неужели мы все здесь умрем? В этой холодной неприветливой земле, никогда больше не увидим своего дома…

Старик что-то гортанно спросил. Юноша ответил, что не знает, не понимает. Закрываю глаза. Открываю. Юноша лежит с перерезанный горлом, старик вытирает нож. К нему подводят следующего. Он сопротивляется, он знает, что его ждёт. А ведь опытный воин. Он пережил Разгром, участвовал в Отходе и не в одном набеге на стоянки. Но перед лицом ужасного старика даже такой человек потерял самообладание. Конец, тем не менее, всё равно был один. Нож действовал без всякой жалости и смятения. Затем снова потащили меня. Я закрыл глаза. Не хочу видеть этого лица, не хочу слышать, вдыхать этот запах…

- Открывай глаза, смотри в лицо своей судьбе. Ты запомнишь его навсегда – слова были незнакомые, но я почему-то понял чего от меня хотят. Понял без слов.
Лицо старика было морщинистым и сухим. Словно маска, натянутая на череп. Прямой упрямый рот и чудовищные глаза, в которых нет ни следа эмоций. Ни жалости, ни гнева, ничего. Глаза человека просто привыкшего ко всему. Его седые волосы были собраны сзади в пучок, что только сильнее подчёркивало скулы лица.

- Ты понимаешь меня, ахлок? – в его голосе не чувствовалось никакой враждебности
Я почувствовал, как войны, тащившие меня, словно бы передёрнулись и на секунду ослабили хватку. Но я был слишком обессилен, чтобы воспользоваться этим. Да и воли сопротивляться видимо уже не осталось.

- Ахлок?- переспросил кто-то позади меня. Затем последовал быстрый обмен репликами между стариком и вопрошающим. Из их речи я ничего не понял

- Отпустите меня…- пробормотал я как можно отчётливей – я могу распознавать запахи. Я оставлю своего Верховного Вождя, если мне оставят жизнь.

- Предатель! – услышал я позади себя голос Главного – гори в огне! Это ты во всем виноват. Ты! Теперь мы все заложники твоего предательства!
Я попытался повернуть голову назад, но не смог. Меня прижали спиной к земле. Двое держали ноги, двое голову. Но сил сопротивляться не было – голова гудела. Пасмурное небо давило и давило, всё пульсировало. Старик повертел в руке нож, затем отложил его в сторону. В руке остался только деревянный кол. Занеся древко над моей головой концом вниз, он резко опустил его. Тугое шершавое сточенное заострённое дерево вошло в ямку в основании шеи. Я чувствовал, как оно входит всё глубже и глубже.

- Эта гниль всегда будет в тебе – раздавался голос Главного в угасающем сознании – ты всегда будешь помнить о своем предательстве и о наших душах. Это ты во всем виноват!
Пробуждение было скорым. Я потрогал свое горло инстинктивным движением руки. Все цело. Или не все? Так кто же виноват? Лучше не думать. Ещё два часа сна. Может теперь всё будет по-другому. Однако, заснуть больше не получилось. Сон никак не шёл. Видимо всё что я видел, подействовало слишком отрезвляюще, как ушат холодной воды. Зато в памяти сохранились мельчайшие подробности...запахи, ощущения. Надо записать. Это того стоит. Неспешно поднявшись, я нащупал тетрадь на столике возле кровати и начал стенографическую запись. Не было смысла делать почти художественное описание. Фактически все записи ограничивались только несколькими ключевыми фразами, которые служили своего рода "ключом доступа". Это позволяло памяти тут же воспроизвести весь сюжет сна. Вот и сейчас под аккуратно выведенной датой, появилось всего пара предложений: "Я всадник-разведчик, ищу след, попадаю в засаду, меня убивают воткнув кол в горло, я умираю, товарищи тоже. Во всем виноват я".

- Хмм занятно... - пробормотал я. Несколько страниц тетради тут же легли назад. Записей не было уже почти две недели, судя по последней дате. И в последнем зарегистрированном сне меня тоже отправили в мир иной. Хотя сегодня всё-таки повезло. В тот раз мне пришлось пережить пытки на средневековой дыбе.

- В этих снах я всегда чувствую себя кретином. Чем их меньше, тем лучше - вырвались вслух слова.


Postscriptum:
Решил снова попробовать написать!
Май 2012
Рига
©  Фаворит Солнца
Объём: 0.351 а.л.    Опубликовано: 17 02 2013    Рейтинг: 10    Просмотров: 1149    Голосов: 0    Раздел: Приключения
«Слова и кровь. Или история одного свидания.»   Цикл:
Глюки
 
  Клубная оценка: Нет оценки
    Доминанта: Метасообщество Библиотека (Пространство для публикации произведений любого уровня, не предназначаемых автором для формального критического разбора.)
Добавить отзыв
Логин:
Пароль:

Если Вы не зарегистрированы на сайте, Вы можете оставить анонимный отзыв. Для этого просто оставьте поля, расположенные выше, пустыми и введите число, расположенное ниже:
Код защиты от ботов:   

   
Сейчас на сайте:
 Никого нет
Яндекс цитирования
Обратная связьСсылкиИдея, Сайт © 2004—2014 Алари • Страничка: 0.03 сек / 29 •